WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Выбор художественного направления для анализа обусловлен рядом причин:

во-первых, его историческим местом и ролью в формировании национальной идентичности; во-вторых, тем, насколько художественный мир данного направления способен наиболее полно реализовать систему констант национальной картины мира. Для разных культур это могут быть либо периоды стабильности и подъема, либо периоды хаоса («смуты»). Пользуясь схемой известного русского мыслителя Чижевского, можно выделить два типа искусства соответственно доминантам порядка и хаоса. В схеме Чижевского показано, что европейское искусство развивалось по принципу чередования двух противоположных парадигм искусства: искусство «верха» и искусство «низа».

Ренессанс Классицизм Реализм Барокко Романтизм Модернизм (сюрреализм) Эта схема основана на применении синергетического подхода к истории искусства: искусство рассматривается как неравновесная система, в которой периоды стабильности сменяются периодами хаоса. «Искусство верха» - если можно так выразиться, классический образец, «искусство низа» выстраивается в полной противоположности к первому, поэтому часто рассматривается как декадансное. В соответствии с этими двумя парадигмами искусства можно выделить два типа культур, для которых репрезентативным является одно из них.

Например, Францию характеризует классицизм, Италию – Ренессанс, Россию – реализм. В этих странах перечисленные художественные направления заложили основы национальной классики, и в памяти поколений остались как «золотой век». Другой тип культур строится на переходных, динамичных состояниях.

Здесь наблюдаются позиции, когда идет резкое крушение старого и прорыв в новое. Это культура, избегающая стабильности. К этому типу относится и Испания. Для нее таким репрезентативным направлением искусства явилось барокко, которое было одним из ярких и заметных явлений в художественной жизни Испании. Именно в достижениях этого направления Испании удалось выйти за пределы узко-национальных границ в общеевропейский культурный контекст.

Барокко и национальная идентичность. Проблема универсальности для европейского культуры Ренессанса – одна из самых дискутируемых в истории искусства. Отмечено, что многие страны не прошли эту стадию культурного развития. Например, в отношении русской культуры Д. Лихачев доказал, что в Древней Руси Предвозрождение не перешло в Ренессанс, и барокко выполнило функции Ренессанса. Сходство исторических обстоятельств позволяет сделать вывод о том, что и в Испании барокко сыграло аналогичную роль. 17 век стал для Испании временем глубокого кризиса и социально-политического упадка. Еще недавно влиятельная держава превращается во второразрядную европейскую монархию. В первую очередь причинами барокко являлись внутренние обстоятельства, историческая ситуация, сложившаяся в стране: давящие силы светской и церковной власти (к тому времени в стране царил абсолютизм и повсеместно горели костры инквизиции). Гармоничность и оптимизм ренессансного идеала просто не могли быть усвоены в подобных условиях.

Сильно трансформированный католицизм, доктрина которого отличалась амбивалентностью и антиномичностью своих начал, сыграла главную роль в формировании этого стиля. Национальная специфика испанской культуры выразилась в этот период в том, что именно обстановка кризиса и изоляции, вытеснения на периферию стала истоком так называемого «золотого века».

Иным, в отличие от Италии, было отношение к античности. Обращение к греческой мифологии в испанском искусстве не заняло значительного места.

Испанцам было чуждо любование нагим человеческим телом, в конфессиональной культуре изображение такового допускалось лишь изредка - в сценах изображения мучеников. Испанцы отвергают Ренессанс, как нечто чужеродное, и полностью усваивают барокко как течение, отражающее их картину мира. Барокко в своих многообразных формах выражает константу прорыва, раскалывающего любое статичное бытие, в котором хаос доминирует над порядком. На онтологическом уровне картины мира барокко раскрывает структуру реальности, в которой жизнь многомерна, движение хаотично, а сама реальность подвержена непредсказуемым трансформациям. Углубление разорванности всех уровней культурного бытия выражается в картине мира в разрыве ее уровней (мировосприятия, мироощущения, мировоззрения): между идеалом и действительностью, реальным и ирреальным, рациональным и иррациональным. Барокко интересуется трансформациями как переходами из одного мира в другой, но не ради них самих, как это, к примеру, было в маньеризме, а ради поиска истинных и неизменных начал, ради обнаружения своего внутреннего, подлинно национального, очищенного от внешней «шелухи» – «маски», под которую испанцы вынуждены были прятать свои истинные чувства и переживания. Иначе говоря, историческая ситуация была осмыслена как метафора «театр мира»: основы жизни под меняющейся оболочкой являются твердыми и нерушимыми, главное – их обнаружить и сохранить.

Барокко и испанский католицизм. Испанская церковь возглавила контрреформационное движение, важнейшей задачей которого было препятствовать распространению пантеистических идеалов Ренессанса. Именно в испано-португальских университетах предпринимались попытки создать обновленный вариант аристотелевско-христианской схоластики, втиснув в нее естественнонаучные достижения Ренессанса. Учение испанских мистиков было своеобразно испанским выражением философской мысли эпохи Возрождения, культивирующей живой индивидуальный опыт во всех сферах жизни. Именно мистицизм послужил религиозной базой для живописи конца 16 – первой половины 17 века с ее интимно-личным переживанием тем священного писания, а разорванность сознания и пограничность экстатических состояний стимулировали развитие барочной поэтики и эстетики. Новое католическое мироощущение должно было примирить суровый чувственный мир и религиозный идеализм. Универсум барокко – поле игры и борьбы двух противоположных начал, что указывает на его внутреннее родство с католицизмом.

Таким образом, барочная картина мира в своих главных аспектах – натурфилософском (мир воспринимается как динамическая стихия, в поток которой включено существование каждого, отсюда появляются образы пульсирующей материи, динамики жизни, постоянных изменений и переходов);

психологическом (духовный мир человека предстает в крайних формах своего выражения, нормой здесь является аффект) и коммуникативном (в отличие от произведений Ренессанса здесь зритель является активно включенным в процесс восприятия, барочный образ как бы принуждает его к восприятию), – глубоко близка системе ценностей католицизма. Картина мира барокко антиномична, поэтому анализ ее принципов осуществлен на конкретном материале произведений искусства в контексте тех антиномий, которые были выявлены в католицизме. Показано, что в центре барокко находится тема смерти, столь важная для агонизирующей системы ценностей испанского католицизма. В эстетической сфере также обнаруживается связь между барокко и католицизмом:

декоративность, театральность культово-обрядовой стороны усиливает традиционную оппозицию умеренности/избыточности. С художественной точки зрения в барокко были заключены две контрастные линии – это оппозиция фантастики и бытовой линии. Обращение к реальной жизни, характерное для испанского барокко, также связывают с характерными особенностями испанского католицизма: церковным деятелям 17 века был в высшей степени свойственен «такт действительности».

Специфика испанского барокко. Вследствие наложения сетки констант, полученных ранее, на конкретный материал произведений барокко, обнаружены новые смысловые наполнения антиномий реализма/ фантастики, эмпирического/ метафизического, духа/ плоти, действительности/ идеала, маски/ истины, реального/ ирреального, умеренного/ избыточного, рационального/иррационального. В связи с этим проанализированы произведения живописи: Д. Веласкеса, Ф. Сурбарана, Х. Риберы, В. Леаля; произведения литературы: М. Алемана, В. де Гевары, Л. Гонгоры, Ф. Кеведо; работы наиболее знаменитых испанских архитекторов, таких как Б. де Чурригера, проанализирована специфика испанского театра барокко.

В эстетических трактатах испанских деятелей 17 века (Л. Гонгоры, Б.

Грасиана) обосновано эстетическая и художественная значимость преодоления трудностей как в творческом акте, так и в понимании произведений искусства2.

Мир интерпретируется ими как вместилище вечной и жестокой борьбы, оправдывается эстетический интерес не только к прекрасному, но и безобразному, не только высокому, но и низкому. Творчество должно быть освобождено от нормативной эстетики: в этом проявляется традиционное испанское сопротивление любым попыткам регламентации. Нарушение норм, по Резник В.Г. Испанские эстетики XVII века // Лекции по истории эстетики, кн. 1. – Ленинград: изд-во ЛГУ, 1973. – с. 117- их мнению, производит эффект воздействия гораздо больший, чем соблюдение правил.

В ходе исследования мы доказали, что спецификой испанского барокко является барочный реализм, явленность, телесность мистических явлений.

Деятели итальянского барокко строят свою эстетику на контрасте реального/ ирреального. Бернини в «Экстазе Святой Терезы» не пытается воплотить ангела в человеческом теле, он, напротив, ваяет из мрамора облака и пар, передавая тем самым принадлежность ангела к потустороннему миру. А испанские живописцы используют образы реальных людей для передачи лика того или иного святого или ангела. Их произведения сравнивают со скульптурами, так как все детали реального и ирреального миров тщательно прописаны, персонажи обоих миров предельно материализованы. В изображении людей доминирует психологизм и физиологизм. На полотнах, показывающих сцены из жизни Христа или святых, не создается иллюзия потустороннего мира, вневременной жизни: герои изображены как обычные земные люди, занятые будничными делами, в исторически достоверной обстановке. Божественный мир сливается с земным, но при этом сохраняется напряжение двух начал и достигает своего агонизирующего предела: сверходухотворенные состояния выражаются в образах, отмеченных печатью физиологического, по выражению Л. Пинского, реализма. Духовные понятия переводятся в материально-чувственный план, приводя к эффекту неестественного правдоподобия. Аналогичные тенденции характерны для стиля сочинений испанских мистиков, особенно жанра «видений». Как замечает историк испанской литературы Анхель дель Рио, именно язык мистиков с его стремлением описывать реальность через посредство духовных символов, а явления духовного мира передавать в образах реального, стимулировал развитие самой характерной черты испанского барокко.

Итак, в третьей главе выявлена роль барочных ценностей в решении проблемы национальной идентичности в условиях перехода от средневековой культуры к культуре Нового времени и от периода культурной изоляции к широким мировым контактам: испанское барокко адаптировало идеи Ренессанса (индивидуальный опыт) к национальным традициям, максимально дистанцируясь от идеалов античности, делая ставку на активизацию новых религиозных идей и практик, как мистического, так и рационалистического толка. Испанское барокко переосмыслило константу давления/сжатия на новом историческом этапе, оформив диссонирующую, дисгармоничную реальность художественно адекватными способами. Принцип «пружины», высвободивший энергию, привел к расцвету испанского искусства, его «золотому веку», получившему впоследствии статус национальной классики. Агонизация (процесс, фиксирующий борьбу между бытием и небытием в точке ее пика), удерживание баланса между противоположностями реального и ирреального, духовного и телесного, рационального и иррационального, внешнего и внутреннего, без доминирования того или другого начала, – приобрело в испанском барокко сверхценность и стало основой художественного мира.

В четвертой главе «Трансформация констант испанской картины мира в сюрреализме» рассмотрен испанский сюрреализм на примере его самых ярких представителей – Сальвадоре Дали, Федерико Гарсии Лорки и Луисе Бунюэле.

Доказана гипотеза о том, что сюрреализм стал для Испании хронологически вторым после барокко репрезентативным течением, в котором нашла отражение национальная картина мира, но уже в условиях другого переходного этапа – модернизации общества и культуры, ситуации переоценки ценностей национальной идентичности. В данной главе ставятся следующие задачи:

выявить в сюрреализме общие с католицизмом и барокко духовно-ценностные основания и конструктивные принципы картины мира; выделить принципы испанского сюрреализма в сравнении с общеевропейским аналогом; раскрыть характерные черты сюрреализма на примере творчества его представителей.

Общим в исторической ситуации, породившим и барокко, и сюрреализм, является глубокий социально-политический кризис, сопровождающийся изоляцией Испании от мира Западной Европы. И в том, и в другом случае, выход из этого кризиса сопровождался актуализацией идей «национального возрождения», исключительным интересом к национальной истории, религии, искусству. Гражданская война 1936–1939 г.г., режим Франко, испанский фашизм – создавали амбивалентные состояния: ощущение угрозы национальной идентичности, усиление изоляции, агрессию, направленную как внутрь страны, так и вовне. Модернизация в Испании носила запаздывающий, догоняющий характер, протекала в условиях многоукладности, что способствовало росту иррационалистических идей, трагического мироощущения, мировоззрения, склонного к творчеству химер. В центр национальной картины мира выносятся принципы понимания реальности, в которой господствуют неизвестные, странные, чуждые человеку силы, делающие его существование невыносимым.

Далее рассмотрены художественные и философские источники сюрреализма. Хотя по этому поводу до сих пор ведутся споры, мы выделили экспрессионизм, у которого был заимствован принцип автоматического письма;

кубизм, возвестивший о кризисе концепции предмета; футуризм с его приемом «силовых линий»; дадаизм и коллажность; творчество Джорджо де Кирико. В качестве философского обоснования течения мы выделяем труды К. Маркса, Ф.

Ницше и З. Фрейда. Объединяющим их моментом, по мысли П. Рикера, было то, что они предлагали не верить окружающему. Представления людей о чем-либо, их ценности, культурные нормы – всего лишь маскировка для того, что человечество не хочет признавать. Отсюда и появляется в сюрреализме стремление разрушить существующие нормы и образы мира и представить истинные, сокрытые дотоле видения реальности.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»