WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

который еще только предстоит выработать, хотя его основные контуры видны и сейчас. «Для него характерны существенное смягчение требования универсальности и сознательное введение в знания антропологических характеристик, но рассматриваемых не в качестве субъективных, а как неэлиминируемая и вполне объективная смысловая, ценностная часть науки будущего»1.

Отсюда мы приходим к очень важному для нас выводу: во-первых, философия тела и есть подлинная онтология, так как пытается выявить момент непосредственной связности и взаимодействия человека и мира (посредством соединения тела человека и тела мира), а, во-вторых, философия человеческой телесности есть подлинная антропология, так как позволяет осмыслить онтологические предпосылки возникновения и существования самого способа бытия-человека-в-мире. И, в-третьих, наиболее значимым основанием изучения их смысловой связи является пространство и время культуры, рассматриваемые в социальноонтологическом аспекте.

В третьем параграфе «Телесность в оформлении человеческого способа существования» раскрывается специфика положения человека в мире посредством обращения к телу как к границе, конституирующей способность человека выходить за пределы природных и антропометрических факторов его бытия, обеспечивающей целостность человеческой деятельности.

Диссертант поясняет значение тела в качестве границы, поверхности, являющейся полем, пространством разворачивающихся в рамках культурного воспроизводства взаимодействий и соприкосновений человека и мира. Само отношение «человек-мир» предполагает наличие общего пространства, территории взаимодействия для различных (индивидуальных и коллективных, естественных и искусственных) типов существования (тел), что позволяет фиксировать означенную поверхность как границу, которая и выполняет разделительнообъединительную функцию.

Человек предстает как открытая навстречу миру система, включающая в себя ближайшее человеку пространство и пространство социума, культуры в целом. Человек посредством тела существует как система в системе, что позволяет ему не сливаться с системой мира, но полагать себя некоторым образом в Кашперский В.И. Там же. С.163.

качестве отдельного существования, бытия в бытии. Признак системности, который имеет особую важность в построении культурного пространства как пространства смыслового, обретается через общую поверхность тела человека и мира. Эта поверхность говорит нам не о деантропологизации бытия, а о сущностной необходимости взаимодействия человека и мира в возникновении и воспроизводстве смыслов, ценностей, идеалов и т.д.

К примеру, пространственные аналогии идентичности европейского человека легко обнаружить. Недостаточность местности, близость «чужого» пространства, населенного «чужими» (враждебными) телами (способами существования), породили проблему распространения и трансляции такого способа бытия, в котором основным требованием было не освоение (собирание) местности (русская культура), а ее маркировка (присвоение), разделение, упорядочивание.

Из всего вышесказанного следует, что тело и пространство взаимно обуславливают друг друга, формируя основные параметры того, что в современной социальной философии обозначается терминами «социальное пространство» и «социальное время».

Опыт взаимодействия тела и мира порождает особую форму бытия, в которой тело выступает гарантом автономного, обособленного существования.

Во второй главе «Тело в сфере индивидуального бытия» рассматривается человеческое тело на уровне отдельного существования, то, как оно формирует экзистенциальное пространство человека, определяет для него возможные зоны самореализации, а также анализируется воплощение онтоантропологических характеристик человеческого бытия в социальном взаимодействии человека с предметностью, другими людьми и самим собой. Диссертантом проводится разграничение понятий «плоть», «тело», «телесность». Тело реализуется на уровне отдельного существования, формируя экзистенциональное пространство жизни человека, определяя возможные зоны распределения человеческих сущностных сил. Именно на этом уровне можно говорить о власти социальности над телом, о подчинении тела обществу (через плоть).

В первом параграфе «Возникновение индивидуальности и феномен плоти» раскрываются основные аспекты выделения человека в особый род бытия (бытие в бытии). Мы полагаем, что антропоцентричное мышление, утвердившееся в культуре Нового времени, непосредственно связано с приданием более высокого онтологического статуса внутреннему миру, то есть связано с возникновением индивидуальности.

Возникновение индивидуальности происходило прежде всего за счет усложнения и расширения пространства внутренней жизни человека. Этому способствовала дифференциация телесности на тело и плоть. Диссертантом обосновывается, что именно в этот историко-культурный период происходит переориентация бытия человека, отражением которой и выступает дифференциация телесности и выделение в человеке того пространства, которое отпадает от изначального онтологического единства человека с миром. Плоть – это пространство владения жизнью человека социумом, общностью. В античности возникает тенденция к выделению и обособлению внутреннего мира человека, но по вполне объективным причинам отсутствует опыт и теоретические средства для его выражения: душа скорее представляет мир внешний, то есть выступает способом связи человека с истинным умопостигаемым миром. Отсюда понимание человека как микрокосма в макрокосме, идеал калокагатии, скульптурность, чувственность и т.д. Древнегреческому человеку ничего не известно о муках совести, терзаниях плоти, необходимости ее умерщвления, о практике с-мирения, аскетизме. Хотя в древнегреческом языке есть слово плоть – «саркос» (sarkos) – оно имеет значения «мясо, разъятое тело». Здесь есть элемент, который характерен для средневекового отношения к плоти, а именно как части человека, отделившейся, отпавшей от священного единства, потерявшей целостность, присущую телу, но недостаточно проявлен, скрыт за восхищением телесным совершенством, структурной оформленностью бытия.

Плоть в христианской традиции это тело в теле. Сама по себе телесность не является отрицательной, ведь тело – это храм души.

Не надо забывать и о воплощении бога. Дифференциация телесности на тело и плоть предопределила антропоцентризм новоевропейской философии, науки и культуры в целом. На приоритете внутреннего мира будет основываться абстрактное («отвлеченное» от непосредственной телесной близости вещей) мышление Нового времени, а также зависимость человеческой жизни уже не от мира, бытия (Античность и Средние века), а от общества, социальности, которая встраивается во внутренний мир личности, воспитывает, образовывает ее.

Диссертант делает вывод: именно в рамках религиознохристианского типа рациональности произошел кардинальный мировоззренческий поворот от бытия к человеческому бытию, от телесности к телу как индивидуальному способу существования.

Вместе с тем в рамках западноевропейской культуры принцип индивидуальности и автономности был значительно гипертрофирован. Это привело к кризису идентичности, которому сопутствует невротичность, одиночество, тревога и другие проявления отчуждения, что непосредственно связано с деятельностной составляющей сущности человека. Ведь деятельность – это то, что объединяет человека с миром, придает ему смысл, так как в деятельности присутствует онтологический аспект существования человека, заключающийся в определенном соответствии, адекватности человека и мира.

Во втором параграфе «Тело в структуре человеческой деятельности» реализуется деятельностный подход к анализу человеческого бытия. Деятельность представляется фундаментальным отношением, в котором проявляется момент сущностного единства человека и мира.

В феноменологии М. Мерло-Понти был исследован феномен интенциональности тела. Тело находится в сущностной связи с окружающими его вещами. По этой логике и строится «привычный» мир повседневного бытия. Данный социальноонтологический аспект человеческого существования позволяет раскрыть фундаментальную связь культуры (и человеческой жизни) с предметно-преобразующей деятельностью человека. Само понятие деятельности предполагает ее предметную направленность: непосредственное соотношение деятельности, вещей и тела человека.

Тело и вещи, выступая элементами одной бытийной структуры (телесность, вещественность), объединяются в деятельности, образуя сферу, территорию соответствия, проявляющегося в творчестве, труде, игре. Это отражается в символизации тела, где символ руки связан с деятельностью, собственностью, властью. Неслучайно повседневное бытие М. Хайдеггер называет «подручным», где человек – это, прежде всего практик, деятель, а не теоретик. Свои подручные вещи существуют у каждого Dasein, они образуют мир его повседневных, «ближайших» интересов и занятий. Следовательно, вещи выступают сгустками связей и отношений, способных обеспечить настоятельные потребности человека. В этом аспекте концепция М. Хайдеггера близка к марксизму. Знаменитые примеры, которые приводит Хайдеггер в «Бытии и времени», показывают деятельностный (социально-онтологический) аспект формирования личностного пространства человеческой субъективности1. Этот «привычный» мир (М. Мерло-Понти) есть область жизни «моего» тела, та сфера, где «живет» феноменальное тело моей личности, и, конечно же, представляет самый первичный слой моей идентичности. «Идентичность вещи, складывающаяся на основе перцептивного опыта, - это лишь еще один аспект идентичности собственного тела в рамках движения обследования, она – того же типа (Выделено мной – И.З.): как и телесная схема, камин является системой соответствия, которая основывается не на признании какого-то закона, но на опыте телесного присутствия»2.

Вещи, предметы выступают носителями связей и отношений, присущих тому или иному социальному устройству.

Эти связи пронизывают тело человека. Поэтому в рамках развития марксовой теории о тождестве социального и индивидуального утверждается тезис о том, что «личность телесна»3, следовательно, «человеческое тело производно от вещного социального чувственного мира»4.

В третьем параграфе «Тело, общество, идентичность» рассматривается роль социальности, деятельности в обретении человеком персональной идентичности. Идентичность человека образуется в процессе взаимодействия с миром. В работе показано, что устойчивое требование со стороны общества последовательности действий, поступков, высказываний, а также событий личной истории имеет под собой телесно-бытийную основу.

Диссертант демонстрирует, как социальный контекст, обстановка, в которую включен индивид, влияет на восприятие человека, особенности социальных взаимодействий между людьми Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1997. С.66-72.

Мерло-Понти М. Феноменология восприятия. М., 1999. С.242.

Мосоров А.М., Мокроносов Г.В. Общественные отношения и личность. Свердловск, 1969. С.79.

Там же. С.81.

и осмысленность коммуникативных процессов. Аспект включенности индивида (его тела) в социальное пространство говорит о насущной опасности для субъекта, состоящей в возможности поглощения социальной реальностью автономности человека.

«Интерьер» может многое сказать о человеке. Он организован жизнью именно «моего» тела. Здесь возможны почти немыслимые ситуации встречи меня с «моим» телом, которое говорит на языке предметов, расположенных в ареале его сил и потенции. В качестве доказательства можно привести многочисленные литературные приемы описания характера или состояния человека через обращение к деталям комнаты, дома или города, где происходит его существование. Особенно это характерно для Ф.М.

Достоевского. Созданные писателем микромиры по-настоящему «физичны», «вещественны». Здесь люди и предметы «как бы уравниваются в своих правах, реально влияют друг на друга, разговаривают на внятном им языке телесности и запаха»1.

Более того, в социальном плане важно отметить, что тело, как и каждый предмет, является элементом социальных процессов, социальности как таковой, проводником всевозможных связей и отношений.

Поэтому можно говорить о таком социальном признаке телесности как обеспечение постоянства социальных связей. Но, в отличие от предметности (пассивной активности предметов), тело, будучи человеческим, является важнейшим элементом не только сохранения, но и обновления и воспроизводства социального опыта, ценностей и смыслов. В этом смысле можно говорить о социальной онтологии тела человека, человеческой телесности.

Тело своей совместностью с миром, а также феноменальной способностью к обособлению формирует посредством опредмечивания особенности экзистенциального пространства, «житийного» измерения человека. Поэтому телесность представляет собой способ самореализации человека, так как служит особенным способом связи человека с предметным миром.

А самореализация работает на самоидентификацию личности, позволяя понять человеку свои возможности.

Непоследовательность опыта человека понимается диссертантом как главный источник феномена, названного Карасев Л.В. О символах Достоевского // Вопросы философии. 1994. №10. С. 100.

кризисом идентичности, и связан он прежде всего со сферой деятельности, которая обеспечивает наличие того, что В. Хесле назвал «контактом с миром», в качестве фундаментальной интенции жизнедеятельности каждого человека. Отсутствие последовательности лишает деятельность не только смысла, лишает ее онтологического статуса позитивной связи с миром. И тогда-то и выходит на сцену индивидуальной жизни принцип противоборства с миром. Утеря непосредственного позитивного контакта с реальностью, невозможность сохранения инвариантной сущности приводят к невозможности социальных контактов и противоречиям отчужденного существования: одиночество, «замкнутость», «рассеянность», тревога.

В «Заключении» подводятся итоги исследования, делаются окончательные выводы диссертации, излагаются перспективы дальнейшего исследования человеческой телесности.

Положения диссертации отражены в следующих публикациях:

I. Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах:

1. Замощанский И.И. Онтологические и антропологические аспекты познания, рациональности и субъектности / И.И.

Замощанский // «Образование и наука. Известия Уральского отделения Российской академии образования». 2007. №1(5).С. 7680.

2. Замощанский И.И. Возникновение индивидуальности и феномен плоти / И.И. Замощанский // Известия Уральского государственного университета. Серия 1. Проблемы образования, науки и культуры.2007. №5,. вып. 20. С.208-213.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»