WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

Продуктивнее путь от деятельности к призванию: учет деятельностного характера и природы призвания; выявление – на основе концептуального богатства современной социологии и других гуманитарных наук – сущности деятельности, её основных типов, форм и характеристик; развитие и углубление социологической концепции призвания – важнейшего (по Веберу) компонента социологии как науки.

Объект исследования – призвание как социокультурный феномен.

Предмет исследования – историко-социологический анализ становления и развития проблематики призвания, субъектного самоопределения призвания, обогащения социологической концепции призвания на основе углубления деятельностной теории призвания Вебера.

Цели и задачи исследования:

• уточнить характер историко-социологического анализа в условиях происходящего самоопределения современной социологии, выявить его теоретико-методологические предпосылки, обосновать его процессуальный, развивающийся характер;

• раскрыть сущность и многогранность призвания как социокультурного феномена и социологической категории, определить основные пути её социологического анализа;

• показать в рамках исторического развертывания социологической науки – от классического этапа (Вебер, Дюркгейм) к современному (представленному в нашем анализе Бурдье и Л.Н. Коганом) – как происходило становление и обогащение концепции «призвания»;

• конкретизировать концепцию «призвания» на основе деятельного подхода, раскрывая взаимосвязь призвания с деятельностью и ее сущностными характеристиками - предметность и субъектность, трансформация, темпоральность и топологичность.

Последовательное решение этих задач определяет структуру работы.

Теоретико-методологические основы исследования. На основе классического социологического наследия (К. Маркс, М. Вебер, Э. Дюркгейм, Г. Зиммель и др.) и исследований современных отечественных и зарубежных социологов раскрывается сложное теоретическое становление социологической концепции призвания, имевшей различную понятийную форму и переплетавшейся с другими важнейшими теоретическими проблемами. Как методологические средства использовались социологические методы (функционализм, институциональный, ролевой, социальное взаимодействие и др.) и общенаучные методы: феноменологический (в классическом /Гегель/ и современном /Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, Х.-Г. Гадамер, М. Шелер и др./ теоретических оформлениях, но социологически адаптированными – «понимающая социология», социология «повседневной жизни», современная социология жизни), интуитивистский, трансцендентальный, формально-логический, диалектический.

Эмпирические источники исследования. Их значимость сказывалась опосредованно: как теоретическое осмысление результатов социологических исследований, в которых с начала 1990-х гг. автор непосредственно участвовал и участвует. Многие проблемы этих исследований связаны с призванием (выбор профессии и профессиональное самоопределение молодежи, престиж профессии и призвание педагога, изменение социальной роли и функций общего и профессионального образования и т.д. А разработка социологической концепции призвания позволяла эффективнее осуществлять эмпирическую интерпретацию ключевых понятий и – тем самым – повышала качество этих исследований.

Научная новизна исследования:

• осуществлено исследование самоопределения современной социологии (внешнее разграничение с другими науками и внутренняя проблема социологии) как предпосылки историкосоциологического анализа конкретной социокультурной проблемы; обоснован его процессуальный характер и выделены его важнейшие аспекты (предметный, теоретический, методологический и субъектный); выявлен конкретно-исторический характер их связи; обосновано понимание изменения формы социологии – переход от внешнего определения (когда заимствуются средства из других наук) к самоопределению социологии;

• уточнено предметное поле и основные аспекты анализа призвания как социологической категории и социокультурной проблемы; выявлены познавательные возможности лингвосемантического анализа – на примере социологической категории «призвание»; проанализировано её обогащение (конкретное, функционального значение – обобщение и соотнесение с любой профессией; задание – предназначеное, указанное – предназначение, назначение);

• разграничены внешнее и внутреннее призвание, субъективное призвание и объективная призванность; обоснована специфика и многоаспектность анализа проблемы призвания (институциональный, структурный, деятельностный, социально-ролевой, системный, функциональный подходы); раскрыта противоречивость призвания как встречи рациональности и иррациональности, традиции и инновации, взаимодействия интересов отдельной личности и общества в осуществлении профессиональной деятельности;

• на основе диалектики сущности и примера (аналогия, гомология, образец) обобщены данные социологического и социокультурного анализа призвания отдельных социальных деятелей – Р. Веласкеса, А. Данте, Г. Галилея, М. Лютера, А.С. Пушкина, У. Шекспира;

• осуществлен историко-социологический анализ процесса становления и развития социологической концепции призвания; выявлена сквозная (от анализа призвания Лютера до исследования политики и науки как профессии и призвания) и ключевая (основополагающая) роль категории призвания в социологическом творчестве Вебера, ее связь с его теориями «идеального типа», «видов деятельности», «харизматической личности»;

• раскрыта специфика социологического подхода Э. Дюркгейма к проблеме призвания – на основе трактовки профессиональности как определенного вида деятельности и различных типов социальных отношений; разграничения профессионализма и дилетантизма, выявления противоречия нормативного поведения («аномия – закон», привычки и обязанности), понимания призвания как связи между индивидом и группой с акцентом на группе;

• показан вклад Х. Ортеги-и-Гассета в развитие социологической трактовки призвания (диалектика призвания, обстоятельств и случая; поколенческий аспект призвания);

• исследована трактовка призвания в концепции П. Бурдье (поле, социальное пространство, социальный капитал, «чувства позиции, границы и дистанции»; призвание социолога как включение в существующее – до и независимо от него – интеллектуальное поле социологии);

• выявлена роль исследований Л.Н. Когана жизненного пути, смысла жизни и судьбы, самореализации личности в углублении и конкретизации субъективной стороны призвания;

• осуществлена конкретизация проблемы призвания с позиций деятельностного подхода;

раскрыта - на основе современных философско-социологических дискуссий - взаимосвязь призвания с деятельностью и её сущностными характеристиками (типы деятельности, предметность и субъектность, трансформация, темпоральность и топологичность);

• обоснована плодотворность применения в социологическом анализе матричных методик, позволяющих учесть взаимодействие разных факторов, инструментария специальных дисциплин (логика, математика, филология и др. – теория чисел; теория местоимений); реализованы в теоретико-методологическом анализе эти методики и инструментарий – применительно к разным аспектам призвания как социокультурного феномена;

• выявлено изменение в современных условиях призвания социолога; обосновано разграничение профессионализма, любительства и шарлатанства; намечены пути совершенствования методологического и методического профессионализма социологов.

Практическая значимость исследования. Предложенная методология может быть использована в разработке ориентиров самоопределения современной социологии, в осуществлении историко-социологического анализа других социокультурных проблем. Обоснование целостной социологической концепции призвания позволяет: по-новому понять ряд традиционных аспектов и проблем социологии; рассмотреть под углом зрения «призвания» уже проведенные эмпирические исследования, показать развитие «операциональности» проблематики призвания, выявить узкие места взаимодействия различных уровней социологии.

Осуществленные на базе теоретической разработки эмпирические исследования были использованы в практике органов власти и местного самоуправления при подготовке целе вых комплексных программ «Молодежь», «Образование», «Культура», разработке основных направлений региональной и муниципальной молодежной и культурной политики. Работа может быть использована для разработки и чтения курсов «Социология», «История социологии», «Методология социологического исследования».

Апробация результатов диссертации. Основные научные результаты и выводы исследования отражены в более 50 публикациях автора (в том числе – в 3 научных статьях в реферируемых изданиях, 2 авторских монографиях, 10 главах и разделах коллективных монографий). О результатах исследования докладывалось на международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях (в том числе – на Всероссийских социологических конгрессах, Уральских социологических чтениях, Сорокинских, Когановских и Файнбургских чтениях, конференциях «Возрождение России: общество – управление - образование – молодежь – культура» /Екатеринбург, 1993, 1998, 2001, 2003, 2004, 2005 /, Всемирной конференции под эгидой Юнеско «Культурное достояние Урала и Сибири» /Екатеринбург, 1995/, Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы общественного развития в зеркале социологии и экономики» /Екатеринбург, 1999/; Всероссийской научной конференции «Проблемы реализации личностного потенциала молодежи в современных условиях» /Томск, 2004/, Международных конференциях «Социология социальных трансформаций» /Н. Новгород, 2003/ и др.). Материалы исследования использовались для подготовки авторских учебных курсах и отразились в 5 учебных и учебно-методических пособиях.

Структура диссертационной работы включает: введение, разделы I (2 главы), II (4 главы), III (5 глав) и IV (1 глава), заключение, библиографический список (содержит 235 наименований). Содержание работы изложено на 288 страницах.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность исследования, раскрыта степень разработанности проблематики призвания, определены цели, предмет, объект, задачи и методы исследования, его научная новизна и практическая значимость.

В разделе I – «Теоретико-методологические предпосылки историко-социологического анализа призвания» осуществлен концептуальный анализ самоопределения современной социологии, роли и места концепции призвания в истории социологической мысли.

В главе 1.1. «Историко-социологический анализ и теоретическое самоопределение современной социологии» конкретизирован характер и направленность этого анализа, обогащение его содержания соотносится с теоретическим самоопределением современной социологи. Развитие социологии актуализирует теоретико-методологические установки и проблемы, поставленные мыслителями прошлого1, определяет переплетение и соединение историко-социологического и теоретико-методологического анализа2, реализацию подхода П.А.

Сорокина к проблеме взаимодействия социологии и философии: «Всякая социология философична, а всякая философия включает социологический материал». Обобщение конкретного опыта историко-социологического анализа позволяет: различить его хронологическую, проблемную и персонифицированную формы, их переплетение; выявить утверждение в нем принципа плюрализма. Любой историко-социологический анализ историчен, отражая специфику своего времени. Современное историко-социологическое исследование проблем призвания – не исключение. Его необходимая предпосылка – четкое определение (и самоопределение) современной социологии. Самоопределение социологии процессуально и должно рассматриваться не только как внешнее различение с другими науками, но и как внутренняя Характерно замечание французского социолога Р. Арона: «Макс Вебер – наш современник. Он является им, прежде всего, потому, что его творчество, как и всех великих мыслителей, настолько богато и двусмысленно, что каждое новое поколение прочитывает его, изучает и истолковывает по-разному» (Арон Р. Этапы развития социологической мысли /Общ.ред. и предисл. П.С. Гуревича. М., 1993. С.569.

«Формой развития теоретической социологии на исходе века становится историко-теоретическое исследование. Мы имеем достаточно серьезные основания говорить еще об одном синтезе – синтезе истории и теории социологии вообще» (Давыдов Ю.Н. Эволюция теоретической социологии ХХ века // Социс. 1995. №8. С.59).

проблема социологии. Важно учитывать разнообразие проблематизации (простая, трудная, сложная проблемы), разграничивать аспекты самоопределения (предметный, теоретический, методологический и субъектный), подчеркивая конкретно-исторический характер их связи.

Самоопределение социологии проходит в единой системе «вопросно-ответного» пространства. Ключевые вопросы развития её предметного самоопределения: «Как вернуться к целостному предметному самоопределению, не утратив достижений превращенных форм предметного определения Какие социальные условия превращают предметное самоопределение социологии в противоречивое отношение субъект-предмет и объект-предмет».

Рассматривая развитие современной российской социологии, отметим:

• включение российской социологии в мировой социологический процесс должно учитывать её своеобразие (не заимствование, а взаимообогащение и адаптация идей, теорий);

• социология есть противоречивое единство национальных школ, теоретических направлений и методологических программ. Теоретические направления, рожденные в определенной среде, носят интернациональный характер, могут быть представлены разными социологами;

• социологов отличает не только принадлежность к определенной национальной школе, приверженность к определенным направлениям в теории и методологии социологии, но и – что немаловажно - индивидуальные стилистические особенности.

Историческое разнообразие включения конкретного социолога в социологическое пространство и универсально, и специфично в постоянно изменяющихся конкретных исторических условиях. Но изменения возможны, когда что-то остается неизменным. В отечественной социологии неизменен интерес к актуальным социальным проблемам. Изменение проблем, их актуальности и важности определяет изменение направления интересов социолога.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»