WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

Основным принципом вероисповедной политики государства (помимо определенной части советского периода) было терпимое и уважительное отношение к господствующему и другим религиозным учениям. Взамен от них требовалась лояльность к существовавшему общественно-политическому строю.

При этом объем веротерпимости властей, выражавшийся во введении либо снятии тех или иных ограничений, был обусловлен различными внутри- и внешнеполитическими факторами, то есть конкретной исторической ситуацией.

В третьей главе «Толерантность: проблемы аккультурации в России.

Возможность альтернативы» анализируются причины, обусловившие попытки адаптировать толерантность в нашей стране; выясняется наличие условий для ее укоренения на российской культурной почве в качестве оптимальной формы восприятия религиозной «инаковости»; изучаются возможности использования отечественных культурных и политических традиций в решении имеющихся проблем в отношениях между государством и религиозными объединениями, разными конфессиями, верующими и атеистами. Так, в первом параграфе «Причины и предварительные результаты аккультурации толерантности в России» рассматриваются две основные причины появления толерантности как западной либеральной ценности в современной России:

1) традиционное стремление Запада подчинить Россию своему геополитическому влиянию, реализуемое с помощью соответствующих культурноинформационных технологий и определенной части прозападно ориентированных российских ученых, общественных и политических деятелей. Основным содержанием данной деятельности является целенаправленное привнесение западных либеральных ценностей (толерантности и др.) в формирующиеся национальную идею и стратегию развития современной России;

2) имманентность определенной части российской научной общественности, политической и деловой элиты «инстинктивного европоцентризма», под которым, по мнению В.С. Овчинникова, следует понимать «привычку сводить истоки общечеловеческой цивилизации к древнегреческому искусству, римскому праву, христианской морали», считая все остальное «восточной экзотикой», отклонением от нормы; забывая о том, что россияне не столько европейцы, сколько евразийцы, обладающие своей уникальной культурой.

Выявлено, что попытки адаптировать толерантность в качестве универсальной либеральной ценности, способной оказать положительное воздействие на состояние социальных (межконфессиональных и др.) и политических (государственно-религиозных) отношений в России не привели к желаемым результатам. По мнению В.М. Князева, развитие современной России по пути либеральных реформ привело к тому, что ее население в определенной мере утратило «способность верить в Бога по канонам традиционной культуры, по канонам классического православия, ислама, иудаизма, буддизма». А это в известном смысле есть существенное и пагубное по своим последствиям ослабление духовно-нравственных устоев общества, ведущее к росту нетерпимости, агрессивности в отношениях между носителями различных взглядов, мировоззрений.

Наряду с этим, по мнению ряда ученых (А.В. Перцева, И.Н. Левченко и др.), отсутствие успеха в массовом восприятии и укоренении толерантности российском общественном сознании кроется в поверхностном или тенденциозном толковании данного понятия, прежде всего в самом западном обществе. Затруднения, с которыми сталкивается процесс ее институционализации в нашей стране, объясняются еще и функционированием уже сложившихся норм и традиций регулирования межгрупповых отношений на основе ценности российской культуры – (веро) терпимости.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что сторонникам легитимации в нашей стране толерантности и иных западных ценностей присуще определенное игнорирование евразийского характера и своеобразия культурных традиций российского общества. Это подтверждается и позициями ряда зарубежных ученых, в частности, Дж. Грея и М. Уолцера, считающих, что привнесение в Россию западных либеральных ценностей без учета ее истории и культуры способно привести только к отрицательным результатам.

Во втором параграфе «Выбор альтернативных способов и средств регулирования государственно-религиозных и межконфессиональных отношений» автор стремится определить, что из отечественных культурных и политических традиций целесообразно использовать (не отвергая полностью того позитивного, что применяется в западных и других странах) для создания оптимальной модели взаимодействия государства и религиозных объединений, разных конфессий, верующих и атеистов в современных условиях. При этом дополнительно рассматриваются традиции отечественной философии права.

Последнее обусловлено тем, что, как отмечает А.А. Корольков, право в российском общественном сознании практически всегда отождествлялось с правотой, справедливостью и «даже праведностью, а в западном – более сближалось с законностью, формальной упорядоченностью»; отличалось исторически образовавшейся глубиной «слияния в России юридических, нравственных и религиозных категорий». Анализ концепций ряда представителей отечественной философской и юридической мысли (А.П. Куницына, Н.М. Коркунова, В.С. Соловьева и В.Г. Щеглова) позволил сделать выводы о том, что: 1) нормы права, регулирующие социальные отношения, должны основываться на сложившихся в обществе духовно-нравственных традициях, обеспечивая права и свободу каждого и одновременно общее благо; 2) реализация принятых в обществе нравственных норм невозможна без опоры на юридическое право, в функции которого входит обеспечение их соблюдения в отношениях людей; 3) представители органов власти и управления, в чьи функциональные обязанности входят контроль за соблюдением норм законодательства, регулирующих социальнополитические отношения, и их практическая реализация, должны в своих действиях опираться исключительно на юридическое право, объективность и справедливость, стремиться к удовлетворению интересов всех сторон.

В заключении диссертации подводятся общие итоги проведенного исследования, на основе которых формулируются следующие основные выводы:

1) религиозная толерантность и веротерпимость представляют собой самостоятельные понятия. Несмотря на наличие ряда выявленных в их дефинициях признаков тождественности, полностью идентичными в ценностном отношении они не являются; дефиниция (веро) терпимости не только шире по смыслу, но и глубже в нравственном значении;

2) под толерантностью (в том числе в религиозном аспекте) следует прежде всего понимать терпимое, уважительное восприятие чужой этнической или религиозной самобытности, иных мировоззрений. Вместе с тем в современных политических условиях ее используют в качестве основывающейся на двойных стандартах идеологии; стремятся превратить в универсальное средство формирования и регулирования межконфессиональных и иных социальных отношений, лишенную любви и сострадания терпимость к другому. В свою очередь (веро) терпимость (в привязке к российским условиям) представляет собой проявление милосердия, великодушия, доверия, понимания; стремление достичь взаимного согласования разных позиций преимущественно методами разъяснения и убеждения; включает в себя активное отношение к происходящему, связанное с оказанием помощи другим людям в противодействии угрозам их жизненно важным интересам. Общим для (религиозной) толерантности и (веро) терпимости является то, что их проявление сопряжено (в том числе при равнодушном отношении к девиантности) с предоставлением свободы другому для выражения им своих убеждений, совершения каких-либо действий;

3) веротерпимость является неотъемлемым элементом российской культуры. Процесс ее институционализации в нашей стране происходил сложным путем, под влиянием целого комплекса факторов. В итоге сформировался свой, не менее уникальный, чем в других странах, опыт регулирования социальных (межконфессиональных, между верующими и атеистами) и политических (государственно-религиозных) отношений. Необходимо непредвзято изучить его, вычленить из него все то положительное, что можно с наибольшей пользой применить для преодоления наблюдающихся в современном российском обществе кризисных явлений в духовной и нравственной сферах, снижения конфликтогенного потенциала в отношениях государства и религиозных объединений, разных конфессий, а также верующих и атеистов;

4) правовое закрепление и использование в современной России религиозной толерантности вместо более близкой и понятной (в социокультурном отношении) нашему обществу веротерпимости представляется нецелесообразным. Подобного рода попытки могут привести к утрате им своей культурной самобытности, тех скреп, благодаря которым традиционно поддерживались мир и согласие в отношениях многочисленных народов, населяющих нашу страну. Это связано как с наличием альтернативности ценностного содержания указанных понятий, так и с тем, что у отечественных и зарубежных ученых отсутствует единый подход к определению толерантности. Вместе с тем приведенные аргументы не означают полного отказа от заимствования на Западе (и на Востоке) имеющегося положительного опыта поддержания мира в конфессиональной сфере. Следует изучать его и при необходимости использовать без ущерба отечественным культурным и политическим традициям;

5) оптимальной моделью социально-политических отношений, затрагивающих конфессиональную сферу, может являться та, которая предусматривает основанный на демократических принципах объективный и компетентный правовой контроль государства за конфессиональной сферой в целях обеспечения равных прав каждого гражданина на свободу совести и вероисповедания, сопровождаемый отсутствием «господствующей религии»; опирающийся (в идеологической области) в первую очередь на духовные и нравственные ценности, воплощенные в существующих отечественных культурных традициях, воспитывающие у людей терпимость, основанную на изначально невраждебном, понимающем и уважительном отношении друг к другу.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

Статья в ведущем рецензируемом научном журнале, определенном Высшей аттестационной комиссией 1) Арцыбашев И.Г. О некоторых аспектах проблемы определения толерантности // Известия Уральского государственного университета. Серия 3:

Общественные науки. Выпуск. 4. – Екатеринбург, Уральский государственный университет, 2008. – С. 165-178 (0,6 п. л.);

Другие публикации 2) Арцыбашев И.Г. О некоторых аспектах проблемы толерантности в отношениях средств массовой информации и конфессиональной сферы // К 40летию философского факультета: Труды аспирантов и докторантов. – Екатеринбург: Уральский государственный университет, 2005. – С. 3-9;

3) Арцыбашев И.Г. О некоторых аспектах проблемы веротерпимости в межконфессиональных отношениях // Сумма философии: Сборник научных трудов аспирантов и студентов. Выпуск 5. – Екатеринбург: Уральский государственный университет, 2006. – С. 10-16;

4) Арцыбашев И.Г. О проблеме взаимоотношений общества и конфессиональной сферы // Сумма философии: Сборник научных трудов аспирантов и студентов. Выпуск 5. – Екатеринбург: Уральский государственный университет, 2006. – С. 17-20;

5) Арцыбашев И.Г. Великий раскол: причины и последствия конфликта в разных подходах // Проблемы истории, филологии, культуры. Выпуск 19. – Магнитогорск: Магнитогорский государственный университет, 2008. – С. 32-47;

6) Арцыбашев И.Г. Веротерпимость – основное условие обеспечения свободы совести в современной России // Свобода совести в современной России:

опыт, проблемы и перспективы развития: Материалы международной научнопрактической конференции (Екатеринбург, 3-4 октября 2007 года). – Курган:

Курганский государственный университет, 2008. – С. 22-26.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»