WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Разработан Основной список эмоций и чувств, достаточно полно репрезентирующий эмотивы-номинативы, зафиксированные в лексике современного русского языка. Данный список позволяет уточнить и объективировать многообразие эмоциональных явлений, намечает пути к более глубокому исследованию, классификации и развитию эмоциональных феноменов.

Теоретическая значимость исследования. Использование психосемантического подхода позволяет реализовать принцип единства аффекта и интеллекта, сформулированный Л. С. Выготским при описании целостного процесса психического развития. Определение, объективация содержания категории «эмоция» через перечень номинативов эмоциональных феноменов способствует продвижению к созданию наиболее полной и структурированной классификации эмоций, очерчивает границы предметной области психологии эмоций, что является важным этапом на пути построения теории эмоций.

Проанализированы особенности взаимосвязей объема активного словаря и характеристик, отражающих непосредственный эмоциональный опыт юношей и девушек. Показано, что в выборке юношей увеличение объема активного словаря эмоций связано с преобладанием отрицательных переживаний (тревоги, подавленности), тогда как в выборке девушек значимым фактором, связанным с развитием объема словаря эмоций, является преобладание позитивных переживаний (низкий уровень тревоги, чувства вины, подавленности и раздражения). Общим фактором, позитивно влияющим на увеличение объема активного словаря эмоций, для юношей и девушек является чувство доверия, отсутствия подозрительности, способствующее расширению знаковой репрезентации эмоций в форме эмотивов-номинативов.

Выявлен важный факт неоднозначной связи уровня алекситимии и объема активного словаря эмоций: в выборке студентов обнаружены как положительные, так и отрицательные значимые корреляции указанных показателей. В выборке учащихся значимые взаимосвязи этих характеристик отсутствуют, что в целом может быть объяснено влиянием общеинтеллектуального и личностного развития на процессы знаковой репрезентации эмоционального опыта.

Выявленные половозрастные особенности отображения эмоционального опыта в активном словаре эмоций представляются значимыми с позиций личностно-ориентированного подхода в психологии.

Возрастные различия исследованных характеристик в значительной мере отражают сложный и многоплановый процесс эмоционально-личностного развития на этапах отрочества, юности и ранней молодости.

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные результаты намечают пути развития эмоциональной сферы в условиях образовательной системы, подчеркивают сложность и неоднозначность процесса перенесения опыта эмоциональных переживаний в сферу осознанных, наполненных личностными смыслами понятий. Данные проведенного исследования непосредственно указывают на необходимость специального внимания образовательной среды к развитию эмоциональной сферы, так как в настоящее время, в связи с акцентом на развитие познавательных процессов, наблюдаются дисгармоничность эмоциональноличностного становления юношей и девушек, затруднения в эмпатическом взаимодействии, наличие трудностей в осознании эмоций, что ведет к вытеснению, соматизации переживаний.

Результаты исследования могут быть положены в основу обучающих программ, социально-психологических тренингов, развивающих занятий.

Значимость настоящей работы состоит в формировании комплекса методик, разработке и стандартизации новых методов исследования эмоциональной сферы, позволяющих разносторонне изучать процесс эмоционально-личностного развития на различных этапах онтогенеза.

Апробация работы. Результаты исследования докладывались и обсуждались на кафедре психофизиологии и психофизики Уральского государственного университета имени А. М. Горького (Екатеринбург, 20012007 гг.). Данные экспериментального исследования были представлены на Международной конференции «Знак: иконы, индексы, символы» (Санкт- Петербург, СПбГУ, 2005 г.), 13-й Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов — 2006» (Москва, МГУ, 2006 г.), на 1-й Международной научно-практической конференции «Личностный ресурс субъекта труда в изменяющейся России» (Ставрополь, СевКавГТУ, 2006 г.) и ряде региональных научно-практических конференций (Екатеринбург: УрГУ, УрГПУ, 2002-2006 гг.).

Материалы работы включены в учебный курс «Дифференциальная психофизиология», спецкурсы «Психофизиология эмоций» и «Развитие эмоций в онтогенезе», практикум по общей психологии (УрГУ, 20022007 гг.). По данным курсам разработаны программы и методические пособия для студентов факультета психологии.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 14 работ.

Положения, выносимые на защиту:

1. Репрезентация эмоционального опыта в форме названий эмоций и чувств связана с полом, возрастом и спецификой образования.

2. Объем словаря эмоций у девушек тесно связан со способностью сопереживать другим, осознавать собственные переживания, интерпретировать соматические проявления, сопоставлять их с испытываемыми переживаниями.

3. Эмоционально-личностные особенности девушек более тесно и непротиворечиво связаны с объемом и содержанием активного словаря эмоций, чем у юношей. В выборке юношей характер связи словаря эмоций с эмоционально-личностными особенностями указывает, что этот показатель ближе примыкает к когнитивной сфере.

4. Девушки обладают более развитыми номинативными способностями вербальной репрезентации эмоций по сравнению с юношами, активные словари которых характеризуются меньшим объемом и более индивидуальным содержанием используемых эмотивов-номинативов.

5. Активный словарь эмоций в своем содержательном аспекте отражает актуальные переживания испытуемых, что позволяет рассматривать его как эмоционально-личностную характеристику.

Структура и объем работы. Диссертация изложена на 142 страницах, состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы, включающего 198 источников, из них 42 на иностранном языке. Работа проиллюстрирована 18 таблицами и 12 рисунками.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении представлена актуальность изучения эмоций и чувств с позиций комплексного подхода, объединяющего методы психологии и лингвистики, что позволяет объективировать многообразие эмоциональных феноменов, которые нуждаются в полном и систематизированном исследовании. Определены цель, задачи, гипотеза исследования, представлены логика и этапы экспериментальной части работы, указана научная и практическая значимость полученных результатов, перечислены положения, выносимые на защиту.

Первая глава посвящена обзору работ отечественных и зарубежных психологов и лингвистов, занимающихся вопросами исследования эмоциональной сферы.

В первом параграфе обозначены наиболее обсуждаемые проблемы в зарубежной психологии эмоций.

Одним из ключевых вопросов, представленных в зарубежных работах, является обоснование теории дифференциальных эмоций. Среди наиболее известных авторов следует отметить П. Экмана, Р. Плутчика (цит. по:

Wagner H., Silber K., 2004), К. Изарда (2000). Исследователи, работающие в этом направлении, стремятся определить некоторое ограниченное количество эмоций, которые, по их мнению, являются «базовыми», т. е. врожденными, лежащими в основе всего многообразия эмоциональных переживаний.

Вторым важным направлением в зарубежных исследованиях выступает проблема опознания эмоций, исследование экспрессивного поведения.

Своими корнями эта исследовательская традиция восходит к работам Ч. Дарвина (2004), идеи которого активно используются при изучении механизмов опознания эмоций маленькими детьми (Bornstein М., 1992;

Bridges К. М., 1930), выявлении гендерных различий в способности выражать и опознавать эмоциональную экспрессию (Anselmi D., Law A., 1998;

Brody L., Hall J., 1993). В результате в настоящее время разработаны таблицы, описывающие особенности мимического выражения базовых эмоций (Fildman R., 2000), выявлены интересные факты, касающиеся количества ошибок в опознании определенных переживаний (Ogava T., Suzuki N., 2000), установлено, что дети с первых месяцев жизни способны адекватно распознавать эмоции гнева, страха и радости (Bornstein M., 1992).

Третий блок исследовательских работ зарубежных авторов направлен на рассмотрение вопросов развития языка эмоций (Jonson-Laird P. N., Oatley K., 1989; Levis W. C., Wolfman R. Y., King M. L., 1947), выяснение закономерностей приобретения словаря эмоций (Paivio A., Begg I., 1981;

Rosch E., 1975), изучение слов, которые появляются раньше в речи ребенка, и тенденций, обнаруживающихся в этом развитии (Bullok M., Russal J., (цит.

по: Гордеева О. В., 1995); Ungerer F., 1995). Было обнаружено, что возраст присвоения этих слов значимо связан с базисностью и частотой их употребления в устной английской речи. Обобщая работы зарубежных исследователей, О. В. Гордеева (1995) отмечает, что дети раньше приходят к описанию физиологических состояний по сравнению с эмоциями, и словарь последних является менее разработанным. Первыми появляются те слова, которые облегчают коммуникацию по поводу удовлетворения витальных потребностей. Отмечается также количественный рост словаря эмоций по мере развития ребенка. Ставится вопрос об исследовании темпов этого роста.

Зарубежные исследователи уделяют большое внимание взаимосвязи эмоций с темпераментом, личностными особенностями (Fildman R., 2000;

Wagner H., Silber K., 2004). Наиболее часто эти вопросы обсуждаются в работах прикладного характера, направленных на выявление и объяснение индивидуальных различий в целостном эмоциональном реагировании (Bornstein M., 1992; Colin V., 1996). Большое количество исследований при изучении эмоциональных и личностных особенностей проводится с позиций выявления гендерных различий алекситимии (Berenbaum H., Irvin S., 1996;

Kauhanen J., Kaplan G. A., Julkunen J., 1993), агрессии (Berkovitz L., 1990;

Stoner S. B., Spenser V. B., 1987), эмпатии (Frick R. W., 1985; Heells U., 1988;

Sidman J., 1969), депрессивности (Stapley J. C., Hallivan J. M., 1989).

В качестве перспективного подхода следует выделить применение методов субъективного шкалирования с целью выявления размерности и структуры эмоционального пространства. Применение методов субъективного шкалирования тесно связано с развитием психофизического учения о шкалах, основы которого заложил еще С. Стивенс (1960).

Концепция «man as a measuring instrument» (человек измеряющий) представлена в работах R. S. Woodworth, H. Schlosberg, R. Chapard, R. Cohen, M. Swerdlik, M. Bulloсk (цит. по: Н. Н. Данилова, 2004); J. C. Baird, E. Noma (1978) и других исследователей, направляющих свои усилии на выявление количества и содержания шкал, описывающих восприятие лицевой экспрессии, эмоционального опыта, сходства-различия эмоций.

Среди наиболее остро стоящих проблем отечественной психологии эмоций следует подчеркнуть отсутствие четкого и полного определения эмоций (Вилюнас В. К., 1989; Хомская Е. Д., Батова Н. Я., 1992). Эмоции нередко отождествляются с чувствами, ощущениями, чертами личности или характеристикой ситуации. В значительной мере это связано с полисемантичностью значений большинства понятий русского языка, а также со спецификой эмоциональных явлений, для которых характерны динамичность, многообразие, субъективность.

При изучении эмоциональных явлений автор Л. Я. Гозман (1987) предлагает продвигаться «от реальности к конструктам», что означает ориентацию не на сложившийся терминологический аппарат, а на содержание самого исследуемого явления, представляющего собой некую реальность, существующую независимо от попыток ее научного рассмотрения. Данный подход реализуется в работах Д. В. Люсина, Н. Е. Высокова (1998).

Поддерживая точку зрения этих исследователей, необходимо подчеркнуть значение развития знаний об эмоциональных явлениях через рассмотрение многообразия реальных переживаний, зафиксированных в естественном языке. Определив таким образом исследовательское поле, можно будет продвинуться к полной и обоснованной классификации эмоций и чувств.

Исследователями отмечается двухкомпонентность эмоциональных явлений: их проявление, с одной стороны, в объективных (психомоторных, вегетативных) показателях, с другой — наличие субъективного переживания, характеризующего отношение субъекта к предмету эмоции (С. Л. Рубинштейн, 2003; Н. Н. Данилова, 2004). В связи с двуплановостью протекания эмоциональных процессов справедливым представляется мнение Л. М. Веккера (2000), критикующего попытки определить понятие «эмоция» при помощи категорий «отношение», «переживание», «выражение», подчеркивающего, что они не являются родовыми для данного вида психических явлений. Исследователь отмечает, что понятие «отражение», нередко используемое при определении эмоций как психических феноменов, является общим для когнитивных и эмоциональных процессов.

Отдельно рассматривается соотношение понятий «эмоция» и «чувство». Попытки исследователей разделить эти феномены на основании отнесенности к специфическому мозговому субстрату (Шингаров Г. Х., 1971), по критерию устойчивости (Коломинский Я. Л., 2004), с точки зрения эволюционного принципа (Лук А. Н., 1982) оказываются при рассмотрении непосредственного эмоционального опыта абстрактными схемами, далекими от действительности. Отделить эмоцию от чувства можно лишь ретроспективно, когда то или иное переживание завершилось, в связи с чем в данной работе развивается точка зрения Н. В. Витта (1991), Е. Д. Хомской (2002) о том, что стремление разделить эти феномены в значительной мере ограничивает исследовательские возможности, вынуждая авторов неоправданно сужать предмет своего исследования. Таким образом, более продуктивным представляется использование понятий «эмоции» и «чувства» как синонимов.

В качестве рабочего определения в данной работе используется следующее: эмоции (чувства) отражают в форме субъективного переживания значимость (смысл) явлений и ситуаций, состояний организма в зависимости от внешних воздействий и служат одним из главных механизмов внутренней регуляции психической активности и, в конечном счете, поведения.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»