WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографического списка (содержащего 170 наименований). Общий объем работы 130 страниц.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность исследования, анализируется разработанность темы, определяются его цели и задачи, выявляется научная новизна работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, а также отмечается практическое значение работы.

В первой главе «Основные параметры культурно-топологического подхода» предлагается методология культурно-топологического анализа, обосновывается ее универсальность и преимущества применения к материалу японской культуры.

§1.1. Язык как первичная символическая система. Необходимость разработки культурно-топологической методологии вызвана герменевтическими ограничениями, с которыми неизбежно сталкивается исследователь «чужой» культуры. Термины и категории, которыми оперирует исследователь, являются непосредственным порождением собственного языка и культуры и к анализу «чужой» традиции адекватно применимы быть не могут, поскольку зачастую не имеют в чужом языке ни словарного, ни смыслового эквивалента. Проблема языковых несоответствий решается в рамках линвокультурологического подхода.

В лингвокультурологии язык понимается как первичная символическая система и является главным средством изучения культурно-национальных особенностей.

Таким образом, исследователь оказывается в роли переводчика, а работа с уникальными языковыми значениями позволяет ему оказаться на границе между «своей» и «чужой» культурами.

Одним из способов осмысления взаимодействия языка и культуры является метод выделения «концептов» или «ключевых слов» культуры. Концепт – это «сгусток культуры в сознании человека»2, структурно и образно организованное знание о каком-либо предмете действительности в коллективном сознании, выраженное в языковой форме. Ю. С. Степанов предполагает, что для каждой культуры существует около 40-50 базовых концептов, и духовная культура всякого общества состоит в значительной степени в операциях с этими концептами.

Таким образом, при исследовании культуры возникает определенное пространство значений, пространство закрепленных в языке представлений и знаний о мире, которые отражают национально-культурный опыт конкретной языковой общности.

Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры: Изд. 3-е, испр. и доп. – М.: Академический Проект, 2004. - С. Структура концепта, по Ю. С. Степанову, трехслойна. Он выделяет активный слой (современные ассоциации, оценки, коллективные представления и научные гипотезы), пассивный слой (история концепта, с учетом возможных изменений смысла концепта с течением времени) и внутреннюю форму концепта (изначальный, буквальный смысл слова, обычая, обряда). Концепты в этих слоях по-разному реальны для людей данной культуры.

§1.2. Пространство как универсальная характеристика явлений культуры.

Неоднозначным оказывается вопрос о критериях и методе определения «концептов» или «ключевых слов» культуры. Одним из критериев является значительная «культурная разработанность» лексического состава слов в разных языках. Другим показателем культурной значимости слова является частотность его употребления. Исследователи русской культуры, как правило, выделяют в качестве концептов понятия мировоззренческого характера. Например, «правда», «истина», «добро», «долг», «воля», «судьба», «интеллигенция», «душа», «тоска», «совесть» и др. Для японской культуры характерен другой набор концептов:

«амаэ» - надежда на понимание со стороны партнера, эмпатия, «энрё» - стеснительность, скромность, «омоияри» - сострадание, заботливость, «ва» - согласие, гармония, «бун» - статус, положение человека в обществе, «мусуби» - узел, закон взаимосвязи явлений, и др. Нам представляется, что количественные методы выделения концептов не являются объективной процедурой, поскольку их результаты зависят от характера анализируемых источников, выбор которых основывается на интуициях исследователей.

Нашей задачей является нахождение универсального параметра, общезначимого критерия выделения концептов для любой культуры.

Принципиальным ходом в разработке нашей методологии является признание в качестве важнейшей «группы рейтинга» для понимания любой конкретной культуры - группы концептов, значением которых являются принципы организации пространства. Пространственными характеристиками обладают все феномены человеческой культуры. «О чем бы ни шла речь – о мире в целом или каком-то частном предмете, о знаке или лице, образе или ценности, - понять – значит понять в каком-то пространстве, в качестве пространства, посредством пространства»3. Поскольку сама причастность человека к пространству постоянно ускользает из его сознания, человек воспринимает заданные пространством образы как универсальные. При описании чего-либо человек использует пространство как форму описания, своего рода глубинную метафору – принцип, присутствующий в пространстве и вне его, прежде всего в человеке, и довольно однообразно семантизирующийся. Кратко нашу установку в отношении универсальности пространственного параметра в культуре можно выразить в формуле, приравнивающей миропонимание к пространствопониманию (Флоренский П.А).

Обращение к пространству как символической системе, посредством которой выявляются специфические особенности культуры, кажется не столь очевидным, как обращение к языку, поскольку возникает вопрос о причинах игнорирования, по крайней мере, второй «априорной формы чувственности» - времени. Временные характеристики культуры имеют большое значение в исторических исследованиях.

Для нас интерес представляет не историческая реконструкция определенного периода японской истории или историческое изменение какого-либо параметра культуры, а построение общей теоретической модели японской культуры.

Пространство есть универсальная характеристика любого предмета и явления, дающая представление о его структуре. Поскольку любой феномен человеческого существования может быть описан через пространственные категории, то анализ топологических оснований культуры даст нам возможность выделить набор категорий, применимых затем в качестве матрицы значений к любой области исследуемой культуры.

Таким образом, исследовательские проблемы понимания «чужой» культуры хотя и не могут быть устранены полностью, но могут быть сведены к минимуму через сравнительный анализ культур на уровне универсальных и константных параметров отдельной культуры: естественного языка и пространственности.

Объединение анализа языковых и пространственных параметров культуры Генисаретский О. И. Пространственность в иконологии и эстетике священника Павла Флоренского // Флоренский П.А., священник. Статьи и исследования по истории и философии искусства и археологии / сост. Игумена Андроника (А.С. Трубачева); ред. Игумен Адроник (А.С. Трубачев). – М.: Мысль, 2000. - С. возможно в рамках предлагаемой в работе методологии культурнотопологического подхода.

§1.3. Топология: социальная и культурная. Изначально «топология» - раздел математики, изучающий не изменяющиеся при любых деформациях свойства фигур. К гуманитарным исследованиям он был применен С. А. Азаренко, в чьих работах топологическое описание используется при анализе социальных и культурных явлений. Социальная топология – «способ пространственно-телесного описания социального бытия в современной философии»4. Единицей измерения социального пространства является «топологема» – образец «со-в-местного» бытия людей, закрепленный в коллективной памяти и способный к воспроизводству5.

Социальная топология занимается механизмами возникновения «мест» и принципами их сосуществования в культуре с точки зрения взаимодействия и размещения в них тел. «Тело», «телесность» у Азаренко является формообразующим элементом теории, а культура рассматривается как продолжение органов человеческого тела.

Мы вводим новое направление исследований – культурную топологию, для которой социальность есть не главный предмет и средство исследования, а один из модусов бытия пространства. За исходный постулат мы предлагаем тезис П.А.

Флоренского: «Вся культура может быть истолкована как деятельность организации пространства». Культурная топология исследует «места» и принципы их организации с точки зрения проявления в них специфической для данной культуры или региона «оптики» мировидения (пространствопонимания).

Причем структурные схемы его организации характеризуются константными свойствами, однообразной семантизацией и способностью к воспроизводству в разных сферах культурной деятельности.

Азаренко С.А. Перспективы социально-топологического способа описания в современном обществознании // Социемы – 2002 - № См.: Азаренко С.А. Топология культурного воспроизводства (на материале русской культуры). – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2000. – С. Флоренский П.А. Анализ пространственности (и времени) в художественно-изобразительных произведениях// Флоренский П.А., священник. Статьи и исследования по истории и философии искусства и археологии / сост. Игумена Андроника (А.С. Трубачева); ред. Игумен Адроник (А.С. Трубачев). – М.:

Мысль, 2000. - С. Специфика культурно-топологического подхода заключается в обнаружении соответствий и установлении структурного подобия между разными модусами бытия пространственности в культуре — географическим, архитектурным, социальным, художественным, ментальным и др. Отсюда и потребность в таком способе описания, который включал бы в себя топологию жилого пространства, топологию художественного пространства, топологию социального пространства, топологию языка. Тогда и понятие «топологема» приобретает другую акцентированность. Под топологемой мы понимаем элементарную единицу пространственности, которая структурно воспроизводит свойства любых пространств культуры. Мы предлагаем анализировать топологемы как культурные концепты, проводя последовательный анализ трех слоев концепта: внутренней формы, истории явления/понятия и его актуальных смыслов и научных гипотез.

Через пространственно-лингвистические описания мы имеем возможность работать с глубинами человеческой (как общечеловеческой, так и национальной/региональной) идентичности.

Таким образом, методология культурной топологии является универсальным способом анализа любой культуры, поскольку построение пространственных образов и моделей является общечеловеческим свойством сознания.

Пространственная модель мира фиксируется в естественном языке и воспроизводится в культуре через языковые формы. Языковые единицы, значением которых являются пространственные элементы (топологемы), мы анализируем в работе не как языковые понятия, а шире - как культурные концепты.

Помимо лингвистического исследования в анализ концепта включены такие аспекты, как философские и художественные интерпретации понятия, исследование его синхронных и диахронных аспектов, поэтому предлагаемая нами методология названа не «лингво-топологический подход», а «культурнотопологический метод». Кроме концептов-топологем мы также будем выделять модели пространственности. Под моделью мы понимает представление, образ самых общих характеристик, свойств и закономерностей «раз-мещения» концепта (топологемы). Модели, как правило, в отличие от концептов не имеют представленности в естественном языке, а формулируются исследователем.

Используя понятие «пространственности» (а не «пространства»), мы делаем акцент на отказ от новоевропейской научной парадигмы, где «пространство» рассматривалось в логике бинарных оппозиций и противопоставлялось как физическое и телесное - мышлению и духовности. Географическое пространство, с одной стороны, изначально задано и определяет особенности культуры на всех этапах ее развития. С другой стороны, этот фактор оказывается наиболее чувствительным к динамике доминирующих процессов данной культуры и реагирует на самые различные аспекты социальной и культурной истории. Эта двойственность географического фактора схватывается и нивелируется в понятии «пространственности», поскольку пространственная организация реконструирует образы окружающего мира.

§1.4. Пространственная ориентация японской культуры. Различие пространственных образов и моделей в разных региональных культурах связано с различным ракурсом видения мира, который выражается в предметах культуры и языке. Ракурс может быть выявлен, например, через «ошибки» построения художественной реальности на плоскости картины. Б. Раушенбах утверждает, что несмотря на то, что зрительный аппарат у всех людей устроен одинаково, не существует абсолютно «правильного», без искажений отображения объективной, видимой реальности на плоскости. Для нашего исследования важно то, что стремление к неискаженной передаче видимого мира приводило в разных культурах к разному типу «ошибок» в изображениях (основные ошибки – в изображении глубины, масштаба и подобия), таким образом, возникли несколько систем перспективных построений. Через ракурс пространствопонимания и проявляется то или другое стремление эпохи или региональной культуры.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»