WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

3. Правовое закрепление и использование толерантности в качестве универсального средства регулирования социально-политических отношений в нашей стране представляется нецелесообразным; данные попытки могут привести к совершенно иным результатам, в частности – к утрате российским обществом своей культурной самобытности, тех скреп, благодаря которым традиционно поддерживались мир и согласие в отношениях многочисленных народов, его составляющих.

Теоретической и методологической основой диссертации явились методы религиоведческого исследования; методы социально-философского анализа; принципы историзма, объективности, логического анализа и синтеза. В работе также использованы методы систематизации, классификации и теоретического обобщения.

Использование методов социально-философского анализа, как наиболее результативных при раскрытии изменчивого, множественного характера социального бытия и формирования идентичности в современных условиях, позволило осуществить качественное изучение ценностного содержания религиозной толерантности и веротерпимости; выяснить причины их разного восприятия в нашей стране; определить возможные пути преодоления кризисных явлений в духовно-нравственной области, существующих в российском обществе.

Принцип историзма предполагает рассмотрение любого явления или события в его развитии и взаимосвязи, взаимообусловленности с другими явлениями и событиями. Именно с этих позиций автор стремился подойти к изучению процесса институционализации веротерпимости в России на протяжении более чем тысячелетнего периода ее существования; показать, что российское общество имеет свой исторически сложившийся позитивный опыт взаимодействия разных конфессий, государства и религиозных объединений.

Диссертант попытался в максимально возможной мере реализовать принцип объективности в комплексном исследовании дефиниций толерантности и терпимости, а также процесса становления и развития государственнорелигиозных и межконфессиональных отношений в России. Такой подход позволил осуществить качественный анализ тождественности и альтернативности ценностного содержания указанных понятий; выявить не только положительно зарекомендовавшие себя способы и средства регулирования социальнополитических отношений, затрагивающих конфессиональную сферу, но и имевшиеся (и частично имеющиеся до сих пор) ошибки в этой области.

Научно-практическая значимость работы определяется тем, что предложенные и обоснованные диссертантом результаты комплексного исследования дефиниций толерантности и терпимости дают общезначимое объяснение альтернативности ценностного содержания и самостоятельности обоих понятий; методологическую ориентацию для дальнейшего их научного изучения. Ее результаты могут оказаться полезными в практике духовно-нравственного и правового воспитания населения; в деятельности органов власти, занимающихся вопросами регулирования отношений в конфессиональной сфере. Выводы диссертации могут быть использованы также в учебных курсах по философии, религиоведению, истории религии, культурологии и социальной психологии.

Апробация результатов исследования. Основные положения работы изложены в шести научных статьях, опубликованных в сборниках «К 40-летию философского факультета: Труды аспирантов и докторантов» (Уральский государственный университет им. А.М. Горького, 2005) и «Сумма философии» (Уральский государственный университет им. А.М. Горького, 2006, выпуск 5);

в журналах «Известия Уральского государственного университета. Серия 3:

Общественные науки» (Уральский государственный университет им. А.М. Горького, 2008, выпуск 4) и «Проблемы истории, филологии и культуры» (Магнитогорский государственный университет, 2008, выпуск 19); в материалах Международной научно-практической конференции «Свобода совести в современной России: опыт, проблемы и перспективы развития» (Екатеринбург, 3-4 октября 2007 года). Общий объем опубликованных статей – 2,4 п. л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка использованной литературы, включающего 240 источников. Объем диссертации составляет 235 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность проблемы; определяется степень ее разработанности; ставятся цель и задачи, излагаются методы исследования; раскрываются научная новизна и основные положения, выносимые на защиту, научно-практическое значение диссертации; приводятся сведения об апробации полученных результатов.

В первой главе «Толерантность и терпимость: сравнительный анализ дефиниций понятий», состоящей из трех параграфов, рассматриваются дефиниции толерантности и терпимости в этимологическом, социальнофилософском, этическом, психологическом и религиозно-философском аспектах; на основе результатов анализа различных исследовательских позиций выделяются основные существующие подходы к пониманию и восприятию обоих понятий; изучаются пределы толерантного и терпимого отношения; осуществляется общий сравнительный анализ толерантности и терпимости.

Такой подход обусловлен широким спектром исследовательских позиций, вплоть до диаметрально противоположных, который объективно существует из-за социокультурных различий во взглядах и убеждениях их авторов, многочисленности контекстов употребления обоих понятий. Определенные затруднения в исследование вносит и то, что в суждениях ряда ученых отсутствуют прямые указания на то, что они конкретно имеют в виду – толерантность или терпимость, когда стремятся сформулировать каким образом человек должен относиться к чужим взглядам, убеждениям, поведению.

В первом параграфе «Этимологические определения толерантности и терпимости» рассматриваются этимологические определения толерантности и терпимости. Изучение обоих понятий в данном аспекте представляется важным, поскольку позволяет более объективно проанализировать и понять их социально-философские, этические, психологические и религиозно-философские дефиниции. Это связано с тем, что в различных языковых группах существуют свои определения обоих понятий. В качестве конкретных примеров рассматриваются дефиниции (в том числе применительно к области религии) толерантности и терпимости в латинском, русском, европейских и восточных языках. В результате устанавливается, что дефиниции толерантности и терпимости в одних случаях являются семантически тождественными, в других – заметно различаются. В отличие от толерантности, терпимость имеет больше смысловых оттенков и более широкую географию распространения. В русском языке дефиниция данного понятия дается не только шире, но и глубже в нравственном отношении; речь идет об имманентности ему таких качеств, как милосердие, умение без вражды, терпеливо относиться к чужому мнению, поведению. В латинском и в современных европейских языках подобная трактовка толерантности и терпимости отсутствует. Самое близкое по смыслу свойство в их определениях – это «снисходительность». Однако человек может проявлять ее либо из сочувствия, сострадания, любви, жалости, либо по каким-то иным причинам (например, меркантильного характера), продолжая при этом испытывать неприязнь и даже враждебное отношение к объекту толерантности (или терпимости).

Во втором параграфе «Определения толерантности и терпимости в социально-философском, этическом, психологическом и религиознофилософском аспектах» продолжается комплексное изучение дефиниций обоих понятий. При этом, с учетом темы диссертационного исследования, отдельно рассматриваются их религиозно-философские определения. В результате выявлено, что практически отсутствуют точки зрения, полностью отождествляющие религиозную толерантность с веротерпимостью. Лишь некоторые ученые (Ф.Н. Козырев, Н.Г. Юровских) частично идентифицируют оба эти понятия, полагая, что веротерпимость является лишь одной из сторон религиозной толерантности, обозначающей терпимое отношение к человеку иных религиозных убеждений, сотрудничество в целях установления всеобщего мира.

Другие исследователи (Дж. Ньюмен, В.М. Князев и др.) видят в религиозной толерантности обязанность индивида толерантно относиться не столько к какому-то религиозному верованию, сколько в первую очередь принять возможность для другого человека иметь его; полагают, что она призвана играть роль «общеобязательной нормы культуры», с помощью которой следует воспитывать в каждом гражданине способность жить вместе, защищать духовнонравственное здоровье человека; отмечают, что в межконфессиональных отношениях толерантность должна формироваться с учетом положений законности, правопорядка, норм нравственности, духовного и психического здоровья граждан. Индивиду важно осознать, что другие люди имеют такое же, как и он, право исповедовать то или иное вероучение либо придерживаться атеистических убеждений. Хотя он может и не воспринимать объект чужой веры в качестве равноценной истины. Это связано с тем, что верующий человек (и в известном смысле атеист) считает истинной только одну веру, одно мировоззрение – то, которое он принимает и стремится приобщить к нему других людей. Если он осознает наличие у другого права придерживаться иного мировоззрения, не несущего в себе угрозу духовно-нравственному здоровью человека, то это (согласно позиции А.В. Перцева) открывает перед ним мирный, ненасильственный путь от наметившегося конфликта к взаимопониманию и к возможному последующему сотрудничеству с приверженцами иных вероучений (либо атеизма).

Вместе с тем существует точка зрения (у Дж. Ст. Милля, А. Григоренко, Г. Старченкова, А. Марголита и др.), согласно которой, достичь полной гармонии в отношениях приверженцев разных вероучений, а также верующих и атеистов практически невозможно, за исключением случаев, когда люди равнодушно относятся к религии или не стремятся доводить имеющиеся теологические разногласия до открытого конфликта. Мир и согласие в конфессиональной сфере являются недостижимыми еще и потому, что каждое из вероучений претендует на обладание конечной истины, вследствие чего, так или иначе, подвергает сомнению истинность всех других, объявляя их заблуждениями или ложными.

Анализ дефиниций веротерпимости позволяет опровергнуть приведенное выше мнение (Ф.Н. Козырева и Н.Г. Юровских); показывает, что в смысловом значении веротерпимость ни в чем не уступает религиозной толерантности.

Веротерпимость была в большей степени присуща античной эпохе. Это было обусловлено отсутствием тогда у людей монотеизма и наличием у них определенного безразличия к тому, что кто-то может верить в другого бога. В дальнейшем актуализация проблемы веротерпимости происходила в первую очередь в древних восточных религиях. Так, в буддизме в качестве терпимости провозглашается неприменение насилия ко всему живому, сопряженное с пассивно-благожелательной позицией к иному. В индуизме это понятие является многоликим, выступая одновременно как смирение, ценность, этический принцип и божественное качество. В даосизме терпимость представляет собой главное условие ненасильственного сопротивления. В исламе она выражается в способности сдерживать негативные эмоции и в стремлении опередить друг друга в добрых делах; а в христианстве является важнейшей добродетелью.

В западных странах актуализация проблемы веротерпимости в основном происходила в результате жестоких религиозных войн, вызванных, помимо внутриконфессиональных идеологических противоречий, и причинами социально-политического характера. По мнению Э. Сьюэлл, в тот период веротерпимость явилась ответом на проблему этих конфликтов; именно через нее западные страны нашли нужный путь к мирному сосуществованию.

В России ее актуализация была обусловлена созданием (и укреплением) единого, сильного государства, что требовало поиска оптимальных способов борьбы с духовно-политической оппозицией (сторонниками язычества; последователями различного рода еретических и сектантских течений в православии); выстраивания мирных взаимоотношений с другими (инославными) державами; создания благоприятных условий для интенсивного социальноэкономического развития страны, что вплоть до XIX века было связано с привлечением большого числа иностранных специалистов, придерживавшихся «неправославных» верований; произошедшим в XVII веке расколом в Русской православной церкви (РПЦ); необходимостью сохранения в составе государства приращенных территорий, населенных народами, исповедовавшими ислам, буддизм, протестантизм, католицизм и язычество.

В западных странах и в России вопросы веротерпимости во все времена привлекали к себе внимание философов, богословов, писателей, религиозных, общественных и государственных деятелей. Так, в той или иной форме дефиниции данного понятия нашли отражение в трудах Ф. Аквинского, Дж. Локка, Ж. Бодена, Дж. Ст. Милля, П. Николсона, М. Грека, Ф. Косого, протопопа Аввакума, А.П. Куницына, А.С. Хомякова, Н.Я. Данилевского, Ф.М. Достоевского, В.С. Соловьева, И.С. Аксакова, Л.Н. Толстого, Н.А. Бердяева, И.А. Ильина и П.А. Столыпина. Из всего множества существующих определений веротерпимости в данном параграфе рассматриваются в первую очередь наиболее интересные, по нашему мнению, концептуальные подходы, сформулированные в трудах Дж. Локка и Л.Н. Толстого. Несмотря на то, что позиции обоих мыслителей основаны исключительно на традициях христианства, их учет может быть полезен в формировании оптимальной модели взаимодействия государства и религиозных объединений, а также разных конфессий.

Так, Дж. Локк называл веротерпимость основным критерием «истинной церкви». Проявляясь по отношению к носителям других религиозных мировоззрений, она заключается прежде всего в предоставлении каждому из них возможности свободно выбирать для себя то или иное вероучение, при этом в отношениях между различными церквами и отдельными людьми всегда «должны уважаться мир, равенство и дружба без какого-либо правового преимущества».

Одновременно ученый предостерегал религиозных иерархов от применения насильственного воздействия на последователей других вероучений и на тех, кто стремится выйти из лона той или иной церкви; либо для привлечения новых верующих. Для этого он предлагал «единственно верный способ – соединение веских доводов и доказательств с человечностью и доброжелательством».

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»