WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

Серебрякова Ирина Геннадьевна СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ КРЕСТЬЯНСТВА УРАЛА В ПЕРИОД СПЛОШНОЙ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ (1929—1933 гг.) 07.00.02 — отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Екатеринбург — 2006

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Уральский государственный педагогический университет»

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Попов Михаил Валерьевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Мотревич Владимир Павлович кандидат исторических наук, доцент Быкова Светлана Ивановна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет»

Защита состоится 29 сентября 2006 г. в 16.00 на заседании диссертационного совета Д 212.386.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата исторических наук при Уральском государственном университете им. А. М. Горького (620083, г. Екатеринбург, пр. Ленина, 51, ком. 248).

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Уральского государственного университета им. А. М. Горького.

Автореферат разослан 27 августа 2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор исторических наук, профессор Кузьмин В. А.

2

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Модернизационные процессы в аграрном секторе экономики в период сплошной коллективизации оказали сложное глубинное воздействие на крестьянскую психологию, вызвали противоречивые и порой необратимые изменения в миропонимании и сознании крестьян, повлияли на судьбу крестьянства, на дальнейшее развитие всего общества в нашей стране.

Тем не менее, до конца 1980-х гг. социально-психологический аспект сплошной коллективизации, как и других исторических событий и явлений, почти не исследовался. Среди причин такого положения следует назвать:

жесткий идеологический контроль, заставлявший ученых отказываться от анализа социально-психологической составляющей исторического процесса;

традицию, сложившуюся в советский период, не «психологизировать» социальные закономерности1; отсутствие доступа к источникам, раскрывающим взаимоотношения, настроения, мотивы поведения людей. Лишь в последние десятилетия появилась возможность изучения таких масштабных процессов, как коллективизация, — не самих по себе с концентрацией «своего преимущественного внимания на социально-экономических и политических аспектах истории», а с учетом участия в них человека, его «исторически видоизменяющейся психики»2.

Поставив человека в центр исторического процесса, основатели синтетического антропологического подхода — историки школы «Анналов» Л. Февр, М. Блок и их последователи Р. Мандру, Ф. Бродель, Ж. Ле Гофф и другие продемонстрировали новые возможности для постижения истории.

В нашей стране ученые Б. Ф. Поршнев, А. Я. Гуревич, В. В. Никандров, И. Г. Белявский, Л. И. Анцыферова, В. Ю. Боброва и другие считают, что социально-экономическое и политическое объяснение хода истории перестало удовлетворять специалистов, так как подобного рода объяснительные модели механистичны и не отвечают коренной специфике науки истории.

Увидеть изменения в социальной психологии такой большой социальной общности, как крестьянство всей страны, — крайне сложная задача, поскольку эмоциональное восприятие рядовым человеком конкретных ситуаций, его реакции на события и факты во многом определяются не только воздействием политических и экономических факторов, но и особенностями менталитета, складывавшегося под влиянием природно-географических, социальноэкономических, культурно-исторических и других условий того или иного региона. В связи с этим возрастает значимость региональных исследований, позволяющих рассматривать исторические события и явления во взаимоcвязи с реальными процессами развития региона. Уральская область в 1929— Поршнев, Б. Ф. Социальная психология и история / Б. Ф. Поршнев. М., 1966. С. 4.

Гуревич, А. Я. История и психология / А. Я. Гуревич // Психологический журнал.

1991. Т. 12. № 4. С. 3.

1933 гг. занимала ведущее место в осуществлении планов индустриализации, оказавшей существенное влияние на процессы коллективизации, на социально-психологическое состояние крестьян, и потому обращение к рассматриваемой теме представляется особенно важным.

О значении проблемы можно говорить и с точки зрения извлечения уроков из прошлого, тем более что социально ориентированная аграрная политика объявлена одной из важнейших задач государства. Исторический опыт показывает, что осуществление даже назревших, жизненно важных реформ при отсутствии соответствующих социально-психологических предпосылок, равнодушии или негативном отношении к преобразованиям со стороны больших групп населения может оказаться под угрозой. Невнимание к настроениям, социальному тонусу, общественному мнению ведет к снижению доверия к решениям и действиям властных структур, к падению социальноэкономической активности крестьян, нарастанию аполитичных настроений, гражданской пассивности.

Хронологические рамки исследования ограничены 1929—1933 гг.

Нижняя временная граница совпадает с началом сплошной коллективизации стране. Выбор верхней границы определяется сроками, когда на Урале объв единение в колхозы крестьянских хозяйств стабилизировалось на уровне не ниже 68—70%.

Территориальные рамки диссертационной работы охватывают Уральскую область, включавшую в период коллективизации территории современных Свердловской, Челябинской, Курганской, Тюменской, Пермской областей и частично Башкирской и Удмуртской республик.

Объектом исследования является крестьянство Урала в период сплошной коллективизации (1929—1933 гг.).

Предметом исследования определены социально-психологические явления и процессы в крестьянской среде, вызванные проведением аграрной социалистической реформы.

крестьЦель работы: изучение социально-психологического состояния янства Урала в период сплошной коллективизации.

Для достижения цели были поставлены следующие задачи исследования:

раскрыть особенности социально-психологического состояния крестьянства Урала накануне сплошной коллективизации, влияние аграрной политики и специфики региона на формирование социально-психологического облика уральского крестьянина;

исследовать настроения, поведение различных прослоек крестьянства Урала в период с ноября 1929 по 1933 г.;

определить характер изменений в отношении крестьян к власти, труду и религии в условиях перехода к колхозно-совхозной системе;

выявить основные факторы, вызывавшие изменения в социальнопсихологическом состоянии уральских крестьян на разных этапах аграрной социалистической реформы;

установить наиболее значимые изменения в социальной психологии уральского крестьянства в период сплошной коллективизации.

Методологической основой исследования является теория модернизации. Опора на модернизационную теорию сочетается с цивилизационным подходом к исследуемым явлениям и процессам, который позволяет углубить их познание с использованием человековедческого (антропологического) метода.

В качестве базовых в работе выступают принципы историзма и социально-психологического развития, что позволило рассматривать процесс социально-психологических изменений как непрерывный, обусловливаемый переменами социально-политической и экономической обстановки, влияющей на социальную психологию общества и входящих в него групп.

При определении исходных методологических позиций приходилось считаться с тем, что общепринятой системы понятий, категорий и принципов социальной психологии как сферы социальной психики до настоящего времени не установилось. Большое разнообразие в употреблении и толковании содержания этой дефиниции со стороны зарубежных и отечественных ученых поставило задачу дать обоснованное объяснение того, какой смысл подразумевается под этим термином в исследовании, в чем отличие социальной психологии от менталитета и общественного сознания. Среди определений социальной психологии как сферы общественной (социальной) психики, предложенных учеными В. А. Макаренко, В. И. Васильевым, В. Г. Крысько, М. И. Еникеевым и др., автору более близка позиция В. И. Васильева, обратившего внимание на взаимосвязь поведения и деятельности людей, обусловленную «фактом их принадлежности к большим и малым социальным группам», и психологическими свойствами, отличительными качествами, присущими тем или иным группам3. Дефиниция И. В. Васильева принята автором в качестве определения социальной психологии в диссертационной работе.

Исследуя социальную психологию крестьянства Урала, автор выделил наиболее важные составляющие той действительности, к которой у крестьянина всегда формируется определенное отношение, особенно сильно проявляющееся на этапах кардинальных преобразований в стране: власть, труд, религия. Такие социально-психологические явления, как семейные традиции, межличностные, межгрупповые отношения и др., взаимосвязаны с вышеназванными базовыми составляющими жизни крестьянского общества.

В соответствии с характером и задачами исследования использовались конкретно-исторические, общенаучные и междисциплинарные методы: проблемнохронологический, сравнительно-исторический (компаративный), ретроспективный, хронолого-описательный, дискурсивный, структурно-системный, актуализации, анализа документов, обобщения исследованного материала.

Словарь исторических и общественно-политических терминов / под ред. А. Г. Бесова. М., 2005. С. 488.

Использование разнообразных методов исследования, их чередование и комбинация позволили реконструировать исторические события сплошной коллективизации на Урале в ее социально-психологическом сопровождении, раскрыть влияние психологических факторов на социально-исторические условия.

Источниковую базу исследования составили как архивные материалы (из фондов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Российского государственного архива экономики (РГАЭ), Государственного архива Свердловской области (ГАСО), Центра документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО), Государственного архива Челябинской области (ГАЧО), Объединенного государственного архива Челябинской области (ОГАЧО), так и опубликованные.

Среди неопубликованных источников выделены нормативные, организационно-распорядительные документы областных партийных и советских органов; делопроизводственные и информационно-отчетные материалы органов власти разных уровней; статистические документы и материалы личного происхождения.

Документы первой группы дали представление о характере политики власти в период подготовки и проведения сплошной коллективизации, об особенностях осуществления коллективизации в Уральском регионе.

Материалы второй группы расширили представление о методах проведения коллективизации, отразили специфику отношения крестьян разных категорий к преобразованиям в сельском хозяйстве. Недостатком этого вида источников является фрагментарность отражения в них исследуемого объекта.

Статистические документы позволили сделать более обоснованные выводы о тенденциях в изменении социально-психологического состояния уральских крестьян в период проведения коллективизации.

Особую группу составили источники личного происхождения. Поистине уникальным материалом являются письма крестьян, фиксирующие их психологические и вербальные реакции на события и явления социально-экономической и политической жизни. Личные и коллективные жалобы позволили лучше представить процессы раскулачивания, выселения на Урале. В каждой из личных жалоб присутствует эмоциональное отношение к происходящему.

Заявления о приеме в колхозы и выходе из них дают возможность оценить, как изменялись настроения, мотивация различных групп крестьян, их отношение к колхозам на всех этапах коллективизации. Воззвания и листовки раскрывают представления крестьян о колхозном строительстве, степень их недовольства действиями власти. Частушки отражают изменения настроений в крестьянской среде, отношение к происходящему. В комплексе нарративные источники помогли представить психологическое состояние различных слоев крестьянства на каждом из этапов аграрной реформы.

Категорию опубликованных материалов составили законодательные акты и нормативные документы; делопроизводственные отчетно-информационные материалы областных, окружных, районных органов власти, документы и материалы общественных организаций, статистические документы, материалы периодической печати.

Изучение документов Коммунистической партии, законодательных актов, имевших самую высокую степень легитимности, расширило представление о направленности аграрной политики советского государства в доколхозный период и в годы коллективизации.

Документы второй группы позволили уточнить и конкретизировать представление о целях, содержании и методах административно-управленческой деятельности по реорганизации сельскохозяйственного производства на Урале, строительству новой жизни в деревне.

Делопроизводственные, отчетно-информационные материалы областных, окружных, районных органов власти отразили реально сложившееся положение дел в деревне в период коллективизации, обстановку правового произвола, психологического давления и принуждения по отношению к крестьянству Урала.

Постановления, отчеты съездов, решения собраний ячеек Союза воинствующих безбожников дали представление о формах и методах антирелигиозной деятельности, о состоянии религиозности крестьян, их настроениях, реакциях на закрытие церквей и часовен, сбрасывание церковных колоколов, конфискацию церковного имущества, преследование священнослужителей и верующих.

Сопоставление статистических материалов с нормативными и организационно-распорядительными документами партийных и советских органов позволило проследить зависимость изменений в социально-психологическом состоянии крестьян от темпов и методов проводимых в 1929—1933-х гг.

кампаний.

Отдельную группу составили материалы центральных и местных газет.

Оперативность реагирования на события делает газеты важнейшим источником изучения настроений, поведения различных слоев крестьянства в исследуемый период. Принималось во внимание, что на характер публикуемых материалов свое влияние оказывала официальная позиция властей, поэтому приводимые в газетах факты, выводы и оценки не всегда соответствовали реальной действительности.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»