WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

мязВо введении обосновывается выбор темы, определяются объект, предмет, цеюли и задачи исследования, рассматривается литература вопроса, оговариваются источники использованного материала и структура работы.

саВ первой главе «Семантико-мотивационная группа как объект этнолиные гвистического исследования» характеризуется объект исследования, а также зд принципы и алгоритм анализа материала.

При определении объекта исследования учитывался синхронный и диахронал.

ный подход: в состав исследуемых семантико-мотивационных групп «Кислая пища», «Соленая пища», «Сладкая пища», «Жирная пища» входят соответствуюыщие семантические поля, рассмотренные в перспективе семантической деривации, и этимолого-словообразовательные гнезда, лексические единицы которых е’;

регулярно выражают «пищевую» семантику, – *kys-//*kvas- ‘кислый’, *sol- ‘солебо ный’//*sold- ‘сладкий’, *ir- ‘жир, жирный’, *ma(z)sl- ‘масло’, *sa(d)l- ‘сало’, *volg- ‘влага, жир’, *tuk- ‘тук, тучный’ (в русских народных говорах сущ. волга и его дериваты регулярно развивают значения ‘жир, жирная пища’, а лексемы гнезой;

да *tuk-, хотя и стали малоупотребительными в современном русском языке, этимологически являются древними обозначениями жира).

Изучаемое лексическое пространство имеет сложную семантическую и мотиочвационную организацию. Специфика объекта исследования определила принципы анализа, подразумевающие:

• описание особенностей реализации семантики «кислая пища», «соленая пища», «сладкая пища», «жирная пища» и основных этимологословообразовательных гнезд, для которых эта семантика характерна;

• рассмотрение семантико-мотивационной группы с точки зрения семантической деривации, предполагающее выделение полей, формирующих мотивационные связи с полем пищи;

• анализ лексики поля в «контексте» коррелятивных отношений (условие выделения лексических коррелятов – совпадение в достаточно конкретных значениях, ср. лексемы гнезд кис-//квас- и мок-: волог. квасить пряжу = вымачивать;

новг. мокряк, арх. кисляк ‘юго-западный ветер’; новг. мокряк, арх. кислнь ‘полный человек’; амур. мокрда, печор. кислха ‘неряха’). Анализ коррелятивных отношений позволяет не только установить логику семантических связей в парадигме многозначного слова или внутри лексического гнезда, но и обнаружить некоторые регулярные семантические отношения, определяющие развитие лексической семантики (см. работы С. М. Толстой);

• учет невербального кода традиционной духовной культуры, проясняющего мотивацию языкового знака (например, название вологодской игры девушек солить интерпретируется в свете весеннего обряда соления не вышедших замуж девушек);

• проведение семантической реконструкции с опорой на данные родственных языков, которые позволяют восстановить цепочку семантических изменений внутри лексического гнезда и поддержать выявленные на материале одного языка нетривиальные семантические переходы (ср. мотивационную модель ‘киснуть, квасить’ ‘делать медленно; опаздывать’, реализуемую в рус. ворон. лапш прокснет ‘об опоздании’, польск. kwasi groch <квасить горох> ‘долго ждать чего-л.’);

• выделение базовых семантических признаков (семантических доминант), представляющих основные направления смыслового развития слов семантикомотивационной группы. Например, семантическая доминанта «кислого» ‘некачественный, неудачный’ реализуется в печор. заксеть ‘испортиться при неправильном хранении (о пище)’, куйбыш. бурдамха ‘плохая, прокисшая похлебка;

прокисшее молоко’, вят., влад. булыч ‘молодой и плохой квас’, пск. неудача с квасом ‘несообразительный человек’, арх. наквасить ‘в игре: неудачно выбить рюху’, простореч. наквасить ‘сделать что-л. не так, как надо; испортить что-л.’.

Семантическая доминанта дает возможность по-иному взглянуть на механизм развития значения, соотношение прямой и переносной семантики, величину смыслового расстояния между лексемами.

Ключевой семантический признак, воплощенный в нескольких лексемах, составляющих гнездо или поле, обладает следующими свойствами: а) имеет более обобщенный характер, чем конкретное значение слова, и связывает несколько лексем внутри гнезда или поля; б) не закреплен за конкретным денотатом и является основой для развития значений, соотносимых с различными тематическими сферает ми (‘насыщенный, интенсивный’ – литер. жирный ‘темный (о линиях шрифо- та)’, диал. севернорус. жирный ‘крепкий (о чае)’, иван. ‘сильный (о свете)’, севернорус. жирнот ‘духота’); в) выделяется с опорой на лексическое значение и внутиз- реннюю форму (‘подвижный, динамичный’ – диал. костр. квасить ‘убегать’, ы- олон. солодть ‘слишком много суетиться, хлопотать’, симб. ерунд ‘хмельной а напиток’, ворон. ‘егоза, хлопотун’, псков. запрыгать ‘забродить’); г) определяет и о- формирование первичных «пищевых» значений, и направление семантической деет- ривации на базе «пищевых» слов (ср. признак ‘шумный’ в новг. бормотть ‘брод- дить (о пиве)’, урал. говорунья ‘брага’ и южн.-сиб. бурдомажить ‘закисать, брор- дить’, ‘шуметь, кричать’ и др.); д) выделяется и в масштабах этимологоср. словообразовательного гнезда, и на уровне лексико-семантического поля (причем из таких базовых семантических элементов может быть несколько).

Перечень семантических доминант задает семантическую специфику гнезда ив- (поля) и позволяет, в том числе, проводить контрастивный анализ разных языкора- вых традиций. Например, для гнезда *kvas- в польском языке характерны домиж- нанты ‘грязный’, ‘беспорядочный’, ср. польск. диал. kwas ‘грязь’, ‘мусор, д- беспорядок’, ‘немытые вещи’. В русском языке, если такие значения и встречаютли ся, то чаще всего на уровне поля: семантический компонент ‘грязный’ можно о в увидеть в новг. расквса ‘неряшливая женщина’, волог. пкисель ‘грязь’; а ‘бесль- порядочный’ – в диал. лексемах брда ‘кушанье, начинающее портиться’, ‘бесля порядок’, буз ‘хмельной настой из ягод’, ‘суматоха, беспорядок’, ‘ссора, сканва- дал’, сквасить ‘в игре: рассыпать городки’.

Вторая глава «Гнезда *kys-//*kvas-, *sol-//*sold-, *ir-, *ma(z)sl-, *tuk-, *sa(d)l-, ем *volg-: “пищевая” семантика» содержит этимолого-семантический комментарий )’.

к перечисленным гнездам и раскрывает семантическое своеобразие полей «Кисжлая пища», «Соленая пища», «Сладкая пища», «Жирная пища».

исВ первом разделе второй главы характеризуются гнезда *kys-//*kvas- и опреых деляются особенности реализации семантики «кислая пища».

й)’ В русском языке значения ‘кислая пища’, ‘кислый’, ‘скисать, бродить’ перебдаются лексемами нескольких гнезд (например, *mъd-, *mъzg-, *mold-), однако ло, основную нагрузку несут корни *kvas- (квас, квасить и др.), *kys- (киснуть, киусель и т. п.), реже – *ky- (киша, кишеть). Немалая часть производных корней киси//квас-//киш- объединена семантической доминантой ‘влажный, мокрый’. Возможу’, но, значение ‘намокать, быть влажным’ в этом гнезде старше, чем ‘киснуть, брообдить’, ср. ряз., рост. откисать ‘намокать’, арх. кислый ‘сырой, водянистый’, а также азболг. квася ‘мочить’, польск. kwasi ‘о дождливой погоде’ и др. Обнаруживаются и устойчивые семантические корреляции лексем гнезд *kvas-//*kys-//*ky- и *kyp- (ср.

bi севернорус. кипеть ‘киснуть’, омск. киш кишеть, перм. кипмя кипеть ‘кишеть, быть в большом количестве’), что может подтверждать родство этих корней на и.-е.

язуровне.

‘о ое Анализ семантики «кислая пища» показал, что существует «кислое» как перцептивная характеристика (арх. кислядь ‘чай с клюквой’, смол. кислявка ‘кислое яблоко’) и «квашение» как протяженный во времени процесс, который может быть естественным (сродни гниению, ср. яросл. кваситься ‘портиться от долгого лежания’, сев.-двин. промодть ‘прокиснуть, протухнуть’) и искусственно вызванным человеком (разг. квасить ‘заготавливать в прок’, ряз. квашнка ‘заквашенное топленое молоко’, диал. шир. распр. растворть ‘заквасить тесто’). Различной оказывается символическая оценка этих явлений во внеязыковых формах культуры (скисшее – «нечистое» и заквашенное – «чистое»). Процесс заквашивания окружен многими регламентациями: например, определяется лунное время, когда следует квасить (не квасят, если месяц на молоду), и субъект, который должен квасить (например, белорусы считали, что приносить воду для квашения свеклы и квасить капусту должен мужчина; при этом он соблюдал телесную чистоту: воздерживался от физической близости с женщиной и приносил воду для квашения натощак).

Семантика «кислого» складывается из весьма «противоречивых» признаков – бродящий и гниющий, неподвижный; жидкий, некачественный, крепкий, кислый на вкус и запах, мягкий, влажный, приготовленный путем смешения. Для лексики, называющей различные «аспекты» скисания (острый, кислый вкус; гниение, разложение; скисание молока, брожение теста, скисание приготовленной пищи), выделяются разные модели семантической деривации. Универсальной для обозначения всех видов скисания является семантическая модель ‘становиться влажным, мягким’ ‘киснуть’, ср. волог., арх. промзглый ‘начинающий скисать’, смол. побрюгнуть ‘прокиснуть’ и др.. Среди специфических моделей выделяются:

• кислое как вкусовая категория: ‘вызывающий неприятные физиологические реакции’ (горлопятина ‘о чем-л. очень кислом’);

• скисание молока: ‘резать’ (волог. обрезлый ‘о молоке: кислый’, пск. побритуха ‘кислое молоко’), ‘стягивать, сжимать’ (арх. отужться ‘скиснуть’), ‘вариться, кипеть’ (рус. карел. варом варит ‘о молоке: киснет’), ‘опускаться, садиться’ (костр., яросл. седыш ‘простокваша’), ‘сворачиваться’ (свердл.

свертываться, севернорус. перевертываться ‘скисать’);

• брожение теста или напитка: ‘претерпевать модификации’ (арх. жило ‘перебродившее тесто, пиво, брага’, урал. играть ‘о жидкости: бродить’), ‘двигаться’ (литер. бродить, пск., твер., новг. покрянться ‘скиснуть’), ‘подниматься’ (арх. прозниматься ‘о тесте: подниматься’), ‘изменять форму’ (дон.

ббнить ‘киснуть, пучиться, подниматься «бубном»’, волог. вест ‘о тесте: подниматься’), ‘бурлить, вздуваться’ (печор. забурвить ‘начать бродить’);

• кислое – испорченное: ‘иметь неприятный запах’ (ср. рус. коми-перм.

задушть, арх., волог. пронюхнуть ‘прокиснуть, протухнуть’);

• скисание приготовленной пищи, без сомнения, неприятно и воспринимается негативно. Это определяет появление эвфемистических обозначений кислой пищи: одна из «популярных» моделей семантической деривации связывает прокиср. сание пищи с проникновением в нее какого-либо «субъекта», ср. перм. Прокпий e z проехал, костр. Афонька пальцем ткнул.

ск.

Во втором разделе характеризуются гнезда *sol-, *sold- и определяются осопобенности реализации семантики «соленая пища», «сладкая пища».

ыЛексика семантико-мотивационных групп «Соленая пища», «Сладкая пища» ыхарактеризуется слабой разработанностью «левой» стороны мотивационных свящу зей: именно прил. соленый и сладкий употребляются для обозначения соответствующих вкусов и в литературном языке, и в диалектах. В русском языке за про с должениями корня сол- сохраняется и.-е. семантика ‘соленый’; слад- имеет знамчение ‘сладкий, имеющий вкус, свойственный сахару, меду’. Продолжения корня касолод- чаще всего обозначают природный сахар, содержащийся в корнях растеть ний, а также процесс и продукт сладкого брожения (т. е. характеризуются и приознаковой, и акциональной семантикой). Значения дериватов корня солощ- ла(<*sold-tъ) развивались, вероятно, по модели ‘вкусный/сладкий’ ‘любящий сесладкую/вкусную пищу’ ‘любящий поесть’ (диал. шир. распр. солощий ‘о лачекомке, сладкоежке’, ‘жадный, алчный’).

иНесмотря на семантические расхождения, все перечисленные фонетические лаварианты корней *sol-//*sold- в русском языке обладают значением ‘вкусный;

ть, быть/делать вкусным’ (ср. арх. подсолить ‘приправить для вкуса, сдобрить’ – й’, «Чаек-то ваш подсолю молочком», пск. засолодить ‘приправить’, разг. сладкий ‘вкусный’). В противоположность «безвкусному» пресному и пустому соленая и и- сладкая пища с полным правом может называться вкусной, ср. поговорку Щи као- пустою пригожи, а солью укусны, загадку Что на свете всех вкуснее (соль).

ой Данная семантика, возможно, апеллирует к праслав. значению *‘вкусный, приправия ленный’, хотя может быть рассмотрена и как расширение значения ‘сладкий’, ‘соин леный’.

ве- И «сладкое», и «соленое» являются перцептивными категориями. При этом то «соленое» ограничивается областью вкуса, а «сладкое» ощущается несколькими ые, органами чувств: с ним связано не только вкусовое, но также обонятельное, звуго ковое и даже тактильное ощущение (перм. сладкая баня ‘баня без угара’, курган.

солощий ‘о материале: гладкий’, литер. сладкозвучный). Во многих контекстах иа- сладкий выступает в значении ‘приятный, нейтральный, не имеющий резкого вкуд- са, запаха и т. п.’, ср. колым. сладкая нерпа ‘самка тюленя, мясо которой «не воза- няет порозом»’.

о- Источником «классического» соленого вкуса является вкус морской воды, ат, сладкого – вкус некоторых растений (волог. осолодка ‘растение из семейства боле- бовых’, яросл. схарник ‘сахарная свекла’), а их эталоном – соль (разг. голимая ся соль ‘о пересоленной пище’), мед и сахар (ср. слаще меда, мед-сахар). Для катей», горий «сладкий» и «соленый» важно понятие вкусовой нормы, обусловливающее и- развитие «пищевых» и «непищевых» значений, ср. Посоли да не пересоли; Масла в переложи, а соли не доложи; разг. пересолить ‘перейти меру’, перм., яросл. переже- хвастать ‘пересолить’, ср. польск. niesony ‘незрелый (например, о вишнях)’.

Однако если соль – это обязательная составляющая пищи (олон. кривой обед ‘обед без соли’, Солоно, воложно – зато жену не бить, а хлеба не станет – мужа не бранить; Нам хоть песок, только бы солить), то сладкий вкус, хотя и воспринимается как «положительный», является непривычным для традиционной русской культуры (своего рода излишеством, ср. разг. сластёна, арх. сладкоед ‘лакомка’, Ешь сладко, да не потратно; Горьким лечат, сладким калечат).

Соление, как квашение, является одним из основных способов сохранения пищи (диал. шир. распр. осолить ‘заготовить впрок с солью’, твер. солонха ‘гриб, годный в засол’). Процесс соления окружен множеством запретов и регламентаций («В полнолуние соление не солить»). Консервирующие качества соли (ср. Кисло пей, солоно ешь, помрешь – не сгниешь) определяют ее функцию в народной культуре: в родильном обряде и народной медицине соль используется как апотропей.

В третьем разделе рассмотрены гнезда *ir-, *ma(z)sl-, *tuk-, *sa(d)l-, *volg- и особенности реализации семантики «жирная пища». В традиционной культуре жирная пища считалась не только особо питательной и вкусной (костр., арх.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»