WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

При коммуникативном подходе к исследованию ЯС русский сегмент получает расширительное толкование: в него включается не только русская речь русских, но и русская речь нерусских. Соответственно, раздвигаются «границы» этнического языка за счет включения в его состав русского этнолекта (или нациолекта), понимаемого, вслед за В.И.Беликовым и Л.П.Крысиным, как «говорение через интерференцию» [Беликов 2001: 22].

На плоскости вербальной этнокоммуникации, осуществляющейся в конкретных условиях, таким образом, выступают две системы языкового обеспечения, репрезентирующие регулируемое (или относительно регулируемое) и нерегулируемое речевое поведение носителей и пользователей русского языка: – тюменский старожильческий диалект (говор) и этнолект (татарский и хантыйский).

Использование временного параметра при исследовании ЯС обнаруживает на разных этапах региональной истории различную плотность языкового контактирования. Пространственно-временная координата ЯС позволяет увидеть сосуществование в контексте региона целого ряда микроситуаций – от экзоглоссных до эндоглоссных. В этой связи, характеризуя ситуацию языкового контакта в общерегиональном аспекте (как макроситуацию), следует говорить об эндоглоссно-экзоглоссной специфики ее проявления.

Обоснованность подобного подхода становится еще более очевидной, когда ЯС рассматривается в антропоцентрической парадигме современной лингвистики. В этом случае взгляд «изнутри» направлен на выявление функциональных возможностей той или иной речевой подсистемы, воспринимаемой носителями или пользователями сквозь призму категории этнооценочности: «свое в своем», «чужое в своем», «свое в чужом». Это и служит основанием для рассмотрения ситуации языкового контакта в двух взаимодополняющих ракурсах: интралингвальном и интерлингвальном.

При интралингвальном подходе значимым становится исследование результатов языкового взаимодействия - генетических стратов этнического языка (в данном случае – русского), функционирующего в гомогенной этноязыковой общности. При интерлингвальном подходе актуализируется изучение контактологических процессов, механизмов межъязыковых взаимодействий, развивающихся в гетерогенном социуме.

Несмотря на принципиальную разграниченность интралингвального и интерлингвального аспектов, оказывается, что на практике они выступают в отношении дополнительного распределения: без учета интралингвального подхода к ситуации языкового контакта, без четкого представления об инвентаре форм существования этнического языка невозможно адекватно оценить ЯС в отношении взаимодействия данного этнического языка с другими, контактирующими. В то же время, «введение интерлингвальной координаты нередко оказывается необходимым и при исследовании ЯС моноэтничных образований. Дело в том, что существование этноса в условиях полной этноязыковой чистоты (т.е. при элиминировании интерлингвального аспекта) во многом является фактом проблематичным» [Нещименко 2003: 19].

Оперирование понятиями интралингвального и интерлингвального в отношении ЯС открывает различные возможности ее изучения. Так, включение временного параметра, актуализирующего эволютивный подход к рассмотрению ЯС, позволяет говорить о динамических процессах не только в диахронии, но и в синхронии. В отношении исследуемого материала можно выделить три структуры: две из них соотносятся с диахроническими, внутренними, процессами (исследование исконного и заимствованного пластов); третья – с синхроническими, внешними, процессами (исследование интерференции, сопровождающейся интеркаляционными проявлениями).

Вертикальная стратификация вербальной плоскости ЯС, таким образом, дифференцирует ситуации эндо- и экзоглоссии, в которых отражаются «следы» исторических процессов языкового контактирования, протекавших в прошлом. В этой связи в соответствии с предложенной понятийной категорией логично обозначить третью структуру как «ситуацию интерглоссии». Однако последнее обозначение – «ситуация интерглоссии» - в терминологическом отношении проблематично, поскольку «интерглоссия» - это не новая ЯС, возникшая в новых условиях. Это, скорее, историческое продолжение предыдущих, «старых», эндоглоссно-экзоглоссных отношений, преломляющихся на «новом» синхронном срезе. В исследовательской позиции такой подход предстает как горизонтальная стратификация вербальной плоскости ЯС. В отличие от вертикальной стратификации, когда отражаются результаты исторических контактов на лексической (терминологической) плоскости, горизонтальная стратификация демонстрирует характер протекания живых разнонаправленных процессов:

интегрирования, инкорпорирования, интернизации.

В социолингвистическом аспекте неустойчивость многих параметров «интерглоссии» заставляет говорить о языковом состоянии – «языковом пограничье», в котором лишь намечаются новые тенденции развития старой ЯС.

В третьем разделе первой главы «Географическая терминология как манифестант ситуации языкового контакта» речь идет о способах вербального выражения этноязыкового контактирования. Если синхроническая и диахроническая социолингвистика оперируют понятиями идиомного выражения языковой ситуации, то в историкоконтактологическом отношении наиболее значимым оказывается лексический способ манифестации. И в этом смысле нельзя не согласиться с выводами Ш.Балли, который утверждал, что именно слова приводят нас к глубинным пластам языка [Балли 2003: 172].

Инвентарь вербальных манифестаций ситуации языкового контакта характеризуется широким спектром лексических образований – отдельных слов, лексических классов, лексических групп и т.д. В ряду глоссных проявлений языка географическая терминология занимает особое место, поскольку, обладая высокой степенью устойчивости, дает богатый историколингвистический материал для контактологических исследований.

Немаловажным является и то, что географическая терминология относится к периферийным сферам, потому что «преимущественной сферой лексических заимствований в языке … оказываются более или менее периферийные категории лексики, например, отраслевая терминология, имена собственные» [ОЯ 1970: 291]. На это же указывает и А.К.Матвеев, говоря о том, что инновации, которые постепенно охватывают центральные зоны языка, обычно начинаются на периферии – в ономастической зоне или в ряду категорий слов, в функциональном плане близких к онимам.

Тематическое (идеографическое) описание, подчеркивал О.В.Востриков, особенно важно в тех случаях, когда речь идет о формировании словарного состава языка (говора), так как позволяет наиболее полно учитывать действующие в языке закономерности. Именно поэтому лексическая модель обладает большой объяснительной силой для этимологии [Востриков 1991: 5]. Можно констатировать, что тематический (идеографический) принцип важен для этимологии, исторической лексикологии, а значит, и для исторической контактологии, поскольку предполагает выявление таких «компонентов словарной системы языка, которые в истории его развития эволюционируют единым фронтом, т.е.

обнаруживают прочные устойчивые связи» [Ларин 1977: 12].

На вербальной плоскости ситуации языкового контакта географическая терминология последовательно манифестирует диахронические и синхронические процессы языкового взаимодействия, поэтому в зоне «живого» контакта географической терминологии, в геотерминологии отчетливо проявляются все грани этнической составляющей ЯС.

Антропоцентрический подход, учитывающий дихотомию «свое – чужое», позволяет не только дифференцировать диалектно-этнолектные сегменты геотерминологического пространства с позиций этнооценочности, но и дает возможность увидеть внутрисегментные пространства как выстроенные по тем же этноцентрическим параметрам. В этом случае взгляд «изнутри», с позиций носителя русского языка, направлен на выявление «своего» и «чужого» в составе географической терминологии, функционирующей в условиях и диалекта, и этнолекта.

Проведенные исследования позволяют сделать вывод о специфике географической терминологии как манифестанта ситуации языкового контакта. Географическая терминология не только отражает этническую, коммуникативную, языковую структуры ЯС в ее синхронии и диахронии.

Географическая терминология, обладающая свойством консервации архаичных явлений, сама становится источником для реконструкции древнейших языковых прасостояний и языковых праситуаций.

В данном разделе работы с учетом историко-этнографических фактов реконструируется процесс становления и развития региональной ситуации языкового контакта, отдельных ее уровней – этнокоммуникативного и собственно языкового. История этнокоммуникативного уровня воссоздается на основе работ В.Васильева, М.А.Кастрена, Г.Ф.Миллера, С.К.Патканова, И.Юшкова, М.А.Ядринцева и др., описывающих речевое поведение этнокоммуникантов – иртышских остяков, тоболо-иртышских татар и русских старожилов относительно XVIII – XIX вв. В диахроническом аспекте рассматриваются параметры хантыйско-тюркского, хантыйско-русского, тюркско-русского двуязычия, а также хантыйско-татарско-русского многоязычия. Указывается, что в условиях активной коммуникации появляются группы с нечетной этнической дифференциацией, поэтому в регионе с интенсивным контактированием как одна из основных выступает проблема лингвоэтнической идентификации.

Сложные процессы этнокоммуникации, симметрично отражаясь на вербальном уровне языковой ситуации, манифестируются в системе народной географической терминологии. Ретроспективный анализ ситуаций лингвоэтнического контактирования на территории Тюменской области дает возможность увидеть весьма сложную историко-контактологическую картину, где русская географическая терминология исследуемого региона предстает как неоднозначная категория, являясь достоянием не только русских говоров, но и русских этнолектов, и софункционирующих этнодиалектов – тюркских (и в ретроспекции – обско-угорских).

Вторая и третья главы – соответственно «Русская географическая терминология в эндоглоссии» и «Русская географическая терминология в экзоглоссии» - посвящены рассмотрению диахронического аспекта языкового контактирования в системе русских старожильческих говоров региона.

Основные разделы указанных глав - «Исконно русская географическая терминология в пространстве тюменских старожильческих говоров» и «Заимствованная географическая терминология в пространстве тюменских старожильческих говоров». В первом случае с позиций интралингвального подхода в структуре русской географической терминологии, участвующей в языковом контакте, идентифицируется древнейший, исконный, фрагмент, выявляются основные направления и тенденции его развития. Во втором случае с позиций интерлингвального подхода исследуются результаты прямого контактирования, проявляющиеся в хронологически неоднородных геотерминологических заимствованиях.

В обеих главах параметры рассмотрения материала следующие:

идеографическое описание, историко-диалектологический экскурс, этимологический анализ. Вторую главу предваряет раздел «К проблеме идентификации исконных геотерминологических фондов». В условиях синхронического контактирования диахронические идентификации осложняются поиском «своего», исконного, в сплаве генетически разнородных элементов, «обобщающихся» в единое целое в ходе конвергентных преобразований. В этой связи актуализируется принцип генуинности, позволяющий выявить исконные фонды в их эволюционном развитии. Ставится вопрос о «мнимых» заимствованиях, когда в результате игнорирования структурных составляющих ситуации языкового контакта элиминируется категория «своего» в той или иной исследовательской позиции.

Третья глава предваряется разделом «К проблеме стратификации контактных заимствований». В этом разделе идентифицируются досибирский и сибирский пласты заимствований, восходящие к финно-угросамодийским и тюркским языкам.

Основное внимание в указанных главах уделено исследованию как исконно русского, так и заимствованного материала с позиций этимологического анализа. Подчеркивается, что этимологическая интерпретация предстает как процедура двупланового характера: в случае, когда речь идет о славяно-русской, корневой, лексике, этимологизация сводится к процедуре доказательства ее исконности, когда речь же идет о заимствованиях (древнейших унаследованных, «культурных» квазизаимствованиях, прямых контактных заимствованиях) – к процедуре поиска языка-источника.

При этимологической интерпретации акцент был сделан на анализе материала, который впервые вводится в научный оборот. В других случаях анализируются термины, для которых предлагается новая этимологическая версия. К числу первых относится пага/паги, рассматриваемое как исконно славянское, обнаруживающее прямые параллели с нижнелужицким паги; к числу заимствованных, впервые вводимых в научный оборот и получающих этимологическое обоснование, относятся беликаз, конырка, кочоб, марай, начибей, сартак, теньга. Новая этимологическая интерпретация предложена для терминов ирмак, лупча, казык, кармак, сор, уткарма, чагыт и др.

Этимологический анализ выявил контаминационные процессы, сопровождающие развитие «географических слов», например, конырка.

Термин конырка, кынырка «небольшая речка, ручеек» для тюм. говоров реконструируется по топонимическим данным: Канырка, Кынырка, рр., прит.

р. Тура (Тюм). В говорах сопредельного с Тюменским Тугулымского района Свердловской области зафиксирован термин конырка «маленький ручеек, родничок», ср.: Жажда уж замучила, сил моих нет, да на радость конырку увидала [CРГСУ Д 1996: 246]. Следы (хотя и не очень ясные) лексического использования топонима в тюменских говорах сохраняются в контекстном употреблении: Конырка как ручеек, маленькая речка, значит, у деревни (Тюм, Речкина).

Славянская версия этимологической интерпретации термина конырка основана на данных словообразовательного анализа, в результате которого вычленяется архаичная приставка ко(ка)- и корень -ныр-. Приставка ко(ка)- широко известна на всей славянской территории. Не раз отмечалось, что «узкие регионализмы … включают образования с архаичными приставками *ko-, *pa-» [Куркина 1981: 25], которые, считает Л.П.Михайлова, через идею движения развивают экспрессивно-оценочные оттенки [Михайлова 2004: 42].

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»