WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |

• «встреча» деятельности и профессии, специфическая связь между деятельностью вообще и определенными ее видами. Понимание этой связи обществом и личностью могут не совпадать. Отсюда возможность появления непризнанных гениев, дутых авторитетов и т.д.;

• соединение «склонности» и «предназначения», связанных с заданностью, призвание не только дано, но и задано. В свою очередь, заданность связана с идеей избранности1;

• различие коллективных «образцов» и индивидуального стиля поведения. Объектом социологического анализа призвания могут выступать отдельные индивиды и большие социально-профессиональные группы. В отношении групп сомнений в социологичности исследо «Длительный диалектический процесс, описываемый часто как «призвание»: когда человек «подделывается» под то, для чего он «сделан», когда он «выбирает» то, для чего он «избран», по истечении которого различные поля обеспечивают агентов габитусом, необходимым для их правильного функционирования» (Бурдье П. Практический смысл. М. 2001. с.130).

вания не высказывается, анализ призвания конкретной личности далеко не всегда получает статус социологического. Вебер удачно соединенил эти уровни, применив социологическую концепцию призвания к анализу призвания конкретной личности – М. Лютера;

• объединение «выразительности» и «содержательности». Понятие призвание есть содержательная форма. Призвание как деятельность есть выразительная форма. В обоих случаях важно различать субъективные и объективные моменты призвания и понятия призвания1;

• различение субъективного призвания и объективной признанности. Феномен «призвания» – пример социологической проблемы, где пересекаются субъективные представления и объективные оценки. Две пограничные ситуации максимально проясняют суть дела: субъективные представлением кого-то, не подкрепленные объективными факторами; форма объективного признания и отказ личности играть навязываемую ему роль. Обе эти ситуации хорошо проанализированы в психологии, но им не хватает социологического контекста;

• способ связи между социальным статусом и социальной ролью. Призвание есть не статус или роль, а способ связи между ними. Соединение социально-ролевого подхода со структурно-функциональным осуществляется за счет понимания центральности профессионального статуса. Проблематика трансформации общества актуализирует и проблему социальной статики, превращая ее из исходного момента социологического описания в «место встречи» различных социологических концепций. Очевидно, что кроме классической проблемы – отношения социальной статики и социальной динамики, возникают проблемы – неоднозначной трактовки социальной статики как ситуации социального равновесия, ста(тической мо)бильности и как ситуаций социальной равновероятности и социальной равносильности;

• единство всеобщности, особенности и единичности. Проблема возможного переноса индивидуальных характеристик призвания (например, Лютера) на представителей других профессий связана с соотношением аналогии и гомологии, различием примера-иллюстрации и примера-образца. Социологически оценивая результаты дискуссии в феноменологии и философии жизни, отметим неправомерность сведения аналогии к исследованию текущих процессов, а гомологии - к пониманию вечных, неизменных процессов. Надо исходить из отношения «время - вечность», рассматривая темпоральность как их неразрывное единство;

• единство призвания, обстоятельств и случая. Х. Ортега-и-Гассет разграничивал «роговую оболочку подлинной жизни, ее вид извне» (лежащие на поверхности даты) и подлинную жизнь (когда «человек бьется и борется, стремясь утвердить в данном ему от рождения мире свое воображаемое, подлинное «я», «воплощая единственный и неповторимый образ человека, особую жизненную программу», призвание). Призвание неразрывно связано с обстоятельствами, содействующими или мешающими ему. Но значима и «иррациональная сила» – «случай»2. Концепция призвания (индивидуальному призванию нужна социальная поддержка, социальное призвание – быть индивидуально выражено) дополняется Ортегой опосредствующим звеном – поколение. Уточняется субъект призвания: индивид – поколение – массы.

Для эмпирической интерпретации понятия «призвание» предложено определение: призвание – качественная характеристика деятельности личности, общности, поколения, общества, выражающаяся – рационально или иррационально – в осмыслении необходимости (как единство социальных интересов и потребностей, склонностей), готовности заниматься той или иной профессиональной деятельностью и в выборе реальных профессиональных ролей, «Столь привычное для нас теперь, а по существу отнюдь не само собой разумеющееся представление о профессиональном долге, об обязательствах, которые каждый человек должен ощущать и ощущает по отношению к своей «профессиональной» деятельности, в чем бы она не заключалась и независимо от того, воспринимается ли она индивидом как использование его рабочей силы или его имущества (в качестве «капитала»), - это представление характерно для «социальной этики» капиталистической культуры, а в известном смысле имеет для нее и конститутивное значение» (Вебер М. Избранные произведения. М.1990. С.76).

«Жизнь любого человека можно условно свести к трем основным факторам: призванию, обстоятельствам и случаю. Написать биографию человека – значит отыскать равнодействующую трех сил. При всей иррациональности случая, в точно выстроенной биографии всегда отличишь, какие события и свойства вносит в нее случай, а какие – нет, и насколько глубоко его вмешательство» (Ортега-и-Гассет Х. Этюды об Испании. Киев. 1994.

С.187-189).

статусов и институциональных позиций.

В разделе II «Призвание в историко-социологическом контексте» исследуется процесс становления и развития социологической концепции «призвания» в исторической перспективе. Речь идет не об охвате всего многообразия идей и взглядов социологов, участвовавших в обсуждении этой проблемы на разных этапах истории социологии, а лишь о тех, кто внес наибольший вклад в становление и развитие социологической концепции «призвания».

В главе 2.1. Концепция «призвания» в социологии М.Вебера выявляются основные параметры этой концепции. Вебер был первым социологом, в чьем творчестве «призвание» стало одним из наиболее важных теоретических понятий. Работы о призвании – постоянный лейтмотив его социологических размышлений. Фиксируя различие долга, возможности и желания, Вебер объединяет их: они все вместе противостоят необходимости, понятой как причинный переход от настоящего к будущему. Проблема времени (единство объективности и деятельности) становится ключевой, связь «есть»–«будет» многозначной. Концепция «идеального типа» помогает понять это многообразие. Видоизменяется социологическая концепция темпоральности: время рассматривается в единстве с вечностью. Для Вебера связь времени и Вечности носит ценностную окраску. Интерес к проблеме ценности во многом объясняется специфическим пониманием научного познания. Научное познание понимает будущее как состояние настоящего, теория ценности пытается понять будущее само по себе.

Вебер противопоставляет традиции и новации: то, что не изменяется, традиционно; обновление требует изменения. Вводя понятие призвания, Вебер ищет ответ на вопрос: «Как выросший в католической культуре и добившийся в ней определенного статуса Лютер совершает действия, которые: видоизменяют западное христианство; вводят новую доктрину - протестантизм; создают новую форму организации верующих – протестантскую церковь» Если бы это касалось внутренней проблемы одного человека, вряд ли был бы необходим социологический анализ. Но действия Лютера выражали общественные потребности. И это отличает проблему призвания от понятия призвания. Вебера интересует не изменение само по себе, а его способы. Рассматривая человеческие способности (чувство, разум и веру), различая привычку, эмоцию, ценность и цель, он справедливо подчеркивает их разную процессуальность. В итоге получается модель деятельности (целерациональная, аффективная, традиционная, ценностно-рациональная). Это позволяет разграничить реальные модели: есть все эти виды; определяющими являются разные моменты человеческой деятельности; каждый момент целостной деятельности будет выступать как обособленное системное образование.

Виды деятельности Вебер соотносил со способами «господства», разграничивая «идеальные типы» лидера: «авторитет «вечно вчерашнего»; авторитет внеобыденного личного дара (харизма); «господство в силу «легальности»1. С харизматическим лидером и связывается «мысль о призвании в его высшем выражении». Призвание подчеркивает целостность внутренней и внешней сторон: призвание харизматического лидера неотделимо от подчинения ему, основанного не на обычае или законе, а на доверии. Отмечается ответственность выбравшего свое призвание лидера, «отклонить которую или сбросить её с себя он не может и не имеет права»2. Харизматический лидер – противоречивое единство аффекта и ценности (относимой к сфере рациональности, но отличной от цели). Понятие призвания (внутреннее ядро «харизмы») есть единство чувственно-эмоционального и рационального уровня.

Вебер ставит и по-своему решает непростую для ученого-социолога задачу. Понятие «призвания» рассматривается: конкретно-исторически, связывается с определенным источником возникновения, берется как принадлежность целостному человеку и реализуется в человеческой деятельности. Все эти моменты в социологии Вебера взаимосвязаны, но не присутствуют в эксплицированном виде. Важная задача исследователя творчества Вебера пока Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С.628, 647.

«Преданность харизме … как раз и означает, что человек подобного типа считается внутренне «призванным» руководителем людей, что последние подчиняются ему не в силу обычая или установления, но потому, что верят в него» (Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 647).

зать эту взаимосвязь1. Вебер - в отличие от Фихте – не считает, что полноценность человека в обществе олицетворяет только ученый. Это – одна из важных, но не исключительная сфера профессиональной деятельности. Для Фихте ученый – субъект, Вебер рассматривает его более функционально. Отсюда – внимание к разделению труда ученых. Понимая субъективное призвание как назначение, Вебер акцентирует и внутреннюю устремленность, страсть2. Но подчеркивается и объективный момент: вера становится деятельной верой, а призвание - действенным призванием. Социологически интересна интерпретация Вебером проблем ценности и оценки, играющим важную роль в теории призвания. «Аксиологический поворот» четко сформулирован в философии второй половины XIX в. (по Ницше: «Переоценка всех ценностей»). Но в социологии ценностная проблематика появляется не только как применение общеметодологических изменений.

В главе 2. 2. Понимание «призвания» в социологии Э.Дюркгейма выявляется специфика его подхода к проблеме3. Важна его идея профессиональной этики. Профессиональность трактуется как определенный вид деятельности и как разные типы социальных отношений (с ярко выраженным индивидуальным или коллективным характером): не только деятельность – профессия, но и отношения деятеля с другими профессиональны. На пересечении этих проблем (профессия – деятельность; профессиональность отношений) возникает проблема призвания. Дюркгейм ставит проблему «аномия – закон». И сразу возникает проблема технологичности (или ее отсутствия) в отношениях между людьми4. Противопоставление образца и индивидуальной свободы, критикуемое Дюркгеймом, акцентирует: ни одна профессиональная деятельность не начинается с «нуля». При встрече индивида с социальным институтом возникает необходимость его знакомства с нормами института, опасность подавления ими творческой индивидуальности. Беспокойство, зафиксированное Дюркгеймом, связано с тем, что социальные образцы или игнорируются (анархизм), или хаотичны (аномия). А они нуждаются в регламентации. Эти справедливые идеи необходимо дополнить проблемой изменения социальных образцов5. Существенно разведение привычки и обязанности: тут в скрытом виде находится проблема различия между возможностью, желанием и долгом, которая ставится социологически6. Выделение отношения индивид – группа (общество) и анализ воздействия группы на индивида должно учитывать и обратный процесс – влияния индивида на общество. Призвание в трактовке Дюркгейма может быть понято как связь между индивидом и группой, с акцентом на группе7. Индивид входит в несколько разных групп, и может оказаться: то, что в одной – норма, в другой – нарушение правил. Получается: призвание есть деятельность, которая противоречит одним коллективным представлениям и одновременно является основанием новых коллективных представлений. Призвание – по Дюркгейму (исходя из идеи социального факта) – необходимо изучать не как интроспекцию инди «Новым является не только значение данного слова, нова … и сама идея, созданная Реформацией. Безусловно, новым было, однако, следующее: в этом понятии заключена оценка, согласно которой выполнение долга в рамках мирской профессии рассматривается как наивысшая задача нравственной жизни человека» (Там же. С.97).

«Без страстного упоения, вызывающего улыбку у всякого постороннего человека, без страсти и убежденности … человек не имеет призвания к науке, и пусть он занимается чем-нибудь другим. Ибо для человека не имеет никакой цены то, что он не может делать со страстью» (Там же. С.708-709).

Даже на уровне термина многое зависит от перевода. Одно из его произведений: «Социология. Ее предмет, метод, предназначение» (М., 1995). Но предназначение = призвание! «Свобода (мы имеем в виду настоящую свободу, уважение к которой общество обязано обеспечить) сама есть продукт регламентации» (Дюркгейм Э.Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М., 1995. С.7).

«Образец – не только привычный способ действия; это обязательный способ действия, в какой-то мере неподвластный индивидуальному произволу» (Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. М.1991. С.8).

«Но только сформированное общество пользуется моральным и материальным превосходством, необходимым для того, чтобы иметь силу закона для индивидов, так как единственной нравственной личностью, находящейся над отдельными индивидами, является та, что образована группой» (Там же. С.8-9).

«В нас есть два сознания: одно содержит только состояния, свойственные лично каждому из нас и отличающее нас, тогда как состояния, охватываемые вторым, - общи для всей группы... Когда наше поведение определяется каким-то элементом последнего, мы действуем не из нашего личного интереса, а преследуем коллективные цели» (Там же. С.104-105).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»