WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Наиболее типична схема тематического развертывания проповеди, при которой сначала вводится ситуативная предметная тема, указывающая на повод произнесения именно этой проповеди. Затем реализуется предметно-сакральная тема, основанная на текстах Священного Писания и богослужебных книг, повествующих о реальных событиях из жизни Христа и святых. После тематической проработки предметно-сакральной темы осуществляется переход к духовной теме – истолкованию глубинного смысла рассказанных событий.

Профанная тема является факультативной и в логической структуре текста используется в качестве аргумента или иллюстрации к аргументу.

Заканчивается проповедь композиционным блоком, в котором сливаются воедино духовная и ситуативная темы.

Так, экзегетическая проповедь «На Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня» арх. Кирилла (Павлова) начинается с экспликации событийной предметной темы: «Сегодня Святая Церковь торжественно вспоминает обретение Честного Креста Господня». Ввод событийной темы через выделенный речевой оборот стандартен для церковной проповеди. В рамках жанра используются также речевые вводы сегодня христиане всего мира … празднуют, сегодня мы с вами снова вспоминаем…, сегодня я хотел поговорить с вами…, в настоящий день… Святая Церковь торжественно совершает память..., мы слышали сегодня….

Переход к предметно-сакральной теме осуществляется с помощью композиционно-речевой связки это …событие: «Это радостное событие последовало…». В текстах также отмечены речевые связки этот праздник…, это произошло…, эта молитва…, такое покровительство…. С помощью слов обобщающей семантики или более конкретных номинаций определенного события начальная позиция содержательного фрагмента маркируется для слушателя как обращенная к предметно-сакральной конкретике обсуждаемого явления, что подтверждается последующим повествованием о реальных исторических событиях, легших в основу данного праздника (или другого события-повода). Повествование в проповеди организуется типичными средствами грамматического оформления: используются глаголы-сказуемые совершенного вида, обстоятельства со значением времени (сначала, в это время, потом, тогда), употребительны союзы и союзные слова того же значения (когда, во время, после того как). Смена событий передается различными видо-временными формами глагола.

Стилистическое единство данного композиционного блока достигается за счет создания единого лексического поля, в котором особенно значима конкретно-предметная лексика, поскольку повествование нацелено на чувственное воспроизведение события (Иуда, северо-восточная сторона Голгофы, капище Венеры, мусор, земля). Завершается развитие предметносакральной темы обобщением, в котором, как правило, данная тема сопрягается с ситуативной.

Переход к реализации духовной темы происходит на логических основаниях, так как цель следующего композиционного блока – это истолкование сакральных событий в деятельно-нравственном аспекте, указание на их роль в духовном развитии человека.

Переход к заключительной части, которая в проповеди носит назидательный характер, происходит с помощью обращения: «Дорогие братья и сестры…». Это наиболее типичный речевой сигнал композиционнотематического перехода в тексте проповеди. Целостность данного композиционного фрагмента и одновременно его своеобразие проявляется в явном речевом выражении идеи долженствования. В заключительном блоке, как правило, представлены и духовная, и предметная темы, налицо объединительное логическое предназначение фрагмента. Подчеркнутая долженствовательная модальность усиливает идею воздействия, магистральную для жанра проповеди.

Экспликация ведущих тем в проповеди достаточно четко соотносится с классическим трехчастным композиционным членением. Презентация ситуативной темы происходит во вступлении и, факультативно, в заключении проповеди; развитие предметно-сакральной и духовной темы, в сопровождении сопутствующих фрагментов, составляет «тело» текста, слияние духовной темы с ситуативной формирует заключение. Рассмотренная композиционнотематическая модель строится на правильных дидактических основаниях:

движение от повода к причинам, от поверхностно-событийного к глубинносмысловому, от информативного к воздействующему. Она соответствует также методически целесообразному движению от простого к сложному, от конкретного к абстрактному и, наконец, от чужого к личностно воспринятому, своему. Речевые сигналы этого движения – композиционные речевые связки – располагаются в начальной позиции тематических фрагментов, предваряют их, что чрезвычайно важно при устном восприятии текста.

Рассмотренная композиционно-тематическая схема развития проповеди имеет варианты. Распространен вариант, при котором предметно-сакральная и духовная тема образуют повторяющийся комплекс. При этом поучительная часть может располагаться как после каждого однотипного комплекса, так и в общем заключении текста. Второй вариант композиционно-тематического развертывания: после раскрытия ситуативной автор сразу переходит к развитию духовной темы, не прибегая к развитию предметно-сакральной темы, при том что последняя присутствует во фрагменте с духовной темой в свернутом виде, будучи представлена набором единичных номинаций.

Таким образом, ситуативно-тематический фрагмент важен как организующий ситуацию общения: повод к духовному общению увязывается с сегодняшним днем проповедника и его паствы на основе религиозного (много реже – светского) календаря. Предметно-сакральная тема создает развернутое эмоционально окрашенное представление о событии, соответствующий фрагмент вводит слушателей в сакральную сферу с помощью создания чувственного образа сакрального явления. Духовная тема представляет собой анализ сакрального события, истолкование его духовного смысла. Цель соответствующего фрагмента – вывести слушателей на уровень рациональнодуховных обобщений, противопоставить сакральный и профанный (грешный) мир, указать причины, мешающие слушателям достичь спасения, приблизиться к Богу (грехи), и, наконец, указать пути преодоления греховности. В заключительной части проповеди, где духовная и предметная темы сливаются, цель автора – призвать слушателей к исправлению, побудить к действию по изменению своего духовного мира, по достижению духовного идеала, т. е.

спасения. В этой назидательной части, в отличие от предыдущих композиционных фрагментов, эксплицируется основная цель целого текста, что и делает проповедь жанром открыто назидательным. Для текста проповеди в содержательном плане ведущими являются такие блоки, как духовный и назидательный, причем именно заключительный назидательный блок является жанрообразующим, так как без него проповедь превращается в беседу на духовную тему. Ситуативно-предметный тематический блок столь же обязателен в собственно структурном отношении: он характеризуется выделительной, рамочной функцией.

Таким образом, композиция проповеди строится с учетом жанрово типичного авторского целеполагания. Проповедь формируется, во-первых, движением от ситуативной темы к духовной (при различной нарративной проработанности предметно-сакральной темы); во-вторых, движением от создания базиса назидательности (через представление образцов путем проработки предметно-сакральной тематики и развернутый анализ избранных духовных понятий и положений, в процессе которого в частной роли и факультативно используется профанная тематика) к вербальному духовному поучению.

Названные выше композиционно-тематические фрагменты группируются в композиционные блоки текста. Различие таких комплексов приводит к композиционной вариативности проповедей.

В главе 3 «Категория хронотопа в жанре православной проповеди» выделены подтипы текстового времени и пространства, охарактеризована их экспликация, выяснено соотношение категорий хронотопа, темы и композиции.

В разделе 3.1. охарактеризовано время и пространство в христианской картине мира.

Текст православной проповеди как жанра религиозного стиля отражает христианскую картину мира, в основе которой лежит пространственная оппозиция «земное – небесное», которая транспонируется в оппозицию «человеческое – божественное». Темпорально в христианской картине мира значима дихотомия «временное – вечное»: вечное принадлежит небесному, Божественному, а временное – земному, человеческому. Категория времени в тексте неразрывно связана с категорией пространства, и обе они вместе в значительной степени определяют жанровое своеобразие текста.

В разделе 3.2. рассматривается категория времени в тексте православной проповеди и описываются способы ее экспликации.

Разновидности категории времени накладываются на типологию тем. С предметной темой соотносится объективное время, в котором выделяются следующие разновидности: объективно-сакральное, объективно-профанное и объективно-ситуативное время. С духовной темой соотносится концептуальное время.

Объективно- сакральное время соотносится с реальным временем, отражая события истории человечества, играющие важную роль в рамках христианской концепции. Объективно-сакральное время в тексте проповеди может эксплицироваться как за счет прямых, так и за счет косвенных темпоральных указателей.

В числе прямых указателей наиболее активны числительные датировки:

прославляем явление милости Божией Матери православной державе Российской, выразившееся в чудесном избавлении нашего дорогого Отечества в 1612 году; памятно избавление нашей земли милостью Божией Матери от владычества поляков в 1612 году; воины наши 22 октября с Казанской иконой Божией матери без особого труда взяли Москву (катехизическая проповедь арх. Кирилла «Праздник иконы Казанской Божией матери»). Также в текстах проповедей присутствуют слова и словосочетания с отсылочным темпоральным значением: контекстные субституты в ту скорбную пору, тогда, вместе с тем, первое время, затем, тогда, снова. Нередко слова с прямым темпоральным значением выступают в роли композиционных скреп, продвигающих повествование.

Большую роль при экспликации объективно-сакрального времени в проповеди играют косвенные темпоральные указатели, особенно имена собственные, в частности, имена исторических лиц: апостолы Петр и Павел, святой апостол Петр (назывался он также Кифою или Симоном), Иаков и Иоанн Богослов, император Нерон, апостол Павел (назывался он также Савлом), от ученика Христова Анании, святитель Иоанн Златоуст, святой Ефрем Сирин [экзегетическая проповедь арх. Кирилла «День памяти первоверховных апостолов Петра и Павла»]. В качестве косвенных темпоральных указателей могут выступать наименования служебных чинов и социального положения лиц, употребляемые часто вместе с именами собственными: святой апостол, первоверховный апостол, ученик Христа, святой, император, первосвященник [там же].

Фиксированной точкой отсчета на шкале сакрального времени будет являться реальное сакрализованное событие, ставшее поводом для произнесения проповеди. В рамках сакрального времени также возможны явления проспекции и ретроспекции, особенно в знающей, воцерковленной аудитории: вспомните, как …вспомните события, которые предшествовали этому…, а после, как мы знаем, произойдет….

Объективно- профанное время в соотношении с реальным отражает события дня сегодняшнего, время, в котором живут и прихожане, и проповедник: сегодня мы видим, вчера я услышал, на исповеди мне сказали.

Точкой отсчета на шкале объективно-профанного времени будет являться, ситуация «здесь и сейчас», но с присоединением мира вокруг церкви, мира обычного, обытовленного.

В проповеди митр. Кирилла «Мысли о вечном» используются такие прямые темпоральные указатели недавно, сейчас, косвенные темпоральные указатели, в роли которых могут выступать, например, субституты: мы, вы, мы с вами, нас, что сразу переводит слушателей в ситуацию «здесь и сейчас».

Также в роли косвенных темпоральных указателей выступают номинации, обозначающие современные реалии, или / и повествовательные фрагменты, рисующие современную действительность. Ретроспекцией на шкале объективно-профанного времени могут быть исторические события, происходившие во времена советской власти (часто с негативным оттенком), до революции (с позитивным): при советской власти, до революции, ранее, события из жизни прихода, религиозной жизни епархии: вспомните, как мы начинали, во время последнего визита правящего архииерея….

Объективно- ситуативное время отражает реальное время события проповеди, т.е. время ее произнесения, с помощью прямых темпоральных указателей. Так, в текстах проповедей при реализации объективноситуативного времени встречаются следующие слова и словосочетания со значением времени: сегодня мы празднуем, во время литургии был прочитан отрывок из Евангелия, в праздник Рождества Христова, в эти дни рождественского поста, в настоящий день, в заключение всех великих праздников, мы слышали сегодня притчу о мытаре и фарисее. Эти и подобные номинации являются наиболее точными, однозначными темпоральными указателями, увязывающими текст проповеди со шкалой реального времени, точнее – с точкой хронотопа «здесь и сейчас».

Объективно-ситуативное время эксплицируется в тексте проповеди при помощи прямых темпоральных указателей – слов и словосочетаний со значением времени и числительных со значением датировки, причем среди прямых темпоральных указателей присутствуют специфически религиозные – названия христианских праздников, евангельских отрывков, а также характерные только для проповеди сигналы начала и окончания текста «Во имя Отца и Сына и Святого Духа» и «Аминь».

Концептуальное время реализуется в тексте проповеди при развитии духовной темы, когда проповедник анализирует духовный смысл реальных событий, наставляет слушателей, сравнивая сегодняшнее, современное состояние духовного мира человека и образец, идеал, к которому надо стремиться всем, которым выступает жизнь Иисуса Христа и святых.

Точкой отсчета для концептуального времени служат события земной жизни Христа (рождение Христа – начало нашей эры, начало нового летоисчисления).

В проповеди используются слова с темпоральным значением (всегда), косвенные темпоральных указатели, перифразы (многовековой опыт, христианская традиция, наша вековая народная традиция, церковное предание). В качестве темпоральных указателей при реализации концептуального времени используются имена собственные (Иисус Христос, Иоанн Златоуст, Иоанн Богослов, Ефрем Сирин и др). Подобная же ситуация наблюдается и при экспликации объективно-ситуативного времени, но употребление имен собственных при экспликации концептуального времени создает эффект смыслового расширения, наложения прошлого времени на события, происходящие в настоящем.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»