WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В главе 2-й «Трансгендер как выражение кризисной идентичности в социальных практиках пола» предпринят анализ категории «трансгендер», вошедшей в последние годы в словарь гендерных и феминистских исследований. Смысловая неоднозначность, позволяющая использовать данный термин порой в противоречивых смыслах, поставила перед нами задачу разграничить уровни понимания исследуемого феномена и его репрезентации.

В п. 2.1 «Репрезентация трансгендера в научном дискурсе и масс-медиа» мы обратились к феномену, связанному с половым многообразием, который открылся ученым в последние годы и вызвал к жизни новые социальные практики и явления. Указанная ситуация потребовала переосмысления ряда устоявшихся категорий, связанных с половой идентичностью, и в первую очередь, переосмысления классического понимания «биологического пола», что стало задачей исследовательских подходов и методологий, основанных на постнеклассической парадигме. Таким образом, феномен трансгендерности, как выражение кризисной гендерной идентичности, став предметом научного анализа в постнеклассическом научном дискурсе, позволяет выявлять скрытые властные механизмы и стратегии в формировании идентичности, то есть уже в его политическом измерении.

Природа продемонстрировала нам явления, противоречащие привычным представлениям о поле человека Переосмысление половой идентичности в конце ХХ века отразилось в появлении таких новых понятий, как «трансгендерность», «трансгендеризм», «транссексуальность», «интерсексуальность», а также породило методики и технологии модификации пола.

Природное половое многообразие, как оказалось, способно выражаться не только в анатомических и генетических комбинациях, но и в нефиксированных сексуальных идентичностях, отражающих возможность взаимозаменяемости гендера и сексуальности, что и выразилось в появлении инновационных сексуальных практик, а также модификаций пола. Например, за последние несколько десятилетий тысячи транссексуальных индивидов совершили так называемый транссексуальный «переход», который включает в себя смену социального пола и хирургическую коррекцию гениталий Феномен трансгендерности, завоевывающий культурное пространство, вызвал к жизни и такие новые социальные явления, как трансфобия и трансгендерная проституция.

Половое многообразие, открывшееся ученому миру в результате эмансипации сексологических знаний, заявившие о себе половые «инаковости», не вписывающиеся в традиционное понимание пола и гендера переворачивают привычные представления и предлагают новые возможности понимания и привычных категорий: «биологический пол» и «гендер», «женственность» и «мужественность», «нормативность» и «девиантность» и пр. И, прежде всего, обнаруживается необходимость переосмысления «биологического пола», так как всё многообразия форм полового проявления, согласно данным ученых, имеет невробиологическую природу. Многоуровневость пола, сама имеющая биологическое основание, подтвержденное научными исследованиями, позволила легитимно войти в культурное пространство маргинальным идентичностям, и именно это и поставило под вопрос прежнее понимание пола.

Здесь оказалась особенно важной проблема научного дискурса. В последние двадцать лет философия науки сделала очевидным, что открываемое в «реальности» или в «природе» если не определяется полностью, то, по меньшей мере, сильно затрагивается описанием, то есть дискурсом науки, культуры и политики. В этом смысле политика, культура или дискурс присутствуют внутри природы или, по крайней мере, внутри нашего ее понимания (Д. Харауэй).

Таким образом, согласно постструктуралистскому видению, переосмысление традиционного понимания «биологического» пола возможно именно в феномене «сексуальных отклонений», так как именно в них наиболее очевидно пол обнаруживает себя как культурный конструкт, который направляет сексуальный опыт посредством введения абстрактных категорий пола как основных и причинных функций в границах любого дискурсивного подхода к проблемам сексуальности. То есть если «пол» в традиционном научном понимании означает именно «связность и согласованность» фиксируемых наукой его проявлений, «согласованность и цельность между полом, гендером, сексуальными практиками и желанием» (Дж. Батлер), формирующими, и тем самым поддерживающими его «нормальность» и «понятность», то существование сексуальных «инаковостей» разрушают именно эту «связность и согласованность», а, следовательно, и интеллигибельность пола как категории.

В п. 2.2. «Трансгендерность как категория научного анализа» рассмотрен феномен трансгендерности как предмет научного анализа в различных теоретических дискурсах.

Проблема сексуальных отклонений до исследований М. Фуко не рассматривалась ни в философии, ни в культурологии и традиционно относилась к ведомству медицины и юриспруденции. «Медико-юридический сговор», о котором говорит М. Фуко, а вслед за ним и Дж. Батлер, очерчивает «меловой круг», вырваться из которого представляется достаточно трудным.

Медикализация телесности, «психиатризация» сексуальных отклонений, биологический детерминизм продолжают оставаться системой координат в осмыслении трансгендерности и транссексуализма. А это означает, что знание о феномене продолжает конструироваться, следуя технологиям нормализации индивида. Поэтому традиционное отнесение сексуальных отклонений к области психиатрии и сексологии, а также психологии и психоанализа требует критической рефлексии.

Радикальная переоценка психоанализа, всей медицинской практики и теорий лечения сексуальных отклонений была осуществлена в постструктурализме.

Как полагают постструктуралисты, эти теории не только не избавили от «извращений», не только не ослабили вмешательство социума в интимную сферу, но, напротив, продуцировали «извращения» и при этом, парадоксальным образом усилили технику контроля и управления психикой человека. Таким образом, важное отличие дискурса о сексе, развиваемого в постмодернизме, состоит в попытке эмансипироваться от натуралистических объяснений.

В ситуации коллажности современной культуры проблема трансгендерности получила теоретический отклик, основанный на неклассической парадигме, в форме queer-theory. Категория queer-идентичности, вошедшая в оборот научной мысли в ХХ веке, позволила сделать предметом исследования такие явления, которые прежде находились за пределами научного интереса. Queer-theory задает параметры осмысления «альтернативной субъективности», объединяя в своем смысловом поле такие ключевые темы постструктуралистской философии как телесность, бессознательные процессы, маргинальность, идентичность, нормализация, перформативность субъективности и т.д.

Теоретический спектр queer-исследований обусловлен контекстом переосмысления сексуальности как «иного ее измерения», а проблемное поле охватывает различные ее проявления, в том числе, например, и лесбийскую субъективность, по мысли ее приверженцев недостаточно теоретизируемую и артикулируемую. Таким образом, сюда по этому критерию можно отнести исследования и учебные курсы по проблемам бисексуальности, людей трансгендерной идентичности и идентичности неопределенного пола, мужской опыт сексуальности, понимание сексуальности как не биологической характеристики, но продукта и эффекта социодискурсивного режима власти, а также переоткрытие сексуальности как неосексуальности.

Наиболее представительными в этой области исследований являются несколько концепций. В первую очередь, это концепция queer-идентичности Терезы де Лауретис, на основе которой возникают несколько проектов новой интерпретации женской субъективности и современной субъективности в целом по параметрам queer. Это также концепт queer-желания, как «экспериментального желания» Ив Кософски Сэджвик, обосновавшей в «эпистемологии чулана» queer-идентичность в ситуации «замкнутого пространства» в контексте гей-лесбийской теории. И, наконец, теория перформативной субъективности, как выражение радикальной концепции идентичности Дж. Батлер, поставившей в ряде работ вопрос о «навязанной гетеросексуальности» и «гомофобическом дискурсе современной культуры, основанной на репрессивных механизмах исключения», а также о конструировании самих же queer-идентичностей, которые «также проводятся властью, только не через дискурс нормы, а через дискурс стыда».

Основной из ключевых идей queer-theory стала идея переосмысления понимания гетеросексуальности как «естественной данности», роль и статус которой теперь были сформулированы в терминах «навязанной гетеросексуальности». Это позволило подвергнуть серьезному анализу проблему гомофобии в культуре, как на межличностном, так и на внутриличностном уровне («усвоенная гомофобия», направленная против своей собственной идентич ности). В силу этого те формы сексуальности, которые в традиционной парадигме определялись, как девиации или маргиналии, теперь заявили о своем социокультурном равноправии, отстаивая идею «инаковости» в форме «альтернативной субъективности» и отвоевывая себе дискурсивное пространство.

В п. 2.3 «Качественные методы в исследовании пола и сексуальности» рассмотрена одна из новейших методологий, основанных на неклассической парадигме, появившихся годы в последние в современном обществознании.

Методология качественных исследований, обладает, по мнению многих исследователей, значительным эвристическим потенциалом, и, на наш взгляд, наиболее отвечает поставленной цели, в первую очередь потому, что предполагает развитие исследовательской мысли «от субъекта к теории», от живого материала к концептуальным обобщениям.

Применение качественных исследований оказывается особенно востребованным в областях, где центральным объектом интереса является индивид как носитель социального и индивидуального опыта (социология культуры, социология личности, социология семьи, девиантология, гендерные исследования). Специфика феномена трансгендерности оказывается на пересечении двух областей: девиантологии и гендерных исследований, ставя, таким образом, перед исследователем необходимость решения задач каждой из них.

В девиантологии исследователи описывают жизненные практики людей, оказавшихся в нетипичной или уникальной ситуации. Аспектом интереса является ориентация на понимание жизненного опыта этих людей и попытка объяснить их психологию, а также раскрыть причины, способы воздействия социума и их последствия для главного героя истории. Поэтому наиболее широко в этой области используется тактика изучения «истории жизни».

В гендерных исследованиях и гендерной социологии, преимущественно рассчитанных на качественные методы, используются разнообразные тактики:

кейс-стади (история случая), история жизни, история семьи. В гендерных исследованиях важным оказывается то, что аналитики сталкиваются с такой социальной перспективой, которая эксплицитно ставит женщин и мужчин, а также их жизненные миры, в центр наблюдения и анализа. Целью при этом является обнаружение и анализ патриархатных структур общества, с помощью которых группы мужчин оцениваются выше и подчиняют себе женщин во всех значимых социальных сферах. Поэтому последовательное применение гендерной перспективы связано с осознанием того, что пол, как социальноструктурная категория, определяет не только условия реальной жизни мужчин и женщин, но и системы мышления, в которых индивид социализируется, которые он усваивает и тем самым подкрепляет, но которые и в состоянии критично изменять.

Качественная парадигма оказывается востребована в той мере, в какой речь идет о познании, прежде всего, скрытого содержания структур гендерного неравенства. Таким образом, качественные методы позволяют анализировать неочевидную деятельность сознания, выраженную в бессознательных процессах телесности и сексуальности, позволяют выявлять «работу культуры», социальных схем в индивидуальном измерении идентичности и повседневных социальных практик.

В главе 3-й «Социальная практика смены пола как смена значений в пространстве работы дискурсов (анализ материалов глубинных интервью лиц, осуществивших изменение пола)» представлены результаты качественных исследований и опыт нарративного анализа в прочтении ключевых идей перформативной теории субъективности. Задачей исследования является проиллюстрировать на эмпирическом материале перформативную трактовку сексуальных отклонений, согласно которой трансгендерность, несмотря на свою «инаковость», – продукт социокультурного производства, а сами интерпретации трансгендерности, производимые социальными и гуманитарными науками, усвоенные и озвученные индивидами (как «нормальными», так и транссексуалами) выявляют нормы гетеросексуального патриархатного общества.

В п. 3.1 «Сексуальность как «биологическое»: власть «гетеросексуальной матрицы»» в контексте перформативной теории пола переосмысливается традиционное понимание сексуальной идентичности.

До настоящего времени принято было считать в качестве основной из характеристик транссексуалов наличие у них гетеросексуальной ориентации.

Однако последние данные показали, что в этой категории индивидов встречается полный спектр сексуальных идентичностей. В силу того, что сексуальная идентичность всех респондентов, участвовавших в глубинных интервью, – гетеросексуальная, нашей задачей было проанализировать власть гетеросексуальной матрицы, выраженной у трансексуалов в виде гомофобных оценок, как окружающих, так и собственной ориентации, в ситуации смешения их с другими «сексуальными инаковостями».

Выяснилось, что транссексуалы также как и все остальные индивиды, пребывают в бинарной гендерной системе, абсолютно адекватно воспроизводя все ее составляющие, и будто бы не ощущая онтологической обеспеченности природного измерения собственной «ино-полости». При этом, именно голос гетеросексуальности, голос гомофобического дискурса, звучащий из уст «инополых» субъектов от лица нормы, как естественной данности, вызывает тот самый пародийно-изобличающий эффект, де-натурализующий категорию пола, выявляющий фиктивность его «естественных» характеристик, на которой настаивают теоретики перформативной субъективности.

В п. 3.2 «Идентичность как «выбор»» по-новому предстает процедура выбора идентичности.

Постструктуралистское видение предлагает такое понимание идентичности, согласно которому возможность выбора в процессе ее обретения оказывается проблематизированной и даже нивелированной в силу существования дискурсивных слоев человеческого сознания, предопределяющих осуществляемый выбор.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»