WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

3. Интертекстуальный диалог с чеховским наследием осуществляется по способу сближения/отталкивания. Включение интертекстем формирует и одновременно разрушает «горизонт ожидания» читателя; в одних случаях оно выполняет роль апелляции к авторитету классика, в других – направлено на деконструкцию литературоцентричного сознания. Через многослойность интертекста осуществляется полемика со стереотипными рецепциями классики и происходит приращение смыслов за счет индивидуального социального и эстетического опыта писателей эпохи постмодерна. В конструировании современных текстов самым востребованным принципом видится принцип зеркальной симметрии (энантиоморфизм).

т- 4. Анализ показал, что по своей природе чеховский интертекст ея многослоен. Он представляет собой упорядоченную структуру, включающую:

а ва — слой паратекстуального взаимодействия (названия, эпию графы);

оз — слой ономастических цитат (имена и фамилии писателей, й, имена персонажей, известные читателям по текстамях предшественникам);

о- — ссылки на факты биографии и творчества писателяю- классика в тексте современного произведения;

й, — различные формы атрибутированных и неатрибутирован ных цитат (дословные и частичные цитаты, а также крык- латые выражения, включаемые в речь как повествоватее- ля, так и героев);

в. — заимствованная фабула и/или сюжетная канва произведе – ния;

к- — заимствованные способы повествования и/или композит- ционные приемы, то есть структурные цитаты.

й» Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух го глав, заключения и списка использованной литературы. Объем исслеом дования составляет 205 страниц, список литературы включает 243 нако именования.

ее ес ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

пе, аВо Введении обосновывается выбор темы, намечаются причины обращения к чеховскому творчеству современных авторов как читатеть лей, характеризуется актуальность поставленной проблемы, ее научв ная новизна и степень изученности, определяются объект и предмет ая изучения, ставится цель, для выполнения которой намечается ряд заой дач, определяется теоретико-методологическая основа, описывается ой теоретическая и практическая значимость исследования, а также аргузе ментируется структура диссертационной работы.

рВ первой главе «Интертекст как форма творческого переосой мысления классики в современных художественных текстах» излагаются основные положения теории рецептивной эстетики, рассматривается интертекст как научная проблема, анализируются существующие классификации интертекстуальных элементов в художественных текстах, обосновывается употребление термина «креативная рецепция», сопоставляются некоторые методики интертекстуального анализа.

В параграфе 1.1 «Основные положения теории рецептивной эстетики» обобщается ее вклад в науку о литературе, состоящий:

— в обновлении и расширении литературоведческого анализа через введение в схему литературно-исторического процесса новой самостоятельной инстанции – читателя;

— в обосновании множественности интерпретаций художественного произведения в акте рецепции при неизменности самого текста;

— в стремлении сделать феномены рецепции доступными систематическому описанию через термины: «конкретизация», «реконструкция», «горизонт ожидания» произведения и «горизонт ожидания» читателя.

В параграфе 1.2 «Интертекст как научная проблема» утверждается, что на рубеже ХХ – ХХI веков интертекстуальность стала важнейшим качеством словесного творчества и искусства в целом, что сделало ее предметом острых научных дискуссий. В качестве источников теории интертекстуальности называются полифоническое литературоведение М.М. Бахтина, работы Ю.Н. Тынянова о пародии и теория анаграмм Фердинанда де Соссюра, а также филологические размышления Ю.М. Лотмана и Ч. Пирса.

Межтекстовый диалог – весьма распространенное явление, которое можно найти в литературе всех времен. Принципиальное отличие в использовании интертекста в литературе эпохи постмодернизма состоит в том, что прежде он нужен был, чтобы подтвердить авторитет и истину, в новое время, напротив, чтобы развенчать авторитет, показать относительность истины. Будучи одним из ключевых понятий эстетики постструктурализма, интертекстуальность становится важнейшим принципом организации текста не только в постмодернизме, но и в произведениях других направлений современной литературы.

В параграфе 1.3 «Семантика терминов «интертекст», «интертекстуальность». Классификации интертекстуальных элементов в художественных текстах» раскрывается семантика терминов «интертекст», «интертекстуальность», анализируются существующие классификации интертекстуальных элементов в художественных текстах.

ду Мы говорим об интертекстуальности в широком смысле слова е- как о взаимодействии двух и более текстов, способном вызывать в о- сознании читателя дополнительные ассоциации, расширяющие смыть словые границы текста через различные текстообразующие элементы, имплицитно или эксплицитно присутствующие в нем. Проанализироо- вав существующие классификации интертекстуальных элементов в к- художественных текстах, в работе мы пользуемся классификацией на Н.А. Фатеевой как наиболее развернутой.

а- В параграфе 1.4 «Цитата, аллюзия (реминисценция), ремейк и- как основные интертекстуальные элементы» акцентируется внимаа- ние на неоднозначности их толкования в современной науке. В на в стоящей работе они рассматриваются в качестве элементов, формия, рующих многоуровневый интертекстуальный диалог современных и ак классических текстов. В дальнейшем в качестве родового понятия в дисп- сертации употребляется также термин «интертекстема».

в В параграфе 1.5 «Современная литература как креативная рецепция классики» обосновывается употребление термина «креаых тивная рецепция» и доказывается, что интертекст как форма креативв- ной рецепции классики представляется характерной чертой поэтики ь- современной литературы. Креативная рецепция классики есть проявление важного свойства литературной эволюции в целом. Развитие в литературы через игру и пародию является постоянной моделью ее е- обновления, а игровое переосмысление классики – важное свидетельп- ство ее востребованности (актуальности), необходимости современному читателю. Сложившаяся ныне ситуация вызвана потребностью ия определить степень устойчивости принятых в культуре ценностей о- («исторического преемства»), попыткой восполнить дефицит собстто венной духовной жизни за счет актуализации смыслов, генерируемых а- русской классикой. Результатом включения классического интертека- ста в тексты современных авторов становится «одновременное сущеым ствование неодновременного» (Т.С. Элиот) в читательском восприо- ятии, когда не только старое произведение влияет на новое, но и новое ие. оказывает свое влияние на старое. В процессе такого диалога в сознаии нии читателя рождаются новые смыслы, поэтому число интерпретаций ее может быть ограничено лишь «горизонтом ожидания» самого претекая ста.

го В параграфе 1.6 «Методика интертекстуального анализа» рассматриваются некоторые приемы исследования интертекста в художественных произведениях и предлагается оригинальная методика такого анализа. Утверждение Ю. Кристевой, что любой текст строится как мозаика цитат, как поглощение и трансформация других текстов, позволяет предположить существование пятого (помимо четырех, предложенных Р. Ингарденом) обязательного слоя современных художественных произведений – интертекста. Слой этот проявляется как в качестве открытого, так и «потаенного диалогизирующего фона» (термин А.В. Кубасова), содержащегося в тексте произведения, реализуется через связь слов, фраз, героев, композиции и т.д. с уже известными литературными претекстами. Анализ показал, что по своей природе интертекст многослоен. Он представляет собой упорядоченную структуру, включающую:

1. слой паратекстуального взаимодействия (названия, эпиграфы);

2. слой ономастических цитат (имена и фамилии писателей, имена персонажей, известные читателям по текстам-предшественникам);

3. ссылки на факты биографии и творчества писателя-классика в тексте современного произведения;

4. различные формы атрибутированных и неатрибутированных цитат (дословные и частичные цитаты, а также крылатые выражения, включаемые в речь как повествователя, так и героев);

5. заимствованная фабула и/или сюжетная канва произведения;

6. заимствованные способы повествования и/или композиционные приемы, то есть структурные цитаты.

Иерархичность данной структуры определяется силой воздействия на реципиента ранее известного текста в контексте нового.

Отметим, что из-за ограниченного объема диссертационного исследования мы вынуждены отказаться от целостного анализа произведений в единстве формы и содержания в пользу рассмотрения своеобразия лишь одного уровня – интертекста. Предпринятый нами анализ произведений, так или иначе связанных с именем и творчеством Чехова, состоит из выявления разных слоев интертекста и установления их функциональности для более глубокого понимания авторской рецепции.

Во второй главе «Интертекстуальный диалог современной прозы с чеховским наследием» рассматривается многослойность интертекста в современных произведениях, даются интерпретации проо- заических текстов конца XX – начала XXI веков через призму интерак текстуального анализа.

о- Исследованные нами 52 прозаических текста (6 произведений д- большой и 46 малой формы), имеющих переклички с творчеством т- А.П. Чехова, позволяют говорить о наличии в них нескольких уровней а- интертекстуального взаимодействия.

р- В параграфе 2.1 «Паратекстуальность как верхний слой ину- тертекста современных произведений» описывается своеобразие ы- заглавий прозаических текстов, содержащих в своем составе чехово- ский интертекст.

ю Более половины исследованных текстов вступают в паратекстуальный диалог с претекстами: их заглавия являются точными цитатами (12 рассказов цикла С. Солоуха «Картинки», «Крыжовник» В. Пьена цуха), содержат изменения в составе известных цитат за счет добавлет- ния («Наш человек в футляре» и «Д. Б. С. (действительно беззащитное существо)» В. Пьецуха), искажения или замены одного из компо в нентов цитаты («Дама с собаками» Л. Петрушевской, «Дядя Сеня», В. Пьецуха), включают в свой состав ономастические цитаты («Окунаи- ясь в Чехова» А. Солженицына, «Уважаемый Антон Павлович!» е- В. Пьецуха и «Антон, надень ботинки!» В. Токаревой), являются аллюзиями на чеховские заглавия или подзаголовки («Ворона» Ю. Кувалдина, «Роман» В. Сорокина).

ые Вынесение в заглавие различных интертекстуальных элементов способствует маркировке авторской интенции: досказать сюжет («Дат- ма с собачкой: апокриф» Э. Дрейцера); вступить в полемику с хрестоматийно известной интерпретацией («Крыжовник» В. Пьецуха); укас- зать на глубинные связи текстов (12 рассказов цикла С. Солоуха е- «Картинки»); обозначить временную дистанцию, подчеркивая полеб- мичность произведения («Наш человек в футляре» В. Пьецуха); созиз дать эффект обманутого ожидания («Дама со злой собачкой» Д. Калио- ниной, «Большая дама с маленькой собачкой» Л. Улицкой).

их Небольшое количество проанализированных нами произведений п- (6%) соотносится с чеховскими претекстами по ассоциации, что создает возможность возникновения интерпретаций, чрезвычайно удаленой ных от авторского замысла (цикл Ю. Буйды «Рассказы о любви», пон- весть В. Сорокина «Настя»). В ряде случаев интертекстуальные элео- менты, не вынесенные в заглавие, включаются в основной текст в виде цитат или ссылок на читаемую героями книгу. Так, один из рассказов Ю. Буйды («Химич») раскрывает свою интертекстуальную природу через постоянное отрицание закрепившегося за героем прозвища «человек в футляре», а дважды повторенная фраза о даме с собачкой (новелла Дины Рубиной «Область слепящего света») позволяет увидеть экзистенциальные глубины во внешне банальной истории.

В параграфе 2.2 «Ономастические цитаты и ссылки на биографию и творчество А.П. Чехова как разновидности интертекста» названные интертекстуальные элементы рассматриваются на примере книги В. Пьецуха «Русская тема. О нашей жизни и литературе», очерка В. Астафьева «Русский характер» и рассказа Д. Рубиной «Большеглазый имеператор, семейство морских карасей». Ономастические цитаты и ссылки на биографию А.П. Чехова используются в качестве средства ментального воздействия на адресата-читателя, включают описываемое явление в контекст чеховского творчества как одного из наиболее авторитетных в классической литературе, укрепляют культурный миф великого писателя конца XIX – начала XX вв. в сознании современных читателей.

Далее исследуются наиболее продуктивные для современных прозаиков чеховские претексты: проводится сопоставление креативных рецепций рассказа А.П. Чехова «Дама с собачкой» и его «маленькой трилогии», рассматривается модификация «Чайки».

В параграфе 2.3 «Рассказ А.П. Чехова «Дама с собачкой» в интертекстуальном зеркале» представлен ряд произведений современной словесности, содержащих в своей основе креативную рецепцию широко известного сюжета.

Эссе Т. Толстой «Любовь и море» – это изящные размышления «конгениального» (М. Науман) читателя, одновременно случай художественной и литературоведческой рецепции чеховского рассказа. Это наглядное проявление интертекстуального диалога. Прочтение рассказа современной писательницей обнаруживает близость к исследованию литературоведа. Удивительно точно подмеченная В.Б. Катаевым формула «казалось – оказалось» работает и в эссе Т. Толстой; с ее помощью Чехов изображает произошедшее с Гуровым преображение.

Подобная интерпретация переводит традиционное восприятие истории любви в разряд произведений о смысле жизни. Перед нами наиболее чистый пример открытой системы под названием интертекст: Толстая просто развивает и «переписывает» чеховский рассказ в свете своего понимания, в результате чего претекст как бы «растворяется» в ее эссе.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»