WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Далее рассматриваются классификации эмоций. Подход, предложенный А. Н. Леонтьевым (2004), предполагающий выделение эмоций, чувств, аффектов, настроений, неоднократно подвергался критике по причине использования двух оснований: интенсивности и времени протекания эмоционального явления. Функциональный подход, реализуемый в работах В. К. Вилюнаса (1976), Б. И. Додонова (1978), не охватывает многообразия эмоциональных явлений.

В данной работе предпринята попытка выявить все эмоции и чувства, зафиксированные в языке в форме названий этих переживаний. Таким образом, наша точка зрения противоположна концепциям «базовых» эмоций, однако мы не ставим целью изучение размерности эмоционального пространства: более важным представляется найти основания, позволяющие объективировать, уточнить те феномены, которые наполняют это пространство, составляют его непосредственное содержание.

Проблемы субъективности эмоциональных явлений, опосредованность их взаимосвязи с когнитивными процессами нередко решались исследователями с точки зрения отрицания возможности объективного изучения эмоциональной сферы вообще. В настоящее время существует мнение, что эмоции и познавательные процессы тесно взаимодействуют, но они не тождественны, что осложняет разработку методического и понятийного аппарата исследования (Васильев И. А., Поплужный В. Л., Тихомиров О. К., 1980). Данный вопрос отражает представления о положении эмоций в системе психики, главной особенностью и основой которой всегда рассматривались процессы познания (Ганзен В. А., 1984).

Проблемы терминологических трудностей и поиск методологического основания при изучении эмоциональных явлений представляется возможным разрешить через использование психологических методов в сочетании с лингвистическими исследованиями, направленными на выявление того круга понятий, которые фиксируют многообразие эмоциональных явлений в языке, что позволит продвинуться в комплексном решении указанных проблем психологии эмоций.

Во втором параграфе представлены психологические и лингвистические обоснования взаимосвязи эмоциональных и когнитивных процессов. Подчеркивается значение языковых средств репрезентации субъективного опыта в процессе познания окружающей действительности и процессов, протекающих во внутреннем пространстве личности. В работах Л. С. Выготского (2003), А. Р. Лурия (1979), А. В. Запорожца (1986), С. Л. Рубинштейна (2003), А. Н. Леонтьева (2004) представлены убедительные доказательства познавательно-оценочной функции эмоций, которые своим возникновением подчеркивают личностную значимость происходящего. Далее обсуждается форма функционирования эмоций в психическом пространстве личности через языковые средства, в результате чего делается вывод, что в языке закреплены слова, обозначающие наиболее частые и стойкие чувства, хотя они отнюдь не исчерпывают всей эмоциональной палитры человека. Эти идеи нашли свою реализацию в работах Д. В. Люсина (1998, 1999) который, исследуя содержание естественной категории «эмоция», приходит к заключению, что ее наиболее типичными репрезентациями являются названия интенсивных эмоций, для которых характерна яркая экспрессия.

Далее обозначен психофизический подход, который подчеркивает принципиальную возможность исследования субъективных феноменов через субъективную оценку испытуемым тех или иных аспектов этого явления (Понукалин А. А., 1984; Ратанова Т. А., 1990). Идеи психофизики находят свое продолжение в работах, основанных на самоотчетах, изучении феноменологического материала (Эткинд А. М., 1983; Ольшанникова А. Е., Семенов В. В., Смирнов Л. М., 1976; Вилюнас В. К., 1989). Принципиальным в таком случае становится вопрос о том, в какой форме должен производиться сбор феноменологического материала. Наибольшую популярность в данное время получили различные вербальные методики.

Отмечается наличие двух направлений: самооценочного (основным методом является опрос) и феноменологического (исследование продуктов деятельности субъекта). Утверждается адекватность «субъектно ориентированного» подхода, реализованного в работах Ч. Осгуда (1980), А. Г. Шмелева (2002), В. В. Столина (1983), А. О. Прохорова (2005).

Данные положения получают свое развитие в утверждении психосемантического подхода к исследованию эмоциональной сферы. Как указывает В. Ф. Петренко (2005), психосемантика исследует различные формы существования значений в индивидуальном сознании (образы, символы, коммуникативные и ритуальные действия, а также словесные понятия). Лексика языка несет в себе в форме семантических компонентов идеальные эталоны, мерки, которые выделяют, вычленяют в отражаемой действительности те или иные аспекты. Языковое сознание при этом выполняет не только аналитическую, но и синтетическую функцию.

Абстракция признаков и группировка их в новые структуры позволяют строить некие идеальные модели действительности, выраженные в значении слова, а оперирование этими идеальными значениями по законам грамматики и синтаксиса, имманентно содержащими правила человеческого мышления, позволяет дедуктивно получать новое знание.

Далее представлено мнение ряда лингвистов (Бабенко Л. Г., 1989;

Артемьева Е. Ю., 1980; Маркелова Т. В., 1995) о том, что картина мира человеческих эмоций относится к разряду локальных картин мира.

Е. Ю. Артемьева (1980) указывает, что дифференциация человеком своих чувств осуществляется при помощи слова и иными средствами осуществлена быть не может. Слово неотделимо от испытываемого человеком чувства потому, что дает возможность ему осмыслить само содержание черты этого чувства. Л. Г. Бабенко (1989) отмечает, что в языковой картине мира отражен эмоциональный опыт человека, что проявляется в многообразии арсенала языковых средств, призванных обозначать и выражать эмоции. Таким образом, лингвисты признают ценность исследования эмоций безотносительно к вопросу о соотношении эмоций и мышления.

Л. Г. Бабенко (1989) считает, что семантическая категоризация эмоций должна быть осуществлена прежде всего при рассмотрении лексики, называющей эмоции, хотя бы потому, что в ней эмотивные смыслы эксплицитны, более устойчивы, стабильны. Эти слова (эмотивыноминативы), по мнению исследователя, являются непосредственными знаками эмоций.

Таким образом, анализ работ психологов и лингвистов позволяет сделать вывод о сложной, опосредованной, но постоянно функционирующей взаимосвязи эмоциональных и когнитивных компонентов в структуре индивидуального сознания личности.

В третьем параграфе рассматриваются наиболее исследованные эмоциональные явления: тревога, агрессия, эмпатия, алекситимия как эмоционально-личностные особенностии, и объем словаря эмоций как эмоционально-когнитивная характеристика субъекта. Дается обоснование понятию «эмоциональный тонус» (Шакуров Р. Х., 2003) как явлению, по своему смыслу противоположному депрессии, которое в настоящее время в значительной мере исследуется с позиций медицины, психиатрии и характеризует грубые нарушения эмоционального и соматического благополучия. Введение нового понятия обусловлено существующим противоречием между необходимостью диагностики предрасположенности к депрессивным нарушениям и спецификой существующих методик, которые разработаны и валидизированы на пациентах психиатрических и психосоматических клиник, представлены, в основном, опросниками, что затрудняет их использование в условно здоровой выборке, ведет к искажению и недостоверности получаемых данных (Л. Ф. Бурлачук, С. М. Морозов, 1999, И. А. Подольский, 2004). Эмоциональный тонус как показатель эмоционального и соматического благополучия характеризует наличие смыслового компонента и общей позитивной тональности жизни конкретного человека. Для каждой из рассматриваемых характеристик представлены данные исследований половозрастных особенностей, обсуждаются проблемы определения, типологии, механизмов возникновения, диагностики.

Во второй главе рассматриваются результаты эмпирического исследования содержания, объема и взаимосвязи характеристик активного словаря эмоций с уровнем эмпатии, агрессии, тревожности, алекситимии, эмоционального тонуса.

В первом параграфе представлена экспериментальная база исследования.

Во втором разделе дается описание и обоснование следующих методов исследования:

1. Методика «Словарь эмоций» (авторская модификация методики «Ассоциативный вербальный тест»): направлена на выявление объема и содержания активного словаря эмоций.

2. Торонтская алекситимическая шкала: выявляет уровень представленности алекситимических черт личности.

3. Методика диагностики реактивной и личностной тревожности Ч. Д. Спилбергера, Ю. Л. Ханина.

4. Методика диагностики эмпатических способностей В. В. Бойко.

5. Методика диагностики показателей форм агрессии А. Басса и А. Дарки (адаптация А. К. Осницкого).

6. Шкала оценки эмоционального тонуса (экспериментальная авторская методика, разработанная совместно с Н. Н. Смирновой): направлена на определение уровня эмоционального тонуса в обследуемой выборке.

В качестве дополнительной методики на основании анализа литературных данных, толковых и семантических словарей русского языка был разработан Основной список эмоций и чувств (далее — ОС), который, после оценки его содержания носителями языка, включил в себя эмотивов-номинативов. ОС использовался для оценки содержания индивидуальных словарей испытуемых.

Разработка авторских методик включала в себя этапы поиска теоретических обоснований применения экспериментальных подходов, определение тестовых норм, изучение половозрастных различий.

А. О. Прохоров (2005) выделяет ассоциативный эксперимент в качестве основного метода изучения семантических пространств состояний. При этом подчеркивает, что в используемых ассоциациях отражается тесная связь с личностью человека, ярко проявляются индивидуальные особенности;

отмечает влияние пола, возраста, образовательного уровня, профессии испытуемых на характер ассоциаций. В исследовании А. А. Залевской (1990) по выявлению активного ядра лексикона русского языка установлено, что 70 % составляют существительные, 22 % — прилагательные, 6 % — глаголы.

А. Р. Лурия (1979) подчеркивает первичность существительного в развитии речи в онтогенезе: существительные (вещественные слова) выделяются и осознаются ребенком гораздо раньше, чем слова, обозначающие действия или качества.

С целью выявления объема и содержания активного словаря эмоций испытуемым предлагалось перечислить все известные им существительные, называющие эмоции и чувства. В результате частотного анализа данных были определены нормативные показатели объема активного словаря эмоций.

Шкала оценки эмоционального тонуса является экспериментальной авторской методикой, разработанной совместно с Н. Н. Смирновой.

Опросник содержит 26 утверждений, из которых 10 направлены на выявление степени выраженности соматических симптомов, 16 — психоэмоциональных (8 прямых и 8 обратных утверждений). Процесс апробации методики включал в себя процедуры оценки синхронной надежности и конструктной валидности, разработку тестовых норм.

Результаты апробации методики позволяют заключить, что данная Шкала оценки эмоционального тонуса достоверно дифференцирует уровень эмоционального тонуса у испытуемых в условно здоровой выборке, не провоцируя у них защитные реакции на описания грубых нарушений, связанных с депрессивным состоянием.

В третьем параграфе второй главы представлены результаты исследования. Основные этапы анализа данных включали в себя:

рассмотрение половозрастных различий по показателям реактивной и личностной тревожности, агрессии, эмпатии, алекситимии, эмоционального тонуса и активного словаря эмоций; вычисление и интерпретацию корреляционных показателей указанных эмоциональных особенностей и объема словаря эмоций; выявление значимости различий объема словаря эмоций в контрастных выборках, сформированных по уровню выраженности перечисленных показателей.

Исследование половозрастных особенностей включало в себя построения гистограмм, отражающих процентное распределение исследуемого показателя в выборках юношей и девушек, вычисление достоверности различий по критерию Фишера. Результаты расчетов представлены в таблице 1.

Таблица Достоверность различий исследуемых эмоциональных особенностей Показатель 9 класс 11 класс 1 курс 3 курс 5 курс Эмпатия 20,02 12,57 31,0 24,1 26,Алекситимия - - - - Индекс агрессивности - - - - Индекс враждебности - - - - Реактивная - - 3,92 - 12,тревожность Личностная 10,04 12,1 12,1 - 14,тревожность Эмоциональный тонус - 4,7 - - Словарь эмоций - 8,5 35,5 13,4 24,Примечание: среди выявленных достоверных различий преобладают показатели девушек.

Высокий уровень эмпатии встречается довольно редко, не превышая 7,9 % в каждой выборке. Во всех выборках показатели девушек достоверно выше, чем юношей, что подтверждает литературные данные о большей склонности девушек проявлять и демонстрировать сочувствие, сопереживание, синтонность в ответ на эмоциональное состояние другого человека. Низкие и очень низкие показатели эмпатии в выборке юношей могут быть проинтерпретированы как отражение невнимания молодых людей к эмоциональной сфере другого человека, склонность взаимодействовать на внешнем, предметно-информационном уровне, тогда как переживания, внутренние мотивы деятельности партнера по общению для них остаются во многом скрыты. Вероятно, низкий уровень эмпатии юношей связан также со стремлением соответствовать типичному маскулинному образцу поведения, для которого не характерна эмоциональность в целом.

По уровню алекситимии во всех выборках различия между юношами и девушками недостоверны. Таким образом, можно предположить, что способность осознавать и вербально обозначать свои переживания не имеет выраженных половых различий в исследованный возрастной период (от до 24 лет). Полученные данные не подтверждают распространенное мнение о преобладании показателей алекситимии в мужской выборке по сравнению с женской.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»