WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Вторым важным фактором, способствовавшим активизации и радикализации болгарского национального движения в Македонии и Фракии явился "конфликт интересов в национальной сфере" или, следуя терминологии М. Хроха, "социальное напряжение", которое могло наложиться на языковые или религиозные различия". Данное напряжение имело место как в отношениях между болгарским и мусульманским населением, так и в отношениях болгарского населения с турецким государством, которое вопреки 62 ст. Берлинского договора, сохраняло неравноправие мусульман и христиан. И если раньше подчиненное положение в рамках социальной иерархии порой воспринималось в порядке вещей, то теперь высокий уровень социальной коммуникации, в том числе грамотности, национального воспитания в народной школе и рыночных отношений, формировал психологию свободной личности, не желающей мириться с традиционным для христиан в Турции статусом политически и административно дискриминируемой райи.

Во второй главе рассматриваются основные проблемы и этапы "Развития болгарского национального движения в Македонии и Фракии в 90-х гг. XIX в. – начале XX в." Первый параграф посвящен рассмотрению основных направлений и результатов "Церковно-просветительской деятельности Экзархата в Македонии и Фракии в конце XIX в. как легальной формы болгарского национального движения". По классификации М. Хроха период 80-х – первой половины 90-х гг. XIX в. в Македонии соответствовал фазе "В" национального движения, в ходе которой национальная элита при помощи массовой патриотической агитации через церковь и школу пыталась "разбудить" в своей этнической группе национальное самосознание, вовлечь болгарскую этническую массу в данных областях – "естественную общность" по Бауэру – в нацию как "культурную общность".

Автором доказывается несостоятельность утвердившегося в советской, а затем и в российской, историографии тезиса о якобы начале складывания отдельной македонской нации вследствие углубления культурного и языкового своеобразия македонских славян после отделения Македонии от Болгарии в 1878 г. Многочисленные свидетельства говорят о том, что болгарское национальное движение в Македонии, проявлявшееся в этот период в форме легальной борьбы за национально-культурную автономию от Греческой Патриархии, не только не остановилось, но и интенсифицировалось благодаря усилиям Экзархата, получавшего активную поддержку со стороны свободной Болгарии, и уже в 90-е гг. XIX в. приобрело формы массового народного движения, перейдя к финальной фазе "С".

Глава II политотделения МИД Болгарии Т. Карайовов в 1906 г. прямо указывал на то, что экзархийские "школы создали болгарский народ" в Македонии. Эти слова, однако, не следует воспринимать в буквальном смысле. Автором диссертации приводятся весомые аргументы против абсолютизации конструктивистского подхода в изучении национальных движений, акцентирующего внимание исключительно на роли социальной инженерии или искусственного конструирования в процессе формирования или "изобретения" нации. Так, например, греческие "кон структоры" располагали несравнимо большими ресурсами влияния и, тем не менее, не только не смогли сохранить свои позиции в регионе, но и стремительно теряли их. Болгарская элита, безусловно, сыграла решающую роль в преобразовании болгарского этноса в нацию в ходе национального движения, но отнюдь не "изобрела" ее на пустом месте. Фундаментом для развития национального самосознания послужила присущая любому этносу этническая самоидентификация.

В начале 90-х гг. XIX в. Экзархат, выполнив свою миссию, стал стремительно терять влияние среди "пробужденного" им населения, а новое поколение болгарской интеллигенции стало ориентироваться уже на вооруженную форму политической борьбы. Болгарское национальное движение, таким образом, стало распадаться на клерикально-консервативное (экзархийское) течение и более массовое радикально-демократическое (революционное) течение.

Во втором параграфе рассматриваются основные моменты "Оформления и развития революционного крыла в болгарском национальном движении в Македонии и Фракии в 1893-1903 гг." Данное крыло было представлено ВМОРО и ВМОК, отношения между которыми были установлены в 1895 г. и развивались в русле сотрудничества. Несмотря, однако, на общие цель (автономия Македонии и Адрианопольской Фракии) и методы ее достижения (восстание) между двумя организациями сохранялись различия и в определенные моменты обострялись противоречия. Первоначально они определялись исключительно соперничеством в вопросе о руководстве освободительным движением в Турции. В дальнейшем появились и разногласий по поводу тактики достижения одинаковой стратегической цели, в основе которых лежали разные представления о восстании. ВМОРО рассматривала восстание как результат длительной революционной подготовки населения и как средство завоевания автономии своими силами. ВМОК наоборот скептически смотрел на революционный потенциал населения, основную надежду в деле достижения автономии он возлагал на великие державы и Болгарию и в восстании видел, прежде всего, средство апелляции к их вниманию.

Период с мая 1899 г. до марта 1901 г., был отмечен наибольшим сотрудничеством между двумя организациями, фактически объединившимися на федеративных принципах. Благодаря внушительной помощи Верховного комитета ВМОРО смогла в 1899-1900 гг. выстроить мощный четнический институт, способствовавший активному вовлечению в революционное движение сельского населения.

Между тем, в 1901-1902 гг., стал очевиден утопизм представлений "внутренних" об успехе повсеместного восстания: деятельность ВМОРО, становившейся все более массовой, уже не могла быть тайной для турецких властей и вызывала непрекращающуюся череду раскрытий и репрессий с их стороны, что грозило уничтожением организации еще до планируемого ею восстания. ВМОК, опасавшийся подобного развития событий, попытался взять подготовку революции в Македонии в свои руки и подчинить себе ВМОРО. Это привело к тому, что в конце – начале 1902 гг. между двумя организациями разгорелась междоусобная война, в результате которой ВМОК, возглавляемый И. Цончевым, сумел создать себе плацдарм в Восточной Македонии, где осенью 1902 г. было провозглашено Горноджумайское восстание. Усиление турецких репрессий в ходе подавления этого восстания, ставка ВМОК на новое восстание весной 1903 г., которое могло быть массово поддержано населением, терявшим доверие к ВМОРО, и успехи верхови стов в деле привлечения внимания международной общественности и дипломатии к македонскому вопросу явились главными факторами, способствовавшими тому, что в конце 1902 – начале 1903 гг. в ВМОРО восторжествовала верховистская стратегия относительно восстания и его целей, и был взят курс на совместное с ВМОК восстание в 1903 г., получившее название Ильинденско-Преображенского.

Третий параграф "Болгария и национальное движение в Македонии и Фракии" посвящен участию официальной Софии в освободительной борьбе македонских и фракийских болгар в 1894-1908 гг. Болгарское княжество соединяло в своих руках национально-культурную функцию легального института и национальнополитическую функцию нелегальных институтов, что было отражено в формуле "реформы и бераты". Под "реформами" подразумевалось достижение административной автономии для Македонии и Фракии на основе 23 ст. Берлинского трактата, а под требованием бератов – стремление к расширению границ Экзархата.

В 1895 г. болгарские власти содействовали осуществлению Четнической акции ВМОК, а в 1896 г. установили первые контакты с ВМОРО. София пыталась поставить нелегальные организации под жесткий контроль. ВМОРО и ВМОК в свою очередь пытались не только сохранить независимый статус, но и оказывать влияние на определение внешнеполитического курса Княжества. Причем вполне успешно, превращая Болгарию в заложника своей самостоятельной политики.

В период подготовки Ильинденско-Преображенского восстания правительство и князь, хотя и сняли с себя всякую ответственность за его поражение, были в курсе всех шагов, предпринимаемых революционерами. После 1903 г. появилась системность в поставках оружия и выделении денежных средств правительством для ВМОРО, что объяснялось главным образом необходимостью вооруженного отпора сербским и греческим четам, активизировавшимся в Македонии с 1904 г.

Сотрудничество правительства и ВМОРО после 1903 г. проявилось также в синхронизации их политики по отношению к Экзархату. Правительство, ввиду значительного расширения революционной деятельности, все более ориентировалось на радикальный лагерь болгарского национального движения. Экзархат был бессилен что-либо противопоставить этому. Подавляющее большинство экзархийских учителей, до 90 % в сельской местности, по сведениям болгарского дипломата А. Тошева в 1907 г., являлось активистами ВМОРО, воздействовать на которых у экзарха не было никакой реальной возможности.

В программе радикального лагеря болгарского национального движения Болгарии также отводилась центральная роль. Сложная геополитическая обстановка на Балканах, однако, вынуждала и ВМОРО, и ВМОК скрывать этот факт за официальной доктриной македонского политического сепаратизма – нужно было любой ценой убедить балканские государства и великие державы в непричастности Болгарии к македонскому движению. Только так, полагали идеологи движения, можно было добиться расположения европейской общественности и дипломатии и избежать вмешательства Сербии и Греции.

В четвертом параграфе рассматривается развитие "Болгарского национального движения в Македонии и Фракии в 1904-1908 гг.", анализируются проблемы, с которыми столкнулось движение после подавления восстания 1903 г. В 1904-гг. движение находилось в состоянии глубокого системного кризиса, что проявилось, прежде всего, в его огрубении и потере прежней массовости. Реальными факторами политики ВМОРО в Македонии стали малограмотные воеводы (полевые командиры), имевшие весьма упрощенные представления о задачах болгарского национального движения. Зачастую воеводы превращались в заложников политики противоборствующих в Софии группировок, на которые стала распадаться прежде формально единая революционная организация.

Раскол в рядах ВМОРО проявился в ходе софийских совещаний руководителей организации зимой 1903-1904 гг. Наибольшие разногласия вспыхнули между теоретиками-интеллектуалами, представленными Х. Матовым и Х. Татарчевым, и тяготившимися зависимостью от политического руководства ВМОРО четническими командирами-практиками, представленными Я. Санданским и Х. Чернопеевым, которые с помощью жесточайшего террора смогли установить свое личное господство в Сярском и Струмицком революционных округах. Главным идеологом воевод стал марксист Д. Хаджидимов, к 1905 г. сформулировавший требования децентрализации ВМОРО и отказа ее от контактов с официальной Софией.

Осенью 1905 г. на Рильском конгрессе ВМОРО решение о широкой децентрализации организации и выборности ее должностных лиц было принято официально. Коренное реформирование ВМОРО, однако, лишь на год отсрочило ее окончательный распад на два противоборствующих лагеря. Санданский, избавившись в 1905 г. от угрозы со стороны верховистов, сосредоточился на противоборстве со своими противниками внутри ВМОРО. В декабре 1906 г. его сторонники демонстративно покинули второй Рильский конгресс, а в 1907 г. перешли к открытой борьбе с ВМОРО, уничтожив двух ее руководителей Б. Сарафова и И. Гарванова.

Санданский, который вместе с Сярским революционным округом де-факто уже в 1904-1905 гг. отошел от болгарского национального движения в Македонии и Фракии, восприняв марксистскую доктрину и обособившись от ВМОРО, в 1908 г.

счел разумным пойти на союз с турецким национальным движением, представленным младотурками, победа которых в том же году коренным образом изменила общественно-политические условия и расклад сил в Европейской Турции.

Третья глава посвящена исследованию "Национального вопроса в идеологии и практике болгарского национального движения в конце XIX – начале XX в." Первый параграф озаглавлен "Концепции "национализма" и "интернационализма" в болгарском национальном движении". В параграфе показывается, что ВМОРО изначально создавалась как болгарская национальная организация, открытая сначала только для экзархистов, а с 1896 г. – для всех болгар. Показана роль военного руководителя ВМОРО Г. Делчева в деле привлечения неэкзархистов в ряды организации. Абстрактная освободительная идея ВМОРО вполне подходила для выражения социального напряжения, одинаково переживаемого и экзархистами, и болгарами патриархистами, соответствовала непосредственному повседневному опыту, системе символов и стереотипов малограмотных патриархийских крестьян. Иначе дело обстояло с образованным болгарским патриахийским населением в городах, которое во главе с местными греческими национальными активистами смогло оказать решительный отпор ВМОРО.

Гибкая политика ВМОРО по отношению к патриархистам не означала отказ от стратегической цели национальной консолидации своей этнической группы. Многие местные руководители организации в такой политике видели, прежде всего, удачное средство "достичь возвращения блудных сынов к нашей национальной церкви". К началу 1903 г. началось и прямое дирижирование ВМОРО этим процессом "возвращения". Тем самым ВМОРО как бы продолжала в иных формах экзархийскую миссию национальной консолидации всех этнических болгар.

Помимо этнических болгар, в ВМОРО еще до 1902 г., вопреки уставу, стали вступать представители иных этнических групп. Данный факт, а также необходимость переиграть сербскую и греческую националистическую пропаганду в борьбе за симпатии международной общественности способствовали утверждению в революционных кругах идеи интернационализации македонской освободительной борьбы. Данная линия впервые начинает четко прослеживаться в документах ВМОК Б. Сарафова с осени 1900 г. Определенный вклад в эволюцию идейного облика ВМОК, а затем и ВМОРО, внесли болгарские и македонские социалисты, влившиеся в ряды этих организаций главным образом в 1899-1901 гг. Автор полагает, что бывшие заграничные представители ВМОРО в Софии Г. Делчев и Г.

Петров осуществили коренную редакцию устава и правил ВМОРО в начале г., прежде всего, под влиянием интернационалистских идей, утвердившихся в болгарском обществе и в среде македоно-одринской эмиграции.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»