WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Складывание консенсуса между неореализмом и неолиберализмом стало характерно не только для американских школ, но и для всей теории международных отношений в целом. Так, английские исследователи Хейкки Патомаки из Университета Ноттингем Трент и Колин Уайт из Уэльского университета в Эйберистуите отмечают, что в 1980-х гг. основной тенденцией развития теории международных отношений казалось постепенное движение в сторону синтеза неореализма и неолиберализма, тогда как марксизм отходил на задний план50. Позднее, в 1990-е годы, главным вызовом для теории международных отношений стала критика со стороны «эпистемологического радикализма» пост-позитивистов. В итоге, к концу тысячелетия стало казаться, что появилась – представленная конструктивизмом – некая средняя позиция, избегающая как чрезмерной рациональности строго позитивистских подходов, так и чрезмерного радикализма критического пост-модернизма. Определенный консенсус неолиберализма и неореализма отмечается также и во внешнеполитических документах США, а также в высказываниях лидеров американской внешней политики.

В Заключении подводятся итоги работы и делаются основные выводы, важнейшими из которых являются следующие:

В эволюции американского политического реализма можно выделить ряд этапов, приблизительно соотносящихся с этапами той периодизации системных изменений в международных отношениях, которую предлагает А. Д. Богатуров51. Накапливавшиеся в мировой политике изменения, например, растущая взаимозависимость мира, заставляли американских политических реалистов, преследовавших именно практическую применимость и злободневность своих построений, во многом отходить от изначальных постулатов политического реализма. Подобные изменения теории можно условно разделить на «эволюционные» – попытки «класси Patomaki H., Wight C. After Postpositivism The Promises of Critical Realism // International Studies Quarterly.

Vol. 44, No. 2 (Jun., 2000). Р. 213-237. [Электрон. ресурс]: Адрес доступа: http://links.jstor.org/sicisici=00208833%28200006%2944%3A2%3C213%3AAPTPOC%3E2.0.CO%3B2-L Богатуров А. Д., Косолапов Н. А., Хрусталев М. А. Очерки теории и методологического анализа международных отношений. С. 16-25.

ческих» реалистов соотнести теорию и реальность за счет постепенного постоянного расширения теории и «революционные» – попытки построения новых «узких» теорий с четко ограниченными полем и объектами исследования. «Неоклассический» реализм в таком случае является своеобразным возвращением к широкому изначальному реализму, но уже с включением отдельных наработок как более узких собственно реалистских теорий, так и элементов соперничающих с реализмом парадигм.

Изменения в международных отношениях приводили к выстраиванию частных теорий, тогда как реализм в целом был скорее мировоззрением, чем единой теорией, всегда включал самые противоречивые положения. Тем не менее, неизменными оставались следующие постулаты американского политического реализма: государство на данный момент является главнейшим актором; самая серьезная проблема международных отношений – безопасность и конфликты между государствами; урегулирование конфликтов затруднено, поскольку отсутствует мировое правительство. Если придерживаться только этих постулатов, в реализм можно включить практически все.

Сами же эти постулаты трудно не разделять, поскольку они являются широкой и ни к чему строго не обязывающей констатацией очевидного.

Иногда предпринимались попытки деления американских международников по партийной линии: демократы за либерализм, республиканцы за реализм. Данные утверждения вряд ли можно считать бесспорными, поскольку, как убедительно показывает, например, С. Браун, все администрации от Г. Трумэна до Р. Рейгана фактически руководствовались постулатами реализма52.

В настоящий момент сложился определенный консенсус неореализма и неолиберализма. Данных позиций придерживаются как республиканцы, так и демократы, кроме того, подобное объединение также декларируется в Стратегии Национальной Безопасности США от 16 марта 2006 г.

В конечном итоге, необходимо отметить, что влияние событий текущей политики на теоретиков несомненно, в США сложился «академическо-политический комплекс», можно говорить о существенной степени слияния науки о международных отношениях и практики выработки внешнеполитических решений.

Примечательна эволюция роли изучения истории в сложившейся политизированной науке. В классическом реализме невозможно провести четкую разграничительную линию между изучением истории и теории.

Попытка Уолца провести такую черту привела к тому, что ему пришлось признать, что рассмотрение внешней политики государств выходит за рамки его системной теории, которая ориентирована на синхронное понимание политики и изучает только регулярно повторяющиеся процессы, сознательно игнорируя накапливающиеся изменения53.

Brown S. The Faces of Power: Constancy and Change in United States Foreign Policy from Truman to Reagan. N. Y.: Columbia University Press, 1983. 672 p.

Конышев В. Н. Американский неореализм о природе войны. С. 71-76.

После дебатов между представителями политического реализма и иных течений и парадигм, изучение международных отношений характеризуется плюрализмом, стремлением сочетать элементы разных подходов. После увлечения аисторической системностью вновь исследователи возвращаются к историческому методу Фукидида. Таким образом, американский политический реализм, всегда стремившийся основывать свои положения на историческом материале, совершил в своем развитии полный круг от исторического метода через его отрицание и увлечение «чистой научностью» и вновь к историческому методу.

Основные положения диссертации изложены в следующих опубликованных работах автора:

1. Победаш Д. И. США, Россия и Европейский Союз: преодолевая наследие «холодной войны» // Американские исследования в Сибири: материалы Всероссийской научной конференции «Молодая американистика Западной Сибири», 4-6 апреля 2002. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2002. Вып.

6. С. 25-32.

2. Победаш Д. И. На пути к Бреттон-Вудсу: обсуждение проблем послевоенного миропорядка в США во время второй мировой войны // Et Cetera. Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2002. С. 2836.

3. Победаш Д. И. Бреттон-вудская конференция 1944 г. и интересы великих держав // Уральский вестник международных исследований. Выпуск II.

Екатеринбург, 2004. С. 101-111.

4. Победаш Д. И. Профессура правит миром: политический реализм и правящая элита США // Известия Уральского государственного университета. 2006. № 45. С. 56-64.

5. Победаш Д. И. Постбиполярный мир в оценке американских реалистов // Глобальные и региональные проблемы современности: истоки и перспективы. Материалы международной научной конференции молодых ученых. Екатеринбург, 29 апреля 2006 г. / Сост. К. Ю. Москвина. Под ред.

А. Г. Нестерова. Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2006. C. 34-50.

6. Победаш Д. И. «Бреттон-Вудсская конференция и соглашения» // Михайленко В. И. Европейская политика СССР в 1946-1953 гг.: У истоков холодной войны. Учебное пособие/Под ред. А. Г. Нестерова. Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2006. C. 68-82.

7. Победаш Д. И. Рец. на Доннелли Дж. Реализм и международные отношения. Издательство Кембриджского университета, 2000. 231 с. // Уральский вестник международных исследований. Выпуск VI. Екатеринбург, 2006. С. 193-195.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»