WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Методология исследования. В нашем диссертационном исследовании применялись современные научные принципы и методы историкофилософского анализа. Исследование философии Л.М. Лопатина проводилось с позиций исторического и проблемного подходов, что позволило проследить решение Л.М. Лопатиным ряда проблем, стоявших перед русской философией, и приращение им философского знания. Реконструкция теории творческой причинности потребовала применения метода ретроспективного моделирования, проблемно-категориального анализа. Социально-психологический метод применялся при реконструкции интеллектуальной биографии Л.М. Лопатина.

При исследовании источников, проблемного поля, системы категорий и понятий философии Л.М. Лопатина применялись конкретно-исторический и сравнительно-исторический методы, а также интерпретационное рассмотрение источников и герменевтический анализ. В своем исследовании мы стремились следовать принципам объективности и системности. Таким образом, методология нашего исследования определялась сложным предметом исследования и имеет комплексный характер.

Источники исследования. Прежде всего, это философские труды Л.М. Лопатина. Главный среди них – книга «Положительные задачи философии», вышедшая в двух частях. Затем, сборник статей «Философские характеристики и речи». В наше исследование включены статьи Л.М. Лопатина, опубликованные в журнале «Вопросы философии и психологии».

В работе использованы архивные материалы РГБ, с которыми автор работал в процессе написания данного диссертационного исследования.

Наконец, это исследовательская литература, комментарии и рецензии, учебно-научная литература, условно разделенная автором на три группы. 1. Свидетельства о Л.М. Лопатине и его философии его современников: тех, кто вступал с ним в полемику, кто давал характеристику его личности и философских взглядов, кто составлял круг его повседневного и творческого общения. 2. Статьи о Л.М. Лопатине, помещенные в словари и энциклопедии. 3. Специальные исследования философии Л.М. Лопатина. Эта группа источников самая малочисленная, кроме того, эти исследования опираются не на весь корпус работ Л.М. Лопатина, а на какую-либо выбранную часть. 4. Тексты, которые не посвящены непосредственно Л.М. Лопатину, но в которых о нем есть те или иные сведения. Особо следует выделить воспоминания Н.П. Корелиной, Е.М. Лопатиной (К. Ельцовой), Е.Н. Трубецкого, М.К. Морозовой.

Научная новизна исследования. Данное диссертационное исследование посвящено недостаточно разработанной в историко-философской науке теме.

Научная новизна заключается в том, что: 1) реконструирована и проанализирована интеллектуальная биография Л.М. Лопатина; 2) показано место метафизики в форме спиритуалистического монизма в системе человеческого знания с точки зрения Л.М. Лопатина; 3) реконструирована теория творческой причинности Л.М. Лопатина и доказана ее системообразующая роль в рационалистической метафизике Л.М. Лопатина; 4) выяснены закономерности развития фи лософских традиций Р. Декарта, Г.В. Лейбница, И. Канта в системе Л.М. Лопатина, отличающейся оригинальностью и самостоятельностью; 5) введены в научный оборот неопубликованные ранее архивные материалы Л.М. Лопатина, имеющие отношение к эволюции философской системы мыслителя, и дана их историко-философская интерпретация; 6) показан универсальный и рациональный характер философии Л.М. Лопатина и ее роль в развитии русской философии конца XIX – начала XX в.

Теоретическая и практическая значимость работы. Диссертация является опытом целостного исследования философской системы Л.М. Лопатина в контексте интеллектуальных движений в России конца XIX – начала XX в.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что нами исследована рационалистическая метафизика Л.М. Лопатина как самостоятельное и уникальное направление в русской философии, что позволяет расширить представление о национальной специфике русской философии и ее научно-теоретическом потенциале. Полученные автором теоретические выводы позволяют расширить горизонты понимания концепции развития русской философии «серебряного века». Теоретические выводы диссертационного исследования могут быть использованы для дальнейшего изучения эволюции отечественной философии второй половины XIX – начала XX в.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его материалы и выводы могут быть использованы для составления учебных курсов по истории отечественной философии, истории отечественной культуры, философии, этике, психологии, смежным с ними дисциплинам.

Апробация работы. Положения данного диссертационного исследования были освещены в выступлениях автора на межвузовской и международных конференциях: «Русская философия: Восток и Запад» (Пятигорск, 1994), «Россия и регионы: взаимодействие гражданского общества, бизнеса и власти» (Челябинск, 2004), «Философия: вызов современности» (Екатеринбург, 2005), на IV Российском философском конгрессе «Философия и будущее цивилизации» (Москва, 2005), на заседании Соловьевского семинара «Софиологическое направление в русской философии и культуре: истоки, становление, эволюция» (Иваново, апрель 2006).

Отдельные положения и результаты исследования нашли отражение в восьми публикациях автора.

Материалы диссертационного исследования используются при чтении курсов «Философия», «Профессиональная этика» на инженерном факультете Уральского института государственной противопожарной службы МЧС России (г. Екатеринбург).

Диссертация обсуждена на заседании кафедры истории философии Уральского государственного университета им. А.М. Горького и рекомендована к защите.

Структура работы: Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка использованной литературы.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность исследования, оценивается степень научной разработанности темы, указаны объект и предмет исследования, его цели, задачи и методология, названы его источники, определена научная новизна работы, ее теоретическая и практическая значимость, указана апробация результатов исследования и структура работы.

В первой главе «Интеллектуальная биография Л.М. Лопатина» реконструирована интеллектуальная биография философа в духовной атмосфере его времени, как история создания и развития теории творческой причинности, дан очерк его личности. Личность Л.М. Лопатина сформировалась в атмосфере духовного аристократизма его семьи, а также благодаря влиянию лучших представителей московской интеллигенции. Интерес к философии возник после прочтения Дж. Беркли и при влиянии С.А. Юрьева, выразился в чтении трудов Р. Декарта, Г.В. Лейбница, немецких идеалистов XIX в., европейских психологов, позитивистов, в дискуссиях с Вл.С. Соловьевым. Окончив в 1879 г. историко-филологический факультет Московского университета, Л.М. Лопатин преподает в гимназиях и на Высших женских курсах В.И. Герье. Первые его публикации вышли в 1881–1883 гг. в «Русской мысли», затрагивали проблему соотношения опытного и философского знания, знания и веры, защищали метафизику; стали основой 1-й и 3-й глав магистерской диссертации. В 1883 г., составляя курс лекций по этике и психологии для Высших женских курсов, Л.М.

Лопатин формулирует основные вопросы своей философской системы: творческая активность человеческого духа, единство сознания, свобода воли, бессмертие души, наличие нравственного начала в мироустройстве. Об этой работе, а также о своем открытии «творческого момента в духе» он пишет в двух письмах В.И. Герье (1883), которые мы нашли в отделе рукописей РГБ и впервые опубликовали (ввели в текст диссертационного исследования). Сдав магистерские экзамены, Л.М. Лопатин становится приват-доцентом в Московском университете, в 1886 г. защищает магистерскую диссертацию, в 1891 г. – докторскую (1-я и 2-я части «Положительных задач философии»). Миросозерцание Л.М. Лопатина было далеко от взглядов некоторой части интеллигенции, в нем не было руководства к политическому действию. С 1894 г. Л.М. Лопатин участвует в редактировании и издании журнала «Вопросы философии и психологии», в 1905–1918 гг. он – единственный редактор и руководитель журнала; с 1899 г. он возглавляет Московское Психологическое общество (до 1918 г.). Это свидетельствует о значительном месте, которое он занимал в философском сообществе. С 1897 по 1917 гг. Л.М. Лопатин – ординарный профессор Московского университета, один из ведущих преподавателей философии. Л.М. Лопатин был в центре философских исканий и дискуссий; его ближайшие коллеги:

В.П. Преображенский, Н.Я. Грот, С.Н. Трубецкой, Е.Н. Трубецкой, В.И. Герье, М.С. Корелин, Вл.С. Соловьев. Это иллюстрируется архивными материалами, с которыми работал автор (переписка Л.М. Лопатина), которые введены в диссертацию. После революции 1917 г. Л.М. Лопатин написал «Тезисы о создании Всемирного Союза Возрождения христианства».

Философский энтузиазм пронизывал всю его личность, которая была живым отражением целой эпохи. Ему были присущи аристократизм, несуетливость, целеустремленность, цельность натуры, решительность, неуступчивость философской моде, высокий профессионализм, честность, непредвзятость в суждениях, деликатность, тактичность, отзывчивость на повседневные заботы ближних. Л.М. Лопатин участвовал в «кружках» и «салонах» Москвы рубежа веков, увлекался театром. Он имел развитую интуицию, способность к глубокому погружению в суть рассматриваемых вопросов. Эти качества сыграли важную роль в создании теории творческой причинности.

Теория творческой причинности разработана Л.М. Лопатиным в «Положительных задачах философии», он применил эту теорию для решения проблем этики (статьи 1888–1893 гг.), психологии (статьи 1893–1902 гг.), онтологии и гносеологии (статьи 1903–1912 гг.).

Для философских построений Л.М. Лопатина неприемлемы позитивизм, немецкий идеализм, поворот славянофилов от рационализма к догматам православия, теория разума И. Канта, материализм. Л.М. Лопатин исходит из трансцендентных метафизических допущений: нашего «я», чужого одушевления, внешнего мира. Причинность – объективный закон действительности, в ее основе реальная связь между причиной и следствием, что выражается в понятии действия; нет действия без деятеля. Мир состоит из сверхпространственных и сверхвременных взаимодействующих центров бытия, субстанция нашего духа открыта нам в своей подлинной сути. Философия имеет две задачи: гносеологическую (вопрос о возможностях и пределах человеческого познания) и метафизическую (вопрос о мире как единой, внутренне связанной системе существ, его решение делает философию источником миросозерцания), которые не решаются эмпирическими методами. В будущем философия должна стать обоснованием «всеобщей обязательности истин, неотделимых от самой организации нашей мысли». Предмет философии – «понятие о духе как самобытном факторе жизни». Философия должна идти не позади позитивной науки, возводя в абсолют ее обобщения, а впереди, «вперед, от Канта», руководствуясь принципом сомнения Р. Декарта, принципом очевидности и разумной вероятности, не оглядываясь ни на какие традиции.

Р. Декарт для Л.М. Лопатина – основатель новой картины мира, в которой нет места телеологии. По мнению Л.М. Лопатина, она должна смениться новой, средней между картезианством и миропониманием древности. Аксиоматична недооцененная идея Р. Декарта о том, что субстанция духа сполна открыта нашему сознанию, указывает русский философ. Г.В. Лейбниц, показав, что вещественное внутри себя невещественно, телесные формы и пространство – только произведения духовных деятельностей, открыл путь к преодолению картезианской картины мира, но не смог его пройти, считает Л.М. Лопатин. И. Кант внес в философию представления об идеальности пространства и времени, о единстве сознания как предпосылке опыта, о принципиальной мыслимости свободы.

Но, замечает в связи с этим Л.М. Лопатин, он не объясняет душевную жизнь, историю человечества, духовное творчество. Г. Гегель вводит в рационализм понятие «случайность», чтобы объяснить конкретное и индивидуальное в ве щах; первый шаг его диалектики уже неубедителен: «бытие» и «ничто» обобщаются в родовом понятии «неопределенность»; причинность реальная несводима к логической. Л.М. Лопатин подчеркивает, что ошибки этих мыслителей не должны повторяться, а истинные их идеи должны быть признаны.

Философские взгляды Вл.С. Соловьева и С.Н. Трубецкого Л.М. Лопатин рассматривает в культурно-общественном аспекте, дает им верную характеристику. Л.М. Лопатин критически оценивал направления современной ему философии, не причисляя себя к сторонникам той или иной школы. Его философия сформировалась в контексте европейской философии, в то же время выразив специфику русской мысли. Она органична связана с религиозной философией России рубежа веков, дает теоретические доказательства «общего сознания истины», открытой религиозными философами. Она имеет такие качества как онтологичность, теистичность, персоналистичность, антипозитивизм, этическую направленность.

В выводах по первой главе отмечается, что личность Л.М. Лопатина сформировалась в творческой среде московской интеллигенции, усвоив высокие этические идеалы. Для Л.М. Лопатина характерен высокий профессионализм, серьезный и талантливый подход к философскому исследованию. Л.М. Лопатин – активный участник создания классических для русской философии предметных и методологических основ – внес вклад в развитие научной коммуникации и культуры в России, в развитие и популяризацию философских знаний.

Философские взгляды Л.М. Лопатина – законченное и систематическое целое, говорить об их эволюции можно лишь условно. Его оригинальные идеи тесно связаны с идеями многих европейских и русских философов, при этом анализ биографических материалов показывает, что Л.М. Лопатин не был последователем какой-либо философской школы. Его личность, вся жизнь были проявлением творческой активности духа и наглядной демонстрацией его главного открытия – творческой причинности.

Во второй главе «Метафизическая система и спиритуалистический монизм» рассматривается обоснование субъективной необходимости метафизики для человеческого разума, ее определение Л.М. Лопатиным, основные элементы и методология спиритуалистического монизма Л.М. Лопатина, вопрос о влиянии Г.В. Лейбница на Л.М. Лопатина, споры с Вл.С. Соловьевым.

Л.М. Лопатин определяет область метафизики методом исключения того, что не является метафизикой. Для этого он рассмотрел положительное знание, не допускающее в свое содержание никаких метафизических предположений.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»