WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В целом можно сделать вывод о том, что для каждой разновидности времени в тексте проповеди существует определенный набор темпоральных указателей с различным соотношением прямых и косвенных видов, определяемый сущностной характеристикой анализируемого типа времени.

Особого внимания требуют грамматические формы времени в тексте проповеди. Объективно-ситуативное время эксплицируется в тексте проповеди чаще всего при помощи глагольных форм настоящего времени. При экспликации в тексте объективно-сакрального времени используются глагольные формы прошедшего времени. Наиболее разнообразно использование грамматических форм при реализации в тексте концептуального времени. При изъяснении слушателям духовного смысла описываемых событий используются различные глагольные формы: глаголы несовершенного вида настоящего времени, глаголы в форме будущего времени, глаголы в форме прошедшего времени, глаголы совершенного и несовершенного вида в форме инфинитива. Глаголы в форме будущего времени с объективным значением используются в заключительной части проповеди, когда автор, назидая слушателей, обращается к будущему времени их жизни, наставляя, выражая уверенность в том, что прихожане изменят свою жизнь: Мы проявим свою любовь к Нему и радость о Его Пришествии тогда, когда сбросим с себя нашу греховную духовную одежду, загрязненную пороками, и оденемся в одежду чистоты, невинности и правды; когда откажемся от злой воли своей, и облечемся в нового человека, и себя всецело предадим в волю Христа Спасителя; когда безропотно и с покорностью будем нести свой крест, с любовью и самоотвержением перенося все скорби. Такая наша встреча Христа будет самой лучшей и приятной для Господа.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что для каждой выделенной нами разновидности текстового времени в проповеди характерно наиболее типичное глагольное оформление.

В разделе 3.3. рассматривается категория пространства в тексте проповеди и способы ее экспликации.

Категория пространства реализуется в тексте проповеди на тех же принципах, что и категория времени, то есть накладывается на композиционнотематическое членение текста. Соответственно выделяются объективносакральный, объективно-профанный, объективно-ситуативный и концептуальный типы пространства.

Объективно- сакральное пространство возникает в проповеди при реализации предметно-сакральной темы и эксплицируется в тексте за счет использования широкого спектра пространственных указателей, как абсолютных, так и относительных.

В тексте проповеди встречаются географические названия, которые отражают события исходного прошлого христианства: Фаворская гора, Синайская гора, Фавор, Голгофа, Гефсиманский сад, Вифсаида, Иерусалим, Самария, Сирия, Асия, Вифания, Понт, Галатия, Рим, Киликийский город Тарс, Дамаск, Малая Азия, Греция. Упоминание стран света в тексте проповеди также отличается своеобразием, определяемым христианской концепцией мира, и создает понятие мира, в котором распространилось христианство: Так как сегодня Церковь прославляет добродетели, творит память всех святых, которые просияли на востоке, западе, севере и юге, начиная от самого создания мира до настоящего времени. Употребляются также глаголы пространственного перемещения: следовал, пришел, был заключен, отыскивал, направлялся, прошел, отражающие векторный характер пространства.

Таким образом, своеобразие экспликации сакрального пространства связано с употреблением топонимов и географических названий, позволяющих создать у слушателей конкретно представимую картину сакрального мира.

Объективно- профанное пространство возникает в тексте при экспликации предметно-профанной темы, когда проповедник повествует о современных слушателю событиях.

В православной проповеди при экспликации профанной темы используются абсолютные и относительные пространственные указатели.

Динамизм пространства создается с помощью глагольных форм со значением пространственного перемещения (отдаются, стоят, приходящие, приходят в сознание, приближаются, начинают меняться). Динамика происходящего касается не только реальных предметов, но и душевного, духовного состояния человека, поэтому используются исходно связанные с динамической семантикой глаголы в переносном значении (приходит радость, вливается потоком и разливается широким, безбрежным морем, расцветает, вырастает, разверзается за пределы тварного). Также отмечаются обстоятельственные распространители грамматической основы простого предложения и обстоятельственные придаточные предложения пространственной семантики: И в этих храмах люди находят себе утешение:

это места, где проповедуется только любовь; это места, где нет хода человеческой ненависти.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что при экспликации объективно-профанной темы в проповеди наблюдается использование многообразных средств выражения пространственной семантики, что позволяет автору нарисовать чувственно-наглядную картину современного духовного и материального состояния общества в целом и отдельных его членов.

Объективно- ситуативное пространство возникает в тексте проповеди во вступлении при реализации предметно-ситуативной темы и характеризуется наличием антропоцентрического пункта текстового хронотопа «я – здесь – сейчас» [Степанов 1975], который эксплицирован в тексте православной проповеди в таком варианте: «мы – здесь – сейчас». Это локация, обусловленная объединением автора-проповедника и слушателей в единое целое: мы собрались здесь, сегодня, совершая празднование в честь Пресвятой Девы Марии, мы собрались в святой храм. Таким образом, можно сделать вывод о том, что при экспликации объективно-ситуативной темы в тексте православной проповеди в качестве пространственных номинаторов используются слова здесь, храм, перифразы к слову храм – торжественная обстановка.

Концептуальное пространство реализуется в тексте проповеди типично (как условное пространство концепции), а также в образном виде.

Характерным является образ пути как жизни человека, воплощающийся в том числе и через синонимичные понятия крестный путь, нести свой крест.

Путь человека определяется его стремлением к духовному совершенству, святости. Достижение идеала святости возможно только через терпение скорбей, посылаемых свыше: Скорбь вводит в Царство, а беспечная жизнь – в геену. Поэтому не будем унывать, когда приключаются с нами огорчения и скорби, а, напротив, станем радоваться, что идем путем святых.

Достижение святости связано с таким пространственным понятием, как Святая Русь, которая противопоставляется Руси современной, грешной, но являющейся при этом наследницей Руси Святой. Возвращение в реальную повседневную жизнь каждого человека нравственных идеалов последней и является зачастую целью проповедника: «Христос запрещает жениться на разведенных. Если бы все исполняли эту заповедь, на Святой Руси прекратились бы разводы. А у нас сейчас каждая вторая пара в разводе. Если бы все исполняли эту заповедь, многие бы дети ваши обрели отцов и матерей, меньше бы горя, скорбей и слез было на Святой Руси. Некогда Святая Русь стала грешной Русью за наше безбожие». Также при реализации концептуального пространства в текстах проповеди отражается противопоставление таких значимых для религиозного восприятия мира понятий, как рай и ад.

Таким образом, в проповеди создается воздействующий на слушателя образ концептуального пространства и времени, имеющий некоторые черты реального хронотопа.

Категория времени эксплицируется в тексте проповеди при помощи стандартных лингвистических средств: прямых и косвенных темпоральных указателей, числительных датировки и др. Специфику жанра составляют названия религиозных праздников номинаций-указателей профанного времени.

Каждая из выделенных разновидностей времени в тексте проповеди характеризуется наличием типичных глагольных форм, распределение в тексте которых определяется композиционно-тематическим членением последнего.

Категория пространства эксплицирована в тексте проповеди при помощи пространственных стандартов: топонимов и географических терминов, абсолютных и относительных пространственных указателей, глаголов и предлогов со значением пространственного перемещения, что позволяет автору создать чувственно-наглядный образ как концептуального, так и реального мира. Специфическими для жанра следует считать собственные и нарицательные слова, воссоздающие топографию священной земли христианства; мотив пути, символизирующий перемещение человека как в объективном, так и в концептуальном пространстве.

Изоморфность времени и пространства полностью подтверждается проанализированным материалом. Изоморфность хронотопа и блока тема/композиция создают очень четкое смысловое деление текста, что усиливает целенаправленность проповеди и облегчает ее устное восприятие.

В главе 4 «Категория тональности в тексте православной проповеди» выявлены подтипы категории тональности в тексте проповеди и рассмотрен вопрос об их жанрообразующей роли.

В разделе 4. 1. рассмотрены жанрообразующие субкатегории тональности в православной проповеди.

Проповедь – трансляция божественной истины, в связи с чем в коммуникативной ситуации имеется особый мистический компонент:

проповедник испытывает и выражает благоговейное (особо почтительное) отношение к источнику всего сущего – Богу. Назовем этот компонент благоговейной тональностью.

Благоговейная тональность достигается в тексте проповеди за счет использования церковно-религиозной лексики (Господь Вседержитель, престольный праздник, царство Божие, жены-мироносицы). Особо следует сказать о необходимости употребления в тексте проповеди полных имен Бога, святых, названий религиозных праздников, которые также даются в полной форме: Господь Иисус Христос, Пресвятая Дева Мария, Пресвятая Богородица, святой апостол Павел, первоверховный апостол Петр, святитель Василий Великий, Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня и т.д.

Почтительность, благоговейность достигается также использованием архаически-возвышенной эмоционально-оценочной лексики (беспримерная преданность, неземное величие, черпать вдохновение, преславный праздник, древо благословенное, величайшая помощь). Указанные средства составляют ядро поля благоговейной тональности, в составе периферии значима общекнижная лексика, создающая небытовой фон содержания (восприятие, бытие, исконная роль, традиции, весьма, придерживаться иных мировоззрений). Благоговейная тональность достигается в тексте проповеди также за счет почтительного цитирования Священного Писания как Слова Божия. Разумеется, видную роль в составе средств создания благоговейной тональности играют интонационные средства, которые в нашей работе специально не рассматриваются.

Проповедь, в самом общем плане, – это изложение религиозного учения, направленное на конкретного адресата (учительная позиция проповедника декларируется еще в тексте Евангелия). Следовательно, можно выделить еще одну разновидность тональности, определяющую своеобразие жанра, – учительную тональность. Учительная тональность эксплицируется в тексте проповеди через глагольные конструкции, выражающие идею долженствования: Сию-то радостную встречу Господа нашего Иисуса Христа и мы с вами ежегодно торжественно празднуем, но это событие не должно иметь для нас значение только лишь историческое. Оно должно оставаться для нас событием существенным, имеющим непосредственное значение для нашей души и для нашего спасения. Указания на то, как надо думать и действовать в той или иной ситуации, несомненно, создают ядро поля учительной тональности текста проповеди. Данный вид тональности также реализуется и другими средствами, например, с помощью уверенной констатации и полного отсутствия субъективной модальности предположения, колебания, сомнения, неуверенности.

Выделенные при анализе текстов проповеди благоговейная и учительная тональности обусловлены социальной ролью проповедника: его позицией посредника (медиатора) между Богом и людьми, с одной стороны, и позицией наставника, учителя по отношению к пастве, с другой стороны. В то же время вторая позиция не столь однозначна (проповедник не только пастырь, занимающий иерархически более высокую позицию по отношению к прихожанам), она в значительной мере определяется равенством всех людей перед лицом Бога, поэтому проповедник объединяется со своими слушателями (см. Прохватилова 1999). Отсюда возможность выделения еще одной разновидности категории тональности, исконно свойственной проповеди.

Проповеди, произнесенные Иисусом Христом, отличаются простотой и безыскусностью, они пронизаны доверительной интонацией, построены как беседа. Одна из основных тональностей проповеди – это тональность собеседования, или беседная. Тональность собеседования свойственна для русской культуры, русского риторического идеала [см.: Михальская 1992, 1996; Прохватилова 1999, 2005; Рытникова 1996], использование принципов беседы в проповеди способствует ее воздействующей силе.

Беседная тональность задается в тексте проповеди принятым обращением, подчеркивающим равенство всех присутствующих перед Богом:

Братья и сестры! Возлюбленные Богом братия и сестры! Дорогие, дорогие братья и сестры; употреблением МЫ-конструкций с тем же значением равенства: мы с вами, мы знаем, мы понимаем и т.п. Также тональность собеседования реализуется при помощи активно используемых в тексте проповеди средств диалогизации, в ччисле которых вопросно-ответное единство, риторический вопрос, риторическое обращение, риторическое восклицание. Указанные средства составляют ядро поля беседной тональности.

В разделе 4.2. рассматриваются дополнительные субкатегории тональности в проповеди.

При наличии жанрообразующих видов тональности широк и разнообразен спектр дополнительных компонентов тональности, которые придают тексту проповеди индивидуальность и активную воздействующую силу.

Так, выделяется тональность, обусловленная конкретной задачей автора на момент произнесения проповеди: поздравить, призвать к покаянию, обличить греховные состояния или др. Назовем ее целевая тональность.

В праздничной догматической проповеди свящ. Александра Клеменова «Радость Воскресения» праздничная тональность создается за счет многочисленных лексических и синтаксических средств, пронизывающих весь текст, причем праздничная тональность становится в тексте основной, она окрашивает и благоговейную, и учительную, и беседную. В тексте используются риторические восклицания, риторические вопросы, цитирование Священного Писания. Используемые обычно для создания благоговейной, беседной тональностей, в данном случае указанные средства помогают автору выразить праздничную атмосферу.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»