WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Во втором параграфе «Проекты государственного устройства в революционно-освободительной традиции» рассматриваются прогнозы А.И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, народников (П. Л. Лаврова, М. А. Бакунина) и ряда других мыслителей. Изучаются особенности прогнозов как в радикально-террористичском направлении («Молодая Россия», «Народная воля»), так и в умеренном направлении (Г.В. Плеханов). Анализируются сценарии развития государства в 1917 г., эволюция взглядов Ленина на будущее устройство государства, а также прогноз Л.Д. Троцкого на будущее советской системы. Если в реформистских проектах переход к социализму мыслился в долгосрочной перспективе, то в радикальнореволюционных – в краткосрочной. Проекты радикалов нацеливались на кардинальный разрыв с существующей традицией государственной власти, и в этом плане были утопичны. В конце XIX-начале ХХ вв. обострение противоречий в российском обществе, связанное с переходом от традиционной к индустриальной цивилизации, приводили к поиску «третьего пути» развития России, поскольку ни монархический, ни западноевропейский парламентский сценарии развития России не представлялись левым оптимальными для России. Сценарий перехода к социализму в долгосрочной перспективе рассматривался как лучший. В условиях системного кризиса российской государственности в 1917 г. данный проект начал реализовываться, но по закону социокультурной преемственности он заимствовал многие черты традиционной российской государственности. Отмечается, что советская политическая модель во многом строилась на тех положениях, которые выработала радикальная социалистическая мысль во 2й пол. XIX в. Эти представления в значительной степени отражали долговременные традиции российской государственности: централизация, авторитарные способы управления и организации общества, неучастие в процессе управления общества в классическом, западноевропейском понимании.

В четвертой главе «Современные прогнозы» рассматриваются проекты устройства государства начиная с 1980-х гг.

В первом параграфе «Альтернативы «перестройки» и сценарии современной России» отмечается, что прогнозы будущего СССР в 1980-е гг. были многовариантны. Был либеральный вариант, представленный в основном в работах диссидентов, где признавалась необходимость трансформации советского режима в государство по западному образцу (от радикальных – отказ от социализма, до умеренных – теория «конвергенции»), был также государственнический вариант в различных спектрах – от неославянофильского (А. И. Солженицын) до «социализма с человеческим лицом», которого вначале перестройки придерживалась правящая элита. Данные проекты подробно анализируются. Уделяется место и рассмотрению прогнозов на будущее советской системы западных авторов.

Один из центральных вопросов данного параграфа – был ли возможен в СССР «китайский вариант» реформирования: экономическая модернизация при сохранении советской политической модели, анализируются различные точки зрения на данную историческую альтернативу. Проводится обзор сценариев развития современной России.

Во втором параграфе «Пессимистические сценарии политической нестабильности» рассматриваются прогнозы, общая черта которых – крайне пессимистическое видение будущего российской государственности вплоть до ее крушения. Здесь следует выделить так называемую «теорию Смуты» которая включает в себя положение об упадке государственности и ситуации хаоса в периоды всестороннего системного кризиса российского общества. Смута, как отмечают исследователи Ю. С. Пивоваров, А. И.

Фурсов и В. Д. Соловей, это временное состояние, предшествовавшее возвращению к большому стереотипу отечественной истории – самодовлеющей русской власти. Ее главными итогами оказываются глубокие социокультурные и ментальные сдвиги. В данном параграфе рассматриваются также работы таких авторов, как Д. А. Ежов, Г. Д. Джемаль, С. Е. Кургинян.

В третьем параграфе «Современные либеральные сценарии» изучаются особенности концепций государственного устройства страны в современном российском либерализме, идеологи которого по большей части утверждают, что модернизация в России может копировать только западный опыт. Его чертой стало игнорирование реальных характеристик российского общества и цивилизации и реальных возможностей России рубежа 1980-1990-х гг. для воплощения западных образцов. Анализируются прогнозы, согласно которым в России победит либеральная концепция развития государственных институтов.

В четвертом параграфе «Государственнические проекты» отмечается, что в современной России существует спектр политических сил, которых можно назвать «государственники». Эти силы включают в себя самые разнородные политические партии (Единая Россия, НационалБольшевистская партия, ЛДПР, КПРФ и др.). Их общая черта – то, что в своих проектах будущего России они стоят за сильное государство, отмечая, что оно является системообразующим компонентом всей российской цивилизации.

Среди рассматриваемых в данном параграфе работ следует выделить труд «Стратегия для России: повестка дня для Президента-2000», авторы которого, члены Совета по внешней и оборонной политике, дают свои варианты сценариев развития России: один «застойный» и два «динамических» – жестко авторитарный и авторитарно-демократический. Проводится анализ, как эти сценарии совпали с реальными проектами реформирования путем сопоставления их с такими программными документами, как Послания Президента Федеральному Собранию. В данном параграфе анализируются взгляды в литературе на специфику государственнических сценариев. Рассматриваются также проекты политиков ультранационалистической направленности – В. В. Жириновского и Э. Лимонова.

Из рассмотренных в данной главе сценариев наиболее вероятными для будущего России представляются государственнические. Либеральные модели с идеологической точки зрения не могут служить интеграторами общества, с социально-экономической – их слабым местом является неразработанность социальных программ. Вместе с тем, отдельные либеральные институты будут достаточно успешно прививаться в государстве. Сценарии «смутного времени» целесообразно рассматривать как предостережения, показывающие потенциальные опасности для общества и мобилизующие на их преодоление.

В заключении подведены итоги изучения темы диссертационного исследования, сформулированы окончательные выводы обобщающего характера.

Отмечается, что историческое прогнозирование должно опираться на следующие принципы:

– системность при анализе объекта прогноза;

– учет как можно большего количества факторов, влияющих на состояние объекта прогнозирования, их иерархичность;

– цикличность при установлении закономерности развития изучаемого объекта; при этом циклические модели допустимо использовать в качестве сценариев;

– комплексность при определении прогностического фона. С этим связаны такая сложность, как формализация критериев оценки исторической реальности.

Метод оценки проектов государственного устройства должен включать следующие положения:

1. Рассмотреть, к какому направлению относится проект: либеральное, государственническое, радикальное, охранительное, утопическое и т.д., исходя из этого – определить специфику прогноза;

2. Какую методологию применяет автор прогноза при оценке действующих тенденций. Метод прямой линейной экстраполяции представляется достаточно сомнительным; в методах анализа исторических циклов следует обратить внимание на следующие моменты:

А) Насколько данные циклы подтверждается историческими фактами;

Б) Какую хронологическую глубину имеют эти циклы, провести их ретроспективный анализ. Например, 36-летние циклы, на которые делают упор В. И. Пантин и В. В. Лапкин, достаточно сложно проследить ранее середины XIX в.;

В) Как учитывается взаимовлияние различных циклов. Поскольку проследить согласованность всех известных науке циклов невозможно (их насчитывается около 5000), то рассмотреть, какие из них автор использует в своей модели, насколько логически и методологически им обосновано использование именно этих циклов;

3. Определить вид прогноза – поисковый или нормативно-целевой;

4. Выявить, как автор прогноза анализирует прогнозный фон – историческую реальность, какие факторы и тенденции развития прогнозируемого процесса им выделяются в качестве ведущих, насколько анализ логически непротиворечив, методологически обоснован и соответствует историческим фактам и закономерностям. При этом следует определить:

А) Степень идеологизированности прогноза, интересы каких социальных слоев и властных структур он отражает.

Б) Насколько соблюдены принципы логической и фактологической непротиворечивости, системности при описании объектов прогнозирования и прогнозного фона, насколько корректно применяются методы сравнения, аналогии, моделирования. Поскольку при описании исторической реальности из-за ее сложности, многообразия и противоречивости возможно только ее отображение как упрощенной модели, то выявить, насколько грамотно использован принцип редукционизма. Например, в прогнозах мыслителей радикально-революционного направления наблюдалось серьезное искажение модели реальности, ее сознательное упрощение, описание как поля противостояния сил прогресса (причем прогрессивную миссию они приписывали себе) и реакции. Данное искажение часто проявляется и в политической риторике.

Альтернативы будущего развития бывают реальные, для реализации которых в обществе и государстве есть ресурсы, и мнимые, для воплощения которых нет ресурсов. Наличие или отсутствие необходимых ресурсов крайне сложно оценить, поскольку в социальных системах это понятие емкое и многогранное: есть экономические, социальные, политические, духовные и другие виды ресурсов. В сложной системе нехватка или наличие какого-либо одного, на первый взгляд, незначительного ресурсного фактора может привести к непредсказуемым последствиям. Например, большинству западных наблюдателей казалось, что в Советской России 1920-х гг., разрушенной Первой мировой и гражданской войнами, совершенно нет необходимых для восстановления как влиятельной державы ресурсов. Последующий мощный индустриальный рывок и геополитическая экспансия показали ошибочность данных оценок, которые основывались, казалось бы, на объективном анализе существующей социальноэкономической ситуации.

Как в дореволюционной, так и в современной России проекты политической модернизации имеют следующие особенности:

– за основу берутся модели развития, сформировавшиеся вне России, вне ее традиций; при этом прослеживается недоверие к собственному историческому и цивилизационному опыту, переоцениваются достижения исторического творчества западной цивилизации, отсюда – вера в универсальность и продуктивность западной политической модели, ее некритическое восприятие;

– очень часто имеют мнимоконституционный характер, прикрывая авторитарный характер власти;

– часто не имеют социальной базы для реализации, поэтому оптимальные сценарии из-за отсутствия необходимых ресурсов не осуществляются.

Оптимальным сценарием для современной России представляется сохранение сильного государства, во главе с харизматическим лидером как интегратором страны и наряду с этим – развитие гражданского общества, демократических свобод. При этом необходимо следование курсу экономической модернизации, отход от которого создаст угрозу национальной безопасности.

По теме диссертации опубликованы следующие работы Публикации в ведущих рецензируемых научных изданиях:

1. Альтернативные пути современной России // Вестник Уральского отделения РАН. № 3 (17). Екатеринбург: УрО РАН, 2006. С.3-13.

Статьи и материалы конференций:

2. Российское общество: демократия и авторитаризм в свете исторической прогностики // Судьба России: образование, наука, культура: Тез.

Четвертой Всеросс. конф.: Екатеринбург, 12- 14 октября 2000 г. Екатеринбург, 2000. С.306-309.

3. Особенности российского общественного сознания в свете социально- экономического прогнозирования // Россия в III тысячелетии: прогнозы культурного развития. Наука. Культура. Искусство. Власть. Государство: Сборник научных трудов по материалам Межрегиональной Научной конференции. Екатеринбург, 2001. С.93.

4. Историческая теория в футурологии // Мир истории: новые горизонты: Тез. докл. студенч. науч.-практ. ежегод. конф., Екатеринбург, апреля 2001 г. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2001. С.39-41.

5. Российская интеллигенция: от критики опыта к прогнозам // Российская интеллигенция: критика исторического опыта: тезисы докладов Всероссийской конференции с международным участием, посвященной 80- летию сборника «Смена вех», 1-2 июня 2001 г. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2001. С.89.

6. Особенности российского кризиса конца XX в.: методический и социокультурный аспекты // Наука и оборонный комплекс – основные ресурсы российской модернизации. Материалы межрегиональной научнопрактической конференции (25- 26 апреля 2002 г.) Екатеринбург: Центральная научная библиотека УрО РАН, 2002. С.543-544.

7. Мировоззрение человека в глобализирующемся мире // Глобализация: реальность, противоречия, перспективы. Тезисы докладов V ежегодной Научно-практической конференции (15 мая 2002 г.). Екатеринбург, 2002. С.144-145.

8. Оппозиционность интеллигенции политическим режимам в Российской цивилизации // Толерантность и власть: судьбы российской интеллигенции: Тезисы докладов международной конференции, посвященной 80-летию «философского парохода», 4-6 октября 2002 г. Пермь – Чусовой. Пермь: ПРИПИТ, 2002. С.288-289.

9. Патриотические ценности и национальная идентичность // Военная реформа в России: история и современность. Доклады Всероссийской научной конференции (23-24 ноября 2002 г.). Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного ун-та, 2002. С.253-256.

10. Междисциплинарный подход в социально-историческом прогнозировании // Современное информационно-методологическое обеспечение научно-исследовательской деятельности. Материалы Региональной научно-практической конференции, посвященной 70-летию Уральского отделения Российской академии наук и 70-летию Центральной научной библиотеки УрО РАН. Екатеринбург: Центральная научная библиотека УрО РАН, 2003. С.122-123.

11. Идейно-нравственный кризис в российском обществе: исторический опыт и современность // Пятые Татищевские чтения: «Духовность и нравственность на Урале в прошлом и настоящем». Тезисы докладов и сообщений. Екатеринбург, 22-23 апреля 2004г. Екатеринбург: Банк культурной информации, 2004. С.80-82.

12. Роль исторического опыта в формировании личности // Тезисы докладов научно-практической конференции «Дни науки – 2004»: в 2 т. Т.

2. Озерск: ОТИ МИФИ, 2004. С.8-9.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»