WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

В ходе историографического анализа сделан вывод, что костюм как явление изучен на сегодняшний день достаточно хорошо. Можно говорить о нескольких, вполне сформировавшихся, областях его изучения: костюм «археологический», «традиционный» (или «этнографический») и «модный».

Анализ историографии позволяет выделить несколько периодов исследования исторического костюма. Наиболее ранний из них – дореволюционный, характеризуется взглядом на традиционный костюм как на объект культуры, а на модный – как на вид искусства. Работы этого времени,1 написанные в рамках концепции позитивизма, опираются на источники разных типов без существенного преобладания какого-либо одного из них.

Второй период историографии истории костюма можно ограничить 1940 – 1980 гг. Он связан с возвращением, после тридцатилетнего перерыва, интереса к костюму и восстановлением дореволюционной традиции понимания его как объекта культуры (в работах этнографов и археологов) или искусства (в работах по модному костюму). Источниковая база работ данного периода значительно отличается в рамках разных наук. Наиболее широкий круг источников привлекают археологи: в поисках аналогий вещественных остатков костюма они обращаются к письменным, устным и иллюстративным материалам.2 Этнографы используют преимущественно вещественные и устные источники, с привлечением других типов источников в качестве дополнительных.3 Исследователи модного костюма опираются чаще всего на два вида источников: иллюстративные и письменные, причем до начала 1980-х гг.

преобладали первые,4 после – вторые.5 Такая смена источниковой базы видится в изменении концептуального подхода к историческому костюму. Включение бытовой истории в круг интересов историков-профессоналов, характерное для западной историографии второй половины XX в., к 1980-м гг. легитимизируется и в советской науке. Модный костюм постепенно начинает восприниматься как объект культуры, составная часть исторического прошлого и, соответственно, изучаться историческими методами. Господство в исторической науке этого времени письменного источника, предопределило переориентацию на него и истории костюма. Характерно, что и традиционный русский костюм начинает изучаться с большим, чем прежде, привлечением письменных источников.

В этот же период формируется взгляд на костюм как на источник исторических знаний. Наиболее близкими к нему оказались исследования по семиотике.

П. Г. Богатырев, воспринимая костюмный комплекс как текст, с определенным, сознательно заданным смыслом, изучал не внешнюю его форму, а сам этот смысл и обусловившую его культурную традицию.6 В начале 1960-х гг. широкомасштабное Готтенрот Ф. История внешней культуры: Одежда, домашняя утварь, полевые и военные орудия народов древних и новых времен. – СПб.; М., 1911. – Т. 1-2; Костомаров Н. И. Домашняя жизнь и нравы великорусского народа // Современник. – 1860. – № 3; Забелин И. Е. Домашний быт русского народа в XVI – XVII столетиях. В 2-х т. – М., 2000, 2001. Репринт. изд. 1908, 1915, 1918 гг.

Седов В. В. Одежда восточных славян в VI – IX вв. н. э. // Древняя одежда народов Восточной Европы:

Материалы к историко-этнографическому атласу / Под ред. М. Г. Рабиновича. – М., 1986. Гл. 2;

Рабинович М. Г. Очерки материальной культуры русского феодального города. М., 1988 и др.

Фурсова Е. Ф. Женская погребальная одежда русского населения Алтая // Традиции и инновации в быту и культуре народов Сибири / Под ред. Л. М. Русаковой. – Новосибирск, 1983; Моисеенко Е. Костюм уральской казачки // Сообщения Государственного Эрмитажа. – Л., 1985. – Вып. L.

Мерцалова М. Н. История костюма: Очерки истории костюма. – М., 1972; Ривош Я. Н. Время и вещи:

Иллюстрированное описание костюмов и аксессуаров в России конца XIX – начала XX в. – М., 1990.

Кирсанова Р. М. Розовая ксандрейка и драдедамовый платок: Костюм – вещь и образ в русской литературе XIX века. – М.,1989; Она же. Сценический костюм и театральная публика в России XIX века. – Калининград;

М., 1997.

Богатырев П. Г. Функции национального костюма в Моравской Словакии // Богатырев П. Г. Вопросы теории народного искусства. – М., 1971. – С. 229.

исследование женской моды осуществил французский культуролог Р. Барт.

Используя в качестве источника несколько наиболее популярных модных журналов за 1958 и 1959 гг., он исследовал не столько саму моду, сколько ее словесное выражение, то, что он назвал «модой-описанием», сознательно отказываясь ради «реконструкции формальной системы» от описания конкретной моды.1 При всем отличии объекта изучения, предопределившем и различие источниковой базы, указанные работы характеризуются общей целью и методикой исследования. И в том и в другом случае костюм выступает как текст, для изучения которого необходимо рассмотрение его по отдельным «фразам», «словам», иначе говоря – деталям.

Принцип семиотического анализа, применимый для работы, как с описанием, так и с вещью (или ее изображением), позволил авторам максимально абстрагироваться от восприятия костюма как явления, выйти на понимание ментальности его носителей.

В традиционной исторической науке к костюму как источнику первыми обратились этнографы. Уже с 1960-х гг. исследование костюма все больше выступает в их работах не как самоцель, а как этап познания культуры, источник исследования процессов взаимодействия различных народов или этногенеза.Исследование традиционного костюма как исторического источника обусловлено, по-видимому, самй его внутренней структурой, консервацией в нем явлений преимущественно глобального характера. Процессы этногенеза, ассимиляции, аккультурации легко запечатлеваются в костюме и достаточно хорошо поддаются «чтению» методом привлечения аналогий. То же можно сказать о социальной и сакральной знаковости костюма: чем древнее фиксируемая нами его форма, тем больше в ней семантической нагрузки такого рода. «Модный» костюм, фиксируя явления краткой временной протяженности, поддается анализу несколько сложнее.

Тем не менее, взгляд на него как на источник формируется почти одновременно с этнографическим. При этом на всем протяжении 1960 – 1970 гг. фиксируется социально-экономический подход к костюму, обусловленный, прежде всего, «экономизмом» вторых «Анналов» (1950 – 1960 гг.), которым костюм обязан включением в сферу интересов историков. Рассматривая костюм XVI – XVII вв., Ф. Бродель3 приходит к выводу о возникновении моды ее как средства разграничения социальных групп, а также жесткой взаимосвязи моды и степени мобильности общества. Модный костюм постулируется Броделем как лакмус способности общества к развитию. Несмотря на то, что костюм в 1960 – 1970 гг.

рассматривается, прежде всего, как явление, в тех редких случаях, когда авторы делают с его помощью выводы об исторических процессах, они, как правило, касаются экономического развития страны.Барт Р. Система моды // Барт Р. Система моды: Статьи по семиотике культуры. – М., 2003.– С. 44.

См., например: Лебедева Н. И., Маслова Г. С. Русская крестьянская одежда XIX – начала XX вв. // Русские:

Историко-этнографический атлас: Земледелие. Крестьянское жилище. Крестьянская одежда (середина XIX – начало XX века) / Под ред. В. А. Александрова и др. – М., 1967; Федорова Е. Г. Рыболовы и охотники бассейна Оби: проблемы формирования культуры хантов и манси. – СПб., 2000.

Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV – XVIII вв. – Т. 1. Структуры повседневности: возможное и невозможное. – М., 1986.

См.: Шмелева М. Н. Об основных тенденциях развития материальной культуры русского городского населения за последнее столетие (Из опыта изучения малых и средних городов средней полосы РСФСР) // Советская этнография. – 1974. – № 3; Шелегина О. Н. О влияние города на материальную культуру крестьян Западной Сибири в первой половине XIX в. // Город и деревня Сибири в досоветский период: Бахрушинские чтения. 1984 г. / Под ред. Н. А. Миненко. – Новосибирск, 1984.

Период 1990-х – начала 2000-х гг. характеризуется сохранением в работах по «традиционному» и «археологическому» костюму источниковедческих традиций 1970-х гг.1 Дальнейшее развитие получает взгляд на костюм как на источник. В этнографии, несмотря на еще встречающиеся описательные работы, понимание костюма как отражения истории и культуры народа доминирует. История «модного» костюма этого периода характеризуется появлением большого числа публицистических работ, представляющих «эстетический», описательный подход. В исследованиях «модного» костюма он понимается как отражение культуры, а работы опираются, как и в 80-е гг., преимущественно на письменные источники. Вместе с тем, в последние годы наметилась тенденция к расширению источниковой базы.

Отмеченное в предыдущий период включение костюма в сферу интересов историков, способствовало появлению работ, в которых костюм выступает в роли исторического источника. Из работ последнего времени, исследующих костюм с точки зрения развития общества, следует отметить исследования О. Н. Яхно.Понимая костюм в самом широком его контексте – как комплекс, включающий в себя не только одежду и украшения, но и весь внешний облик (то есть представления о социально одобряемых пропорциях тела, цвете кожи, степени здоровья), автор прослеживает процессы модернизации и капитализации общества.

Историков всегда занимало отражение в костюме политических процессов. При этом преимущественное внимание уделялось, естественно, тем эпохам, когда влияние политики на внешний вид населения проявлялось особенно ярко.

Исследование же политических процессов с опорой на исторический костюм сегодня только начинается. Наиболее успешной в этом плане выглядит работа Н. Б. Лебиной и А. Н. Чистикова,3 посвященная повседневной жизни ленинградцев периода НЭПа и хрущевских реформ. Можно констатировать, что если в 1960 – 1980-х гг. попытки использования костюма как исторического источника носили фрагментарный характер и выглядели больше заявкой на такую возможность, чем фактом ее реализации, то в конце 1990-х – начале 2000-х гг. такой подход становится реальным, хотя и не слишком распространенным, явлением.

Сложившееся в науке разделение костюма на «традиционный», «модный» и «археологический» требует, на наш взгляд, определенного пересмотра. Разделение костюма на «традиционный» и «модный» видится вполне логичным. Костюм традиционный отражает и передает из поколения в поколение социальный опыт народа, этические ценности, образцы поведения. Модный костюм – мобилен, на него влияют самые различные факторы человеческой жизни (политика и экономика, традиции и мораль) и, конечно, культура, но культура «эпохи», а не народа. Он легко «впитывает» в себя все изменения, происходящие вокруг человека, на нем отражаются любые направления в искусстве, малейшие изменения в общественной, а часто и в личной, жизни. Теория и практика изучения «модного» и «этнографического» костюмов, таким образом, настолько различны, что требуют от исследователей не только особенных профессиональных навыков, но и разной Яценко С. А. Костюм древней Евразии: ираноязычные народы. – М., 2006.

Яхно О. Н. Изменения в быту горожан Пермской губернии в конце XIX – начале XX вв.: Дисс… канд. ист.

наук. – Екатеринбург, 2002.

Лебина Н. Б., Чистиков А. Н. Обыватель и реформы: Картины повседневной жизни горожан в годы НЭПа и хрущевского десятилетия. – СПб., 2003.

теоретической базы. Выделение же «археологического» костюма, на наш взгляд, выглядит несколько механическим. Оно основано более на специфике источниковой базы (и соответственно, методик изучения), чем на внутреннем отличии от костюма «модного» или «традиционного». «Археологический» костюм по своей природе может быть и тем и другим: все зависит специфики изучаемого раскопками объекта.

Таким образом, можно констатировать наличие лишь двух областей исторического костюма – модного и традиционного, изучаемых методами нескольких наук:

этнографии, археологии, семиотики, культурологии, искусствоведения и истории.

§ 2. Методика исследования европейского костюма XIX – н. XX вв.

Основу любого семиотического исследование составляет подход к изучаемому объекту, явлению или процессу как к тексту, «прочтение» которого требует разложения его на отдельные «фразы», «словосочетания», «слова», что позволяет проникнуть в глубинные, не различимые невооруженным глазом, его смыслы.

В рамках данной работы была сделана попытка рассмотреть реально существовавший костюм, запечатленный на фотографиях. Выбор семиотического подхода в качестве методической базы исследования был обусловлен стремлением максимально отойти от субъективности, свойственной работам основанных на интуитивном определении исследователем основных элементов костюма. Высокая степень авторского присутствия, свойственная трудам по истории костюма, объясняется, с одной стороны, их преимущественным искусствоведческим характером, при котором авторский вкус и чувство прекрасного являются необходимым условием исследования, а с другой, – системой применяемых методов, основанных, по большей части, на восприятии костюма в его целостности.

Традиционная методика изучения модного костюма заключается, как правило, в сборе информации о разнообразных элементах костюма исследуемой эпохи и соединении их в единое целое, которое становится как бы идеальным конструктом костюма данного времени. Каждое реальное платье воспринимается как, в большей или меньшей степени, похожее на этот конструкт. Эта методика отличается высокую степень субъективности. Выбор вносимых в конструкт «костюма эпохи» элементов осуществляется автором интуитивно, так же как и определение степени значительности и незначительности каждого из них.

Как правило, априорное внимание к той или иной стороне изучаемого явления напрямую связано с выбором источниковой базы. Обращение авторов последних десятилетий преимуществено к письменным источникам приводит к исследованию не столько реального костюма, сколько субъективного мнения о нем его носителей.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»