WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

11 заводов» в рядовой провинциальный город, что связано с объективно- теринбург» (1888). В своих публицистических произведениях Маминисторическими обстоятельствами (потерей статуса «горного города», Сибиряк представляет Екатеринбург крупным, живым, деятельным, спадом промышленного производства и т. д.). Оценка города зависит красивым городом с большими перспективами, создавая его позитивтакже от «состава» посещающих город: если в XVIII - начале XIX ве- ный образ: «Что-то полное деятельности, энергии и предприимчивости ка это были в основном ученые, люди, связанные с заводским и гор- чувствовалось в этой картине города, с 30-тысячным населением, заным делом, сопровождающие царственных особ или те, кто направ- брошенного на рубеж между Европой и Азией»1. Но и любовь писателя лялся или возвращался из ссылки, то в XIX - начале XX века город деятельная: ощущая необычность города, он серьезно подходит к изубольше посещают журналисты, писатели, люди искусства. Соответст- чению его истории, обстоятельств возникновения, а также к анализу совенно, несколько изменяются акценты в описаниях, которые стано- временной ситуации. Этот факт отличает очерки Мамина-Сибиряка от вятся более живыми, изображая повседневную жизнь города. При путевых записок, посвященных Екатеринбургу. Теперь это не «взгляд этом матрица восприятия города остается той же, несмотря на расши- извне», а презентация города человеком, в нем живущим, желание порение его пространства, изменения в социальной и промышленной казать его необычность, лучшие стороны, настоящие и потенциальные сфере: жанр путевого очерка основан на «заемных», исторически возможности. Не случайно именно Мамину-Сибиряку - литератору, а сложившихся знаниях о городе, личном опыте пишущего и субъек- не историку - был заказан исторический очерк к первому статистичетивных впечатлениях. Данная модель описания города в жанре путе- скому справочнику о городе - «Город Екатеринбург» (1888).

вых записок или «записок гостя» является действенной и до сих пор1. Опираясь на корпус разножанровых произведений МаминаПервым художественным текстом, отражающим пространство Сибиряка (от очерков до романов), мы можем наблюдать объемный и Екатеринбурга, можно считать незаконченное произведение Андрея целостный образ Екатеринбурга, создавая который, Мамин-Сибиряк Лоцманова «Негр, или Возвращенная свобода» (1823). Несмотря на привлекает реальные улицы, площади, особняки города и историчето, что образ города здесь весьма условен (Екатеринбург аллегориче- ские факты его развития, но при этом выстраивает оригинальную ински изображен в образе бразильских приисков, на которых невольни- терпретацию формирования Екатеринбурга. Показательным примером ки добывают алмазы), мы присоединяем этот фрагмент к корпусу ека- является роман «Приваловские миллионы», прообразом основного теринбургских текстов: написанный в Екатеринбурге, он отражал об- места действия которого писатель выбирает самый примечательный стоятельства жизни самого автора - крепостного служащего Верх- городской локус (усадьбу Расторгуева - Харитонова), а в качестве коИсетского завода. А. Лоцманов наметил контур будущего отношения ренных уральских типов выводит золотопромышленников – старообв литературе к данному месту. Целостный художественный образ рядцев.

Екатеринбурга начнет создавать Д. Н. Мамин-Сибиряк, опираясь на Образ Екатеринбурга в произведениях Д. Н. Мамина-Сибиряка сложившиеся представления о городе, его историю, городские леген- представляет широкий спектр провинциальных коннотаций, зафиксиды и были. рованных, в частности, в семантическом разнообразии названий гороВо втором параграфе первой главы Образ Екатеринбурга в про- дов, прообразом которых стал уральский город в романах «Приваловизведениях Д. Н. Мамина-Сибиряка нами рассмотрена специфика об- ские миллионы» (1882), «Общий любимец публики» (1889), «Без нараза города, созданного уральским писателем в произведениях 1880– звания» (1894); повестях «Нужно поощрять искусство» (1887), «Доб90-х годов, отразивших разнообразный спектр представлений, сло- рое старое время» (1889), «Пир горой» (1894), «Верный раб» (1894);

жившихся к середине XIX века: от горнозаводского и золотопромыш- рассказах «Башка» (1884), «Золотая ночь» (1884), «Поправка доктора ленного центра, крупного культурного и торгового города до глухой Осокина» (1885), «Жид» (1893), пьесе «Золотопромышленники» провинции. (1885) и других произведениях.

Начиная с 1880-х годов, Екатеринбург упоминается в очерках: «От В творчестве Мамина-Сибиряка мы наблюдаем уникальное явлеУрала до Москвы» (1881–1882), «Письма с Урала» (1884), «Путевые ние реализации многомерности географического и культурного прозаметки - от Зауралья до Волги» (1885). Широкую историческую па- странства в имени. В разнообразии всего комплекса названий городов нораму развития города писатель представляет в очерке «Город Ека- - литературных двойников Екатеринбурга (Узел, Пропадинск, Сосно1 См. предисловие голландского литературоведа к сборнику стихов Б. Рыжего: Верхейл К. Мамин-Сибиряк Д. Н. Собр. соч. : в 12 т. Свердловск, 1951. Т. 12. С. 131.

Любовь остается // Знамя. 2005. № 1. С.157–166.

13 горск, Загорье, Бужоем) воспроизводится универсальный образ про- этом же корне слов приведены существительные бужва - ‘биение винции, объединяющий ее положительные и отрицательные признаки: жил, пульс’ и бужлец - ‘мертвый узел’.

от ‘богатого природного края’ и ‘живого узла материального сущест- Любое из этих значений в сочетании со значением второго корня вования’ (Сосногорск, Загорье, Узел) до ‘глухого угла’ и ‘пропащего имени ем, емить - ‘брать, собирать, имать (иметь)’, становится клюместа’ (Пропадинск, Бужоем). чом к пониманию смысла имени и основной идеи произведения.

Но и сами названия внутренне глубоко связаны. Смысл имени «Псевдонимы» Екатеринбурга еще раз указывают на противоре«Пропадинск», в котором соединились значения глагола «пропасть» - чивость образа города в произведениях уральского писателя. На пер‘утратиться, исчезнуть, погибнуть, умереть, перестать существовать, вый план выходит оппозиция столица/провинция, что в принципе пройти бесполезно, безрезультатно’ (последнее может относиться к свойственно локальным текстам. Именно на пересечении характерных жизни в провинциальном локусе) и существительного «пропасть» с признаков провинциального (скуки, грязи, запустения) и столичного его метафорическим ‘дойти до тяжелого, гибельного состояния’, пе- (активности, многолюдности, деятельности) и возникает Екатеринрекликается с более привлекательными в смысловом отношении «Со- бург Мамина-Сибиряка.

сногорском» и «Загорьем», в которых объединяющей частью является В третьем параграфе первой главы Иронический портрет Ека«гора», один из основных символов горного города Екатеринбурга. теринбурга в фельетонах В. П. Чекина мы исследуем «низовой» образ Но среди мифологических значений этого символа есть понятие верха Екатеринбурга в фельетонах 1910-х годов екатеринбургского журнаи низа, преисподней, пропасти, которая может восприниматься и в листа В. П. Чекина (псевдонимы Никто-не, Еноткин), опубликованконтексте реального горного рельефа. В свою очередь имя «Загорье» ных в местной периодике (газеты «Уральский край», «Голос Урала», «с характерной для находящегося по ту сторону бытия «захолустья» «Зауральский край»). В этих фельетонах отразилась очередная трансприставкой за-»1 входит в ряд значений имени «Пропадинск». Отме- формация образа Екатеринбурга, связанная с его закрепившимся адченные нами особенности названий отражаются и в текстах, которые министративным статусом - уездный город Пермской губернии.

содержат всю полноту авторского видения города. О судьбе В. П. Чекина сведений почти не сохранилось. ИсследоваВ отличие от Сосногорска, Загорья и даже Узла, чьи значения в со- тель уральской фантастики И. Халымбаджа сообщает, что свою журотнесении с реальным Екатеринбургом поддаются расшифровке, лите- налистскую деятельность В. П. Чекин начинал в западных губерниях ратурный топоним Бужоем («Нужно поощрять искусство») остается России (город Белосток), в 1900 году была опубликована его единст«темным местом». Смысл его можно понять только в соотнесении с со- венная известная книга «Без названия: фантазии, поэма и мелкие стидержанием повести. Тематической доминантой произведения становит- хотворения». Затем несколько лет он сотрудничал в газетах провинся мотив смерти: в экспозиции умирает актриса, приехавшая в Бужоем циальных приволжских городов: Владимир, Нижний Новгород, Ярона гастроли, в финале - ее маленький сын. Еще одна актриса городской славль, Казань, печатался и в столичных изданиях1. 1910-1919 годы - театральной труппы угасает в чахотке. Бужоем изображен «городом период его активной работы в екатеринбургской печати. В послеревосмерти», судьба живущих в нем заранее предопределена. люционный период его фельетоны под псевдонимами Никто-не, Ни Скорее всего, основой имени Бужоем послужило какое-то кто появляются на страницах уральской периодики, в основном диалектное слово, но обнаружить таковое в словарях уральских «Уральского рабочего» в 1920-х годах.

говоров нам не удалось. Однако в Толковом словаре живого Фельетоны, принадлежа феномену массовой литературы, являютвеликорусского языка В. И. Даля приводятся омонимичные формы: ся носителями «низового» образа города, поскольку, в силу особеннобужать (глагол) и бужать (существительное) (архангельские стей жанра, отражают городскую повседневность в ее - чаще негаговоры, ударение на первый слог) с весьма любопытными значениями тивных - проявлениях. Доминирующий в фельетоне принцип изобра(правда, Даль ставит к ним помету «недостаточно ясное слово»): жения повседневных жизненных практик делает фельетон «зеркалом» ‘рыть песок или глину, ломать из земли камень, яма, из которой городской культуры начала ХХ века. Несмотря на то, что фельетон в добывают песок’. Второе значение глагола - ‘умирать, издыхать, силу природы жанра обращался в основном к негативным сторонам околевать, испускать дыхание’. В этом же корне слов приведены Халымбаджа И. Г. Русские фантасты и сказочники. Библиографический словарь (неопубликованная рукопись).

Белоусов А. Ф. Символика захолустья (обозначение российского провинциального города) // Геопанорама русской культуры. Провинция и ее локальные тексты. М., 2004. С. 476.

15 городской жизни, его страницы отражают представления горожан о образ города включается в общую парадигму провинции. В. П. Чекин, городе и о себе. Материалом для Чекина становится среда провинци- хорошо знавший российскую провинцию, отмечает необычность Екаального города, его природно-географические особенности и характе- теринбурга, на фоне которой недостатки его действительности, выры обывателей. смеиваемые в фельетонах, становятся еще острее.

Если рассматривать творчество Чекина екатеринбургского перио- В восприятии и изображении города В. П. Чекин следует уже суда как единый текст, можно обнаружить, что образ города в нем пре- ществующей литературной традиции, в которой самым значительным дельно мифологизирован. В его фельетонах четко выявляется «мифо- авторитетом для него является Д. Н. Мамин-Сибиряк. Следование логическое ядро», объединяющее уже сформировавшиеся знаки горо- традиции Мамина-Сибиряка выражалось в отношении Чекина к истода: камень, золото, железо (завод). Не будучи коренным екатерин- рическому прошлому города, более значительному, с его точки зребуржцем, писатель достаточно последовательно придерживается ния, чем настоящее.

именно этих закрепленных в различных текстах представлений о го- Специфика отражения образа города в фельетонах В. П. Чекина роде. Екатеринбург в его фельетонах - это «царство руд и сапфиров», 1910-х годов связана прежде всего с тем, что фельетоны, день за днем «чудовищных золотых самородков», сказочного богатства земных фиксируя городскую реальность, играют роль своеобразного «дневнинедр: «По совести сказать, здесь даже не пристало / Быть городу: весь ка». Город для «городского фельетониста» - это не только предмет начинен Урал / Металлами различными, камнями»1. Устойчивые рефлексии, но и специфическое средство к существованию. Фельетопредставления о городе, «стоящем на камне и железе», отражаются в ны должны были появляться практически в каждом номере ежедневименах героев (Кирпич Гранитович Чугунов), используются в изо- ных газет, и совершенно очевидно, что оттачивать и дорабатывать мабражении общественной жизни: «Екатеринбург медленно-медленно териал у автора не было времени. Можно выделить ряд тем и сюжеоттаивает. Кое-где под гранитной корой, одевшей местную общест- тов, наиболее часто эксплуатируемых автором: пошлые обывательвенную жизнь, слышится робкий шепот первых ручьев»2. Но, в соот- ские нравы, бездействие городских властей, плохое благоустройство ветствии с законами жанра, городской миф получает ироническое пе- городских улиц и т. п. Поэтому образ города в фельетонах, приобререосмысление, доводится до абсурда. Драгоценные камни, золотые тая некоторую клишированность, одновременно выявляет ядро предслитки, полезные ископаемые валяются здесь под ногами: «Свинья ставлений о нем, в котором отражаются и знаки провинциального готопаз тут выкопала рядом: / Прозрачен, как слеза, чудовищный раз- рода, и индивидуальные черты Екатеринбурга.

мер», «На площади торговой / Нашли мальчишки слиток золотой», Вторая глава Трансформация образа Екатеринбурга / Свердлов«Сейчас на берегу пруда <…> / Платина, серебро, свинцовая руда ска в литературе 20-40-х годов XX века посвящена анализу образа го<…> Близ первой части городской // Рубинов залежь под тюрьмой… / рода в литературе советского периода (20–40-е годы XX столетия) и Вблизи больничного забора / Валялся крупный изумруд» («Радужный разделена на два параграфа, каждый из которых представляет, соотсон лорд-мэра»). ветственно, анализ текстов (художественных, публицистических и Создавая иронический образ екатеринбургского обывателя, В. П. мемуарных) 1920–30-х и 1940-х годов.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»