WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

В 60-70-е гг. ХХ в. постмодернизм относили к художественной сфере. В последние десятилетия ХХ в. под постмодернизмом все чаще подразумевают социокультурную реальность, которая отличается высокими жизненными темпами и беспрерывной модернизацией окружающей действительности.

Главными достоинствами постмодернизма как реальности являются:

принятие бытия таким, каково оно есть («принципиальный антиутопизм»), при этом, с элементами иронии; отсутствие былой целевой установки кардинально все изменить – природу, общество, человека (явное следствие политических и социально-экономических пертурбаций ХХ в.); стремление к свободной социальной чувствительности, что, в свою очередь, должно приводить к независимому от идеологического влияния творчеству (и не только художественному); демократическое отношение ко всему, некий духовный или творческий эклектизм (полистилистика), который оборачивается толерантностью и политкорректностью; виртуализация сознания и господство в культуре электронно-эстетического синтеза; первичность экономических центраций над всеми остальными векторами человеческих устремлений;

специфическое деконструированное сознание у человека.

Внутреннее состояния современного человека – это состояние сиюминутности. Вообще исторически тенденция духовной позиции от чувства оптимизма (до ХХ в.) перешла к пессимизму (первая пол. ХХ в.). Сегодня преобладающая позиция – «пофигизм». Это – установка жить одним днем, не заглядывая далеко вперед; безразличие к происходящему за пределами личного (или семейного) мира; формирование жизненной позиции, не предусматривающей наличие смысла существования; стремление забыться с помощью примитивных физиологических способов релаксации; отход от традиционных гендерных отношений, приобретающий извращенный характер; полное неприятие понятия «должен» и приоритет за чувством «хочу»;

желание уйти от реалий жизни, погружаясь в наркотический дурман, алкогольное состояние, виртуальный мир и др.

Разрушая привычные ожидания, дестабилизируя и изменяя статус традиционных ценностей, сознание современного человека ориентируется не столько на новизну, сколько на инакость, опирающуюся на память. Поиск инакости не является целенаправленным, он есть выявление идей контекста. Мозаичность (клиповость) – признак современного деконструированного сознания. Деконструктивное сознание антирефлексивно, т.к. исходит из следования принципу свободы, но на деле – из потребности контекста и отсутствия веры в идеалы и ценности. Человек находится в контексте мысленных аллегорий, которые неотъемлемы от носителя мозаичного восприятия мощных потоков информации, создающих определенный хаос сознания. Этот хаос переносится на повседневность, на отношения с другими людьми. В результате человек не ориентируется на ценностные нормативы, а следует за ситуацией.

Пессимизм, заложенный в деконструированной логике, сглаживается оптимизмом и чувством юмора человека – интуитивными формами защиты идентичности и психики.

Современный (постмодернистский) культурный конфликт носит глубоко аксиологический характер, т.к. касается, в первую очередь, подмены ценностного смысла в том или ином человеческом суждении, акте, позиции. Ценностные установки отличаются бесконечной подменой смыслов, особенно в отношении понятия «благое»: происходит инверсия «хорошего» в «плохое», «доброго» в «злое», «высшего» в «низшее». Эффект культурного конфликта проявляется в серьезных изменениях в стереотипах сознания и поведении людей, девальвации общепринятых норм, социального взаимодействия, морали, ценностных императивов.

В постмодернистской реальности культурные процессы, опирающиеся на традиционные классические ценности, имеют периферический характер.

Причинами нарастания не осознаваемой инверсии ценностных установок, когда инверсионность «ценность-антиценность» человеком не осознается, являются установившиеся на современном этапе социально-экономические процессы, главными доминантами которых являются успешность, коммерциализация и психоделизм.

Сегодня человек и культура двойственны по сути: наблюдающийся разрыв между интенсивностью общественно-экономического развития и человеческой духовностью в условиях современного общества связан с тем, что человек столкнулся с развитием такой логики и динамики преобразований, которые со всё большей быстротой уводят содержание культуры от ее гуманистического смысла и нормативно-регулятивных целей.

В Главе 2 «Гуманистический смысл ценностного мира культуры» проведен анализ внутреннего мира человека в контексте духовности как метасознания и определены признаки его аксио-антропологического кризиса (в контексте ценностных ориентаций). Задачи главы: 1. Охарактеризовать проблему сущностных сил человека в аспекте его культурного опыта через определение первичности интегральной характеристики человеческого бытия – смысла жизни. 2. Выявить ценностные основания современного человека в границах отношения «культура-человек» и охарактеризовать человека как субъекта аксиологизации культуры. 3. Рассмотреть признаки нарастания синдрома «предкризисного человека» через инверсию сознания («ценностьпсевдоценность-антиценность»).

Кризис отношения «культура-человек» проявляется в утрате идентичности на всех уровнях, в первую очередь личностном. Личностные кризисы подчиняются механизму цикличности гомеостазиса (равновесия) и транзистазиса (нарушения равновесия) и в целом отражают ситуацию человеческой двойственности, противоречивости. Транзистазис может иметь и позитивную (самоактуализация), и негативную (десоциализация) тенденции.

§ 1. Сущностные силы человека и ценностный мир индивида. Человек существует в особом мире культуры, где он с позиции личного и исторического измерения осуществляет духовное познание и совершенствование, проявляя сущностное. Все современные концепции сущности человека либо бытие мира и человека выводят из автономности Я, либо смысл всякого бытия определяют из самого мира, при этом человек рассматривается как существо, находящееся в зависимости от объективных сфер.

Сущностной характеристикой человека является его социальность, как интеграция в нем общественных отношений (К. Маркс). Важны для человека его физиологические и биологические свойства, которые находятся в подчинении социальному и культурному. Они формируют биосоциокультурный триализм сущности человека.

В ХХ в. сущностным в человеке теоретики определяли бессознательное (психоаналитическая трактовка); символизм (Э. Кассирер); игру (Х. Ортега-и-Гассет, Й. Хейзинга); ценности (П.А. Сорокин, Л.Н. Столович); культуротворчество (Н.А. Бердяев, А. Гелен); свободу (Ж.-П. Сартр, Н.А. Бердяев). Сугубо человеческими качествами являются «совесть» и «стыд», которые являются и смысложизненными аспектами, и самостоятельными сущностными характеристиками человека (М. Льюис, Б.В. Марков, А.А. Милтс) и др.

Интегральной характеристикой человеческого бытия, в пределах которой человек реализует свое существование, является смысл жизни. Он связывает мотив человеческих действий и помыслов с конкретной установкой, целью. Обретение и реализация смысла всегда связаны с внешним миром, с творческой активностью человека в нем и продуктивными достижениями.

Отсутствие смысла жизни или невозможность его реализовать приводит человека к состоянию экзистенциального вакуума и экзистенциальной фрустрации (В. Франкл). Смысл жизни проявляется в результате самодетерминации, которая связана с существованием человека в мире и дополняется качествами, определяющим его сущностное содержание в аспекте духовного и творческого – самоактуализацией (А. Маслоу) и самооценкой (К. Роджерс).

Особый внутренний механизм человека – транзистазис: в повседневности человек требует наличия прочных и гармоничных отношений с окружающим, поэтому онтологически смысл его жизни – в существовании ситуации налаживания множества связей с миром. Но духовный комплекс человека требует выхода из равновесного состояния. Речь идет о творческой самоактивности, наполняющей смыслом человеческое существование и обогащающей, развивающей культуру, придающей ей аксиологический статус.

Философские концепции значимы, если способны раскрыть жизненносмысловые ориентиры существования человека. Раскрыть ориентиры возможно через феномен духовности. В научной литературе встречается несколько трактовок категории «духовность». Духовность для нас – метасознание. Метасознание предполагает, что духовность – это феномен, который одновременно выделяет человека из мира и соединяет его с ним через метаантропологическое начало. Метаантропологическое – это способность человека выходить за пределы своей природы в культуросозидающем процессе. Культуросозиданием является не только творение артефакта, но и самотворение человека, как внутренняя работа по самоопределению и самодетерминации. Духовность имеет аксиологический характер, т.к. определяет группу ценностей, на которые ориентируется человек.

Духовность поддается структурированию. Внутренний мир человека представляет собой структуру идентичностей – совокупность определенных дихотомий, в которых происходит соотнесение Я с некоторой целостностью, в качестве которой выступают определенные горизонты Мира: «Я – Я», «Я – Ты», «Я – Мы», «Я – Человечество», «Я – Вторая природа», «Я – Первая природа», «Я – Универсум».

В духовности и через нее человек самореализируется, самосовершенствуется и самоактуализируется. Все «само-» реализуются в культуре и как культура. Механизмом этого процесса и является транзистазис, трансцендирование вовне.

Для человека важно, на какие ценности он ориентируется. Ценностные ориентации – комплекс материальных и духовных детерминант деятельности людей (отдельного человека) и соответствующих им социальнопсихологических образований, которые интерпретируются в ракурсе их значений.

Через формирование мира ценностей культура включена в процесс творения человеческого в человеке: родиться человеком и стать им – не одно и тоже. Творение человека и творение ценностей – взаимообусловленные способы бытия культуры. Поиски способов преодоления сложившейся ситуации, для выхода человека на путь «культурного взросления», опять же лежат в самой культуре, в ее ресурсах. Здесь выявляется аксиологический аспект отношения «культура-человек».

Как культура способствует формированию в человеке ценностных ориентаций Ценности – бытийные основания культуры, которые становятся достоянием человека и постигаются им в процессе формирования его ценностного сознания – идей, оценок, норм, идеалов, принципов и т.д.

Связанные с элементами ценностного сознания взгляды и убеждения людей становятся ценностными ориентациями. Ценностное сознание рождается, развивается и живет в сфере культуры. Уровень развития культуры в обществе всегда определяет уровень развития культуры его членов (т.е.

отдельного человека).

§ 2. Кризис ценностных ориентаций современного человека. Социально-политические, экономические и культурные процессы XX в., заключая в себе базовую двойственность – осознание ценности жизни отдельного человека в условиях все более развивающихся глобальных интеграционных, но нивелирующих личность, отношениях, привели к зарождению особой направленности сомнения в действительной моральной ответственности человека. Сфера духовности подвержена субъективизму и релятивизму, именно здесь сознание расставляет «ловушки», предъявляя мнение, убеждение, веру или интуитивное чувство. Диапазон «ловушек» помещен на шкале «ценности–антиценности». Поэтому в сознании человека ценность может трансформироваться в псевдоценность, а псевдоценность в антиценность.

Религия, мораль, искусство и другие феномены культуры, составляют культурное пространство человека. В человеке воля и духовность, посредством культуры, порождают противоречие между духовным и душевным, что создает экзистенциальное отчуждение и ведет к внутреннему кризису, реализуясь в антикультуре и антиценностях. Углубляет данный процесс активно действующий фактор западных стандартов, получивший название вестернизация. В духовном поиске человек может оказаться в противоречиях, тогда духовность инверсирует в формы негативного характера, в агрессивные и ложные иллюзии жизнепереживания, наиболее ярко проявляющиеся в эскапизме, как практики ухода от действительности.

Эскапизм можно подразделить на два вида: 1) «чрезмерное выплескивание себя наружу» (человеку необходим постоянный контакт с действительностью, непрерывная активность, т.к. он не хочет и боится оставаться наедине с собой); 2) «изоляция от внешнего» (отшельничество; современные его варианты – погружение в компьютерную реальность или наркотический дурман). Крайними формами бегства от себя являются суицид, пьянство, наркомания. Хотя причины, порождающие ту или иную форму эскапизма, специфичны для каждого субъекта, они имеют общую объективацию: уровень развитости общества, наличие кризисного состояния культуры у народа, степень фактической свободы у человека в пределах данного общества и культуры.

В психологии и биологии встречается термин, обозначающий совокупность внутренних и внешних признаков развивающейся аномалии человека – homo prae-crisimos («предкризисный человек»). В данной работе этим термином обозначен комплекс кризисных признаков духовно-нравственного характера. В аксио-антропологическом аспекте указанный синдром выявляет ситуацию «царства нищих духом» (Ф. Ницше).

Синдром homo prae-crisimos проявляется в таких процессах и явлениях, как контркультура, идейный и религиозный конформизм, квиетизм, различные формы и способы эскапизма, «всеядность» информации в границах «реального времени», «феномен машины желаний», «агрессивная визуальная среда» и др. В совокупности указанные процессы и явления воздействия визуально-вербально-аудиосреды детерминируют тип развития современной культуры, в которой постоянно зарождаются и трансформируются разнообразные формы молодежной суб- и контркультуры. Рассматривая субкультуру через термины данной работы, нужно уточнить, что молодежная субкультура содержательно носит квиетистский и эскапистский характер.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»