WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |

Границы предметного самоопределения определяет логика развития предмета социологии. Самоопределение – не столько внешнее, сколько внутреннее определение. Социология как наука со своим предметным самоопределением не могла возникнуть до определенного момента в истории развития общества. Социология – развивающаяся наука. Этапы ее развития не могут быть выделены лишь с помощью общих теоретических средств. Проблема определения/самоопределения социологии обусловлена взаимодействием общетеоретических и специально-социологических представлений. Методологический способ анализа развития науки (включая и социологию) – выделение этапов: предыстория, классический и современный. При описании развивающейся социологии возникает ряд проблем: не существует единственный критерий периодизации (Г.Е. Зборовский выделяет временные, пространственные и содержательные критерии); спор о конкретных исторических границах выделенных этапов;

зависимость периодизации и от внутренних проблем социологии, и от внешних факторов.

Особо отметим изменение формы определения и самоопределения социологии в зависимости от содержательного изменения постановки проблемы. Изменение формы социологии – переход от внешнего определения к самоопределению. «Зрелость» социологии в достижении уровня самоопределенности, в связи самоопределенности с историческими формами определения её предмета. Важный момент самоопределения социологии – понимание общества как сложной реальности взаимодействия индивидуального и социального, где одновременно присутствуют разные формы связи «социального и индивидуального». Это позволяет социологии принимать во внимание «всю сложность и реалистическое многоцветье палитры социальной жизни»1. В социологии существуют разные представления и понятия об обществе (чаще всего: Индивид – Общественные отношения – Общество). Если изначально убрать «общественные отношения», не делать их определяющим объектом социологического исследования, то отношения «индивид – общество», «общество – индивид», и их возможный синтез не позволят выработать объяснительную концепцию социологии.

В вопросе «Что такое социология» переплетаются представления о науке, теории, методе и предмете. Традиционно возникновение социологии связывается со специфическим видом философии. Сегодня нередко уже социология выступает родовым понятием, а философия Лапин Н.И. Пути России: Социокультурные трансформации. М., 2000. С.18.

рассматривается как ее вид. Значит отношение «род – вид» может и должно развиваться.

Проблема самоопределения социологии становится процессуальной, а самоопределение – развивающимся процессом. К пониманию самоопределения социологии как сложной проблемы добавляется идея проблемного поля. Проблема начинает осмысляться объемно и многоаспектно, что требует конкретного социологического содержания. На примере конкретных социологических проблем может быть показано методологическое, логическое и теоретическое богатство средств современной социологии. Иначе социология превращается в определенную иллюстрацию и пример для теоретико-методологических рассуждений1.

Ориентир анализа самоопределения социологии – подход Бурдье, представившего проблемное поле социологии как борьбу структуралистских и экзистенциальных представлений.

Их описание ставит вопрос о возможности их синтеза: структурный экзистенциализм или экзистенциальный структурализм. Возможна и оригинальная теория габитуса, объединяющая экзистенциальность и структурность, понятые как его фокусы2. Бурдье представляет рационально-логический вариант решения проблемы, П.Монсон – чувственно-рациональный вариант («лодка на аллеях парка»). Их проекты объединяет идея взаимодействия противоречивых теорий и образов, идея интегративности как системы взаимодействия. Один из вариантов развивающейся классической социологии – социология жизни – может и должна выступить как интегративная концепция. Соединение противоборствующих теорий, мира повседневности, различных методологических программ в ней может быть осуществлено эффективно. Интересно предметное самоопределение «социологии повседневной жизни»:

П.Бергер и Т.Лукман отметили двойное разделение предметного поля на эмпирическое и теоретическое, по субъекту – простой человек и теоретический интеллектуал. Объединяет это двойное деление концепция, противопоставляющая реальность повседневной жизни и реальность жизни вообще3. Ставится вопрос: может быть проблема не в логике, а в феноменологии Рассматривая предметность жизни, можно говорить и о «двухуровневом» предмете, и о развивающейся предметности. Нам ближе второе, подчеркивающее процессуальность и жизни, и предметности. То, что для социологии повседневной жизни – теоретический уровень, для многих направлений теоретической социологии – исходный предмет. Сложные отношения «предмет–теория–метод» – разные уровни социологического знания приводили к непониманию между социологами (речь не о чьих-то ошибках, сказывается сложность процессуального самоопределения самой социологии).

Ориентация на развивающуюся предметность социологии – один из возможных путей упорядочивания проблемного поля её самоопределения. Как процесс самоопределение социологии не может восприниматься как окончательное. Идея развития, процессуальности предмета, теории и метода социологии – не веяние очередной моды, а необходимость. Целостный процесс самоопределения социологии не есть простая сумма предметного, теоретического и методологического самоопределения. Важно учитывать и их различия, и их сущностное единство. Предмет социологии не только предметен, он – специфичен. Бурдье акцентирует проблему исторического изменения предметного самоопределения социологии: она не сможет предметно самоопределиться, не учитывая предшествующие исторические формы своего предметного самоопределения. Актуальная форма предметного самоопределения зависит от форм и направлений социологии, особенно значимых для того или иного социолога.

Определение предмета социологии зависит от трансцендентального отношения предмет – Как справедливо отмечает Н. Музелис, «социология может выжить и продемонстрировать свою значимость и ценность только тогда, когда будет способна внести свой вклад в понимание социальной жизни. Она должна служить ориентиром и обращаться ко всем социальным измерениям» (Цит. по: Култыгин В.П. Облик социального мира в современной социологической мысли //Социс. 2003. №2. С.9).

«К сожалению, часто к моим разработкам применяют – и это главнейший источник всех недоразумений – те самые альтернативы, от которых понятие габитуса стремится отделиться, а именно, сознание и бессознательное, объяснение через детерминирующие или через конечные причины» (Бурдье П. Начала. М.1994. С.23.) «Среди множества реальностей существует одна, представляющая собой реальность par excellence. Это – реальность повседневной жизни. Ее привилегированное положение дает ей право называться высшей реальностью» (Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М.1995. С.40).

социокультурные и исторические условия существования предмета. Социология фиксирует не только предмет, но и делает это в определенных социокультурных условиях. Появление новых методологических подходов и направлений в социологии отражает и специфические условия, и специфику самого субъекта. Историчность предметного самоопределения социологии связана с историческим изменением предмета, с различиями условий существования предмета и субъекта, который фиксирует изменения предмета и условий предмета. Взаимодействие социологии и феноменологии позволяет понять: внутреннее самоопределение социологии на всех уровнях сочетается с ее внешним взаимодействием. Возникает и проблема различного взаимодействия: социолога и другого ученого (субъектное) и социолога с разными теоретическими направлениями (субъектно-объектное). Способы их связи различны:

функционально-ролевой, ситуационный, структурный и др. В концепции Бурдье проблема представлена с помощью концепта «поле».

Предметное самоопределения социологии сегодня – переход от субъектно-предикативной к пропозиционально-функциональной форме. Предмет социологии становится функцией проблем, благодаря которым его пытаются определить. Основная проблема – соединение функционального и предикативного определения предмета социологии, понимание: предмет социологии – матричный предмет. Изучение сознания и самосознания людей о повседневной жизни – важная часть предмета социологии, но не предмет всей социологии. Проблема не в противопоставлении (как исходного предмета социологического анализа) изучения повседневной жизни изучению жизни общества в целом, а в анализе этих уровней предметности социологии как разных, в понимании, что они не могут изучаться одинаково. В социологии жизни нужно говорить о разных преобразованиях, когда переходят с одного уровня предметности (жизнь общества) на другой (повседневная жизнь рядового члена общества). Бурдье предложен один из возможных вариантов такого перехода1. Можно согласиться с его пониманием: социология – это не позиция, а набор позиций, не столько «точка зрения», сколько поле. Но его концепции не хватает связи (композиции – позиции и оппозиции) как форм представленности социологов, взаимодействия разных точек зрения, что позволяло бы представить социологию как многопозиционную науку. В социологическом поле можно рассматривать и выделять социологический аспект в творчестве мыслителей, не являющимися социологами по профессии. Оптимален для современной социологии подход, наиболее ярко выраженный Ж.Т. Тощенко: «В современном мире происходит рост роли и значения субъективного фактора, что не может не влиять на базовые понятия социологической науки. Вместе с тем, проблема понятий тесно связана с поиском ответа на вопрос: существует ли единая социологическая теория или их много Если их много (что, на наш взгляд, хорошо), то встает вопрос о том, как использовать эти понятия»2. Такой интегративный подход позволяет показать: две (как минимум) противоречащие друг другу теории могут по-разному взаимодействовать – дополняя или в каких-то проблемах снимая друг друга, восполняя и синтезируя друг друга. Это – ориентир нашего анализа разных социологических теорий призвания. Проблема призвания – одна из социологических проблем, конкретизирующая разные варианты этих отношений. Её специфическая особенность – она не только предмет социологического исследования, но и способ существования самого социолога.

В главе 1.2. Призвание – предметное поле и основные аспекты анализа рассматривается сущность социологической категории «призвание». М.Вебер ввел проблематику «призвания» в социологическую науку и придал понятию «призвание» статус социологической категории3. На примере понятия «призвания» он показал богатейшие возможности лингво «Из оппозиций, искусственно делящих социальные науки, самой фундаментальной и самой губительной является та, что противопоставляет субъективизм объективизму» (Бурдье П. Практический смысл. СПб. 2001. с.49).

Тощенко Ж.Т. О понятийном аппарате социологии // Социс. 2002. №9. С.5.

В «Протестантской этике и духе капитализма» Вебер, отталкиваясь от использования Лютером понятия в переводе Библии, социологически рассматривает концепцию призвания у Лютера, что вырастает в целостную социологическую концепцию в его работах о политике и науке как призвании и профессии.

семантического анализа социологических категорий, раскрыл исторические корни становления и обогащения данного понятия: первоначальный конкретно-функциональный смысл (функции, занятия священнослужителей, ремесленников, чиновников) – обобщение (соотнесение с любой профессиональной деятельностью) – содержательная линия развития (от «задания» – к «предназначенному», «указанному», к «предназначению», «назначению»; от «исполнения Божьих заветов – к «обязанности вообще»); утрата религиозной окраски, соотнесение с мирским существованием. Важен с социологической точки зрения акцент Вебера на раздвоение смысла понятия «призвание» – внешнее (занятие, профессия, ремесло, социальное положение) и внутреннее («призвание к чему-нибудь»; реализация обязанностей, предписанных призванием человека; выбор профессии). Предметное поле призвания очерчено его семантическими значениями в современных языках. В современной социологии наряду с призванием (или вместо него) употребляются репутация, мастерство, миссия, престиж, стремление следовать своим склонностям, назначение, предназначение и т.д. Реже выделяется социологическая специфика призвания. Многозначность этого понятия определяет многоаспектность анализа проблемы призвания в современной социологии, но нередко социологическое исследование призвания не сопровождается его эмпирической интерпретацией.

Сегодня все более осознается сложность определения призвания. Оно существует функционально на пересечении разных представлений и самооценок. Рассматривается ряд форм и видов призвания. Современные социологи при анализе этой проблемы должны задействовать весь арсенал социологических средств, применение которых в единстве и покажет предметное поле призвания. Это наталкивается на трудности – наличие многообразия именно социологических подходов (институциональный, структурный, деятельностный, социально-ролевой, системный, функциональный и т.д.). Социологическая категория «призвание» позволяет объединить богатство этих подходов в социологической теории призвания.

Исследование разных аспектов категории призвания выявило её многосторонность:

• взаимодействие интересов личности и общества в осуществлении профессиональной деятельности; взаимосвязь и дополнительность индивидуального и социального призвания;

• встреча рациональности и иррациональности в человеческой деятельности. Рациональное в деятельности индивида отличается от социальной рациональности (наука противопоставляется другим формам общественного сознания). Иррациональность не только противостоит рациональности, она по-разному соотносится с индивидуальной и социальной рациональностью. Проблема субъективности, объединяющая рациональные и иррациональные аспекты выводит на принцип авторства, без которого невозможна социологическая теория призвания;

• способность полностью отдаваться деятельности в рамках своей профессии. Важно подчеркнуть диалектику деятельности, субъекта деятельности и результата: самоотдача (как субъектная характеристика) отличается от отдачи, которая фиксируется по-разному – как процесс и результат деятельности. Возможно понимание «отдачи» как развивающейся сферы мотивации человеческой деятельности, кроме предметных характеристик деятельности, появляется проблема её смысла. Цель и смысл совпадают только на уровне целерациональной деятельности, в других видах это тождество оказывается различием вплоть до противоречия;

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»