WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Методология исследования направлена на представление в социальнофилософском дискурсе процессов, воплощающих множественность социального бытия. Такой подход позволяет раскрыть тему желания как различия и показать форму осуществления экономии желания.

Научная новизна исследования:

Впервые в отечественной философии исследована проблема экономии желания в процессах структурирования социального бытия.

Положения, выносимые на защиту:

1. Осмыслены основания региональных онтологий желания (экономика, психоанализ). Показано, что желание в региональных онтологиях превозмогает универсалистские модели описания социальности.

2. Дано теоретическое описание желания как онтологической модальности социального бытия, структурируемой гетерогенностью, событийностью и совокупностью.

3. Показано, что желание и производство желания является серийным распространением различий, их взаимодействием и отторжением, в ходе которых создаются объекты и субъекты взаимодействия.

Желание присуще не только биологическим видам, но всему сущему, конституируемому различием.

4. Экономия раскрывается в качестве гетерархичного процесса осуществления желания, связывающего и соотносящего гетерогенные события в качестве нетождественного целого.

5. Сформулирован механизм проявления желания в социальности в качестве процесса структурации, в котором невозможно выделить доминирующие принципы или основания, определяющие формы отношений между его аспектами. Влияние различных аспектов и форм отношений такого процесса является смежным и сопоставимым и не зависит от способов их интерпретации.

Практическая значимость исследования:

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы:

• В сфере Высшего образования в качестве материала для курсов социальной философии, социологии, экономики, социальной психологии и психоанализа;

• В сфере маркетинговых исследований прикладного характера для выявления форм и способов субъективации потребителей;

• В сфере управления для построения стратегий и моделей поведения социальных структур;

• В качестве теоретического обоснования дальнейших изысканий социально-философского характера в сфере экономии желания.

Апробация исследования:

Основные положения диссертации выносились автором на обсуждение в ряде международных, всероссийских и региональных конференций:

“Национальная политика: проблемы и перспективы” (Екатеринбург, 2005);

Российский философский конгресс (Москва, 2005); «Социальная философия и опыт современного обществознания» (Сборник работ кафедры социальной философии УрГУ, Екатеринбург, 2005), Коллизии свободы в постиндустриальном обществе (Екатеринбург, 2003), Всероссийская научная конференция «Мировоззрение и культура». Екатеринбург, 2002 г.

Структура работы:

Диссертация состоит из введения, двух глав (каждая из двух параграфов) и заключения. Общий объём диссертации составляет 149 страниц.

Библиографический список включает 174 наименования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы, освещается степень её разработанности, определяются цель и задачи диссертационного исследования, указываются его источники, методологическая основа, формулируется новизна исследования, показаны теоретическая и практическая значимость работы и её апробация.

В первой главе «Онтология желания» рассматриваются различные модели организации желания в региональных онтологиях (экономика и психоанализ), классическая и постклассическая версии методологии исследования желания, а также рассмотрен онтологический аспект интерпретации желания как способа социального бытия.

Первый параграф «Методология исследования желания» призван ввести читателя в содержательное и концептуальное пространство исследования. Здесь проведён предварительный анализ региональных онтологий – экономики и психоанализа. Обе эти отрасли науки претендуют на знание о природе человека и пытаются ответить на вопрос о том, почему в существовании человека происходят те или иные события и в какой степени они связаны с ним самим.

Анализ экономики проведён ретроспективно, сквозь призму организации желания в экономических теориях. На основании результатов исследования теорий А. Смита, И. Бентама, А. Маршалла, Дж. М. Кейнса были выделены их основные метафизические черты: наличие неких основных сущностей, обеспечивающих связность всей экономической системы. Таковыми сущностями в разное время объявлялись труд, богатство, институт, потребление, обмен. Как правило, экономика как наука репрессировала желание, описывая его как служащее наращиванию благосостояния, то есть, блага как богатства. Происхождение своё желание вело из нужды, а риторика и дидактика богатства формировали субъекта экономики и реальность. Иначе говоря, большая часть классических экономических теорий требовала общего единого означающего, которое свяжет всю систему воедино и вычеркнет дисперсность и дискретность желания. Равный обмен предполагал заранее определённый и ограниченный алгоритм желания, тогда как само желание в такой ситуации исходило не от какого-то конкретного актора, а от всей системы в целом. Внешне динамичные, они создавали строго иерархические картины, в которых субъекты, руководствуясь предустановленными целями внешнего характера, подчиняют себе свойство экономики к изменениям.

Далее представлены экономические процессы и попытки их концептуального описания, относящиеся к периоду, в котором некие общие теории экономики уже отсутствуют (вторая половина двадцатого века).

Исследование строится с использованием теорий П. Друкера, Д. Белла, В.

Иноземцева, Ж. Бодрийяра. Глобализация, информатизация и постиндустриальное развитие превращают экономику в риторику различий, в которой главное значение приобретает способность организовать различия, желания таким образом, чтобы появилась возможность их замены, кодирования и перекодировки. Экономика перестаёт быть ориентированной на экстенсивное расширение, а желания – сугубо экономическими.

Превращаясь в экономию, экономика становится ареной желания со стороны любых социальных факторов. Это говорит о дроблении субъекта экономики.

Желания экономики разрушают единый субъект, не допускают к исполнению его роли ни государство, ни потребителя, ни производителя, ни финансового игрока. Ведущее значение приобретают не отдельные сферы или аспекты экономики, возведённые в статус единственных субъектов, обладающих всей полнотой влияния, а множество частных сфер, аспектов, социальных факторов, каждый из которых движим своими сериями желаний.

Использование термина «экономия» в нашей работе обусловлено тем, что, как и в современной экономике, соотношение различных составляющих целого экономия выстраивает в различных и смежных режимах одновременно. Это отношения одновременной статики и динамики: будучи статичными на глобальном уровне, на микроуровне социальные отношения становятся очень динамичными, и наоборот, динамика крупных групп и институтов может скрывать статичные, циклически повторяющиеся отношения на уровне индивидов. Экономия предполагает взаимную оборачиваемость частей и целого, поскольку отсутствуют заранее заданные объективированные модели отношений групп и институтов. Последние в своей повседневной практике выстраивают отношения, исходя из частных, локальных интересов, не всегда связанных с интересами и потребностями тех, кто находится в сфере их влияния. Таким образом, любые участники и любые отношения, которые они создают в ходе повседневного взаимодействия, приобретают свойство дополнительности взамен доминирования.

Психоанализ исследован на примере работ З. Фрейда и Ж. Лакана, в творчестве которых тема желания была одной из определяющих, и были даны развёрнутые описания экономии желания. Экономия желания в работах Фрейда исследована на примере экономической и динамической моделей.

Согласно экономической модели, первостепенное значение имело распределение психической энергии между вводом и выводом. Благом для психики и её постоянным стремлением Фрейд считал энтропию желания, управляемую вторым законом термодинамики, доводящую организм до такого состояния, в котором он уже не будет способен что-либо тратить и станет замкнутым и равновесным. Согласно динамической модели, желание объяснялось с точки зрения взаимодействия и столкновения разных психологических сил. У таковых «сил» имелись определённая направленность, то есть они выражались с помощью двигательной (моторной) активности. Они усиливают, подавляют, противодействуют друг другу, точно так же, как это происходит с материальными телами в классической механике, управляемой принципом действия и противодействия. Теория инстинктов, описывающая фундаментальные желания, использовала понятие видимой траектории, включавшей источник, импульс, цель и объект. В идеале бессознательное стремилось к тому, чтобы вообще никаких желаний не было, процессы распределения энергии в психике были бы равновесными, а сама психика статичной.

Исследуемая нами традиция была продолжена в структурном психоанализе Ж. Лакана, сведшего воедино биологическую потребность, движимую нуждой и требование социального признания. Лакан выделяет четыре постулата, или принципа, которые определяют знание структурного психоанализа соприродным истине о человеке. Прежде всего, это претензия психоанализа на метаязык. Второй постулат заключается в том, что «бессознательное, по Фрейду, есть цепь означающих», а функционирование этой цепи происходит согласно принципам метафоры и метонимии. После этого оказывается возможным утверждение того, что «бессознательное структурировано, как язык». Хотя более корректно было бы сказать, что не бессознательное структурировано, как язык, а оба они структурированы общей системой означивания/различения, являясь в ней частными случаями.

Третий постулат связывает посредством желания реальное (инстинкты, являющиеся знанием, которое нельзя познать) и язык. Значения, которыми оперирует бессознательное, привносятся языком, а цель действий субъекта (наслаждение) определяется инстинктами, которые требуют социального признания. Таким образом, социальное устройство оказывается укоренённым в природе. Наконец, четвёртый постулат связан с положением субъекта в этих условиях. Субъект, по мысли Лакана, есть эффект действия означающих, но не просто эффект как результат, а эффект, обеспечивающий функционирование цепей означающих, отношения которых, как показано выше, были заданы некорректно. Следовательно, действие самого этого эффекта заранее задано некорректно, с предрасположенностью к удержанию социального в природном. Это положение создаётся стадией зеркала, которое вводит субъекта в мир символического.

Помимо этого, далее в параграфе проанализированы классическая и постклассическая методологии описания желания. В качестве примера классической методологии использована концепция желания А. Кожева, основанная на антропологическом прочтении «Феноменологии духа» Г.В.Ф.

Гегеля. Вариант постклассической теории желания исследован на примере совместной работы Ж. Делёза и Ф. Гваттари «Капитализм и шизофрения.

Анти-Эдип». В параграфе рассмотрены ресурсные возможности обеих методологий в рамках социально-философской концептуализации желания и использования экономии желания в качестве матрицы описания социальных процессов.

Модель А. Кожева основывалась на антропологической интерпретации конфликта Раба и Господина. В его методологии желание используется двойственно: поначалу оно открывает субъект, но оно же и подрывает его (если есть желание – то, что называют субъектом, не существует), поэтому, для сохранения субъекта описывается его социальная трансформация, смена и соотношение социальных ролей и реальности в образах Раба и Господина.

Такой сценарий напоминает корсет, от начала и до конца определяющий историю и строение субъекта. Субъект разделён темпорально: сначала он – Господин и заставляет Другого признать себя. Недостижимость признания заставляет субъекта сменить свою роль на ту, что принадлежала Другому, удерживая за собой и первую (Раб – господин природы), и признать себя самостоятельно. Таким образом, история Господина и Раба является примером простого акта признания Рабом своей субъектности и призвана показать, что кроме самого субъекта, его таковым признать некому. Желание замыкается на субъекте, единой властной инстанции, которая одна наделена презумпцией существования и воплощает собой реальность. Таким образом, желание подчиняется субъекту, персонифицированному в образах Господина и Раба.

Одной из попыток построения иной методологии экономии желания и соответствующего языка описания представляет собой совместный труд Ж.

Делёза и Ф. Гваттари «Капитализм и шизофрения». В первом томе этой работы «Анти-Эдип» психоанализ и капитализм рассматриваются в паре, как составные части единой символической репрессивной системы, подавляющей желание и блокирующей связи человека с реальностью.

Устанавливается связь капитализма и психоанализа с шизофреническим опытом (неравным клиническим формам шизофрении) расхождения серий различий в (внешне) одной символической системе, с помощью которого оба явления расшиваются для определения продуктивности желания, которому отдаётся приоритет в создании, связывании/разделении, изменении реальности. Мишенью желания становится трансцендентальный субъект как центр и цель реальности и познания.

В социально-философском аспекте эта модель является продолжением и развитием теории марксизма. Тезис Маркса об имманентном характере развития общества, заданном уровнем индивидного развития людей и соответствующим рядом фундаментальных отношений в практической деятельности, здесь продолжается в виде утверждения того, что все аспекты социальных отношений равномерно участвуют в организации общества. Это обусловлено тем, что, так или иначе, все отношения имеют один и тот же источник – человека, а следовательно, какими бы ни были формы его деятельности и связи с обществом, они обязательно будут участвовать в социальной организации.

Созданная Делёзом и Гваттари модель рассматривает общественное производство в качестве производства желания. Социальность есть продукт действия желания. Желание непосредственно инвестируется в социальность:

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»