WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

В первом параграфе «Методология познания права как социального факта» рассматривается важный познавательный принцип правовой социологии Э.Дюркгейма, заключающийся в понимании права в качестве социального факта. Среди дюркгеймовских положений о праве как социальном факте следует отметить, что он рассматривал его в едином для всех видов социальных фактов познавательном ключе, что позволило ему подвести под изучение правовых феноменов общесоциологическую методологическую базу, включить анализ правоотношений в познавательную сферу социологической науки. Признание французским социологом вещного характера права помогло ему отграничить социологическое видение права от его философского толкования. Философия ориентирована на постижение идеи права, поэтому её анализ правоотношений осуществляется через призму того, какими они должны быть в идеальной форме. В социологии при изучении права упор делается на объяснении его реального значения как разновидности социальных фактов в жизни общества.

Э.Дюркгейм подчёркивал, что право, обладая качествами вещности и принудительности, является институциональным образованием, закрепляющим социальные явления и процессы в форме устойчивых, структурно организованных форм общественной жизни. Социальный институт права возникает в связи с реальной общественной потребностью в необходимости предупреждения и разрешения социальных конфликтов посредством установления обязательных для членов сообщества юридических правил-рамок, действующих в длительной временной перспективе. Тем самым, право, отмечал Э.Дюркгейм, превращая потенциальную возможность складывания устойчивого социального порядка в актуальную действительность, выполняет социотворческую функцию.

Говоря о дюркгеймовской социологической характеристике права, важно отметить то, что при его сравнении с другими видами социальных фактов, говоря языком М.Вебера, право является «чистым» социальным типом. Поскольку у Э.Дюркгейма социология – это наука о социальных фактах, а право – это «чистый» социальный факт, то по логике оно должно занимать не периферийное, а центральное место не только в его социологии права, но и в общесоциологической концепции. Поэтому понимание права в качестве особого социального факта является не просто ординарным элементом социологии права Э.Дюркгейма, а выступает её базовой методологической основой, объединяющей социологию права как отрасли науки с его общей социологической концепцией.

Во втором параграфе «Дюркгеймовская методология познания общества через системы права» подвергается исследовательскому анализу его методология изучения общества посредством систем норм права.

Как в социологии возможно изучение общества через системы права, и что это означает Объективность всякого социального исследования, по убеждению Э.Дюркгейма, обеспечивается посредством выявления в общественном мире повторяющихся, устойчивых отношений, форм, которые бы могли рассматриваться в качестве общей, объективной основы и меры социального познания. Если в обществе отсутствуют «неизменные ориентиры», то его научное познание невозможно. Однако, подчёркивал он, одна из видимых особенностей общественной жизни состоит в том, что социальные связи в течение времени «кристаллизуются»1. При этом наиболее устойчивые и значимые для функционирования и развития социальной системы отношения и формы получают своё выражение и закрепление в юридических нормах, законодательных актах. Так, например, если надо понять политическое устройство общества, то это можно сделать посредством изучения публичного права, а наследственное право позволяет раскрывать классификацию и строение семей2. Таким образом, по мысли Э.Дюркгейма, право как устойчивое, вещное образование социума вполне обоснованно следует рассматривать в качестве объективного основания научного познания общества.

Для типологического описания обществ французский учёный использовал понятие «солидарность». Сама по себе солидарность в большой мере явление морального порядка, и поэтому она как бы ускользает из сферы научно-позитивного познания. В связи с этим Э.Дюркгейм, изучая солидарность, предложил заменить «внутренний моральный факт» её См.: Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М. 1991.С. 446.

Там же: С. 446-447.

содержания на факт символизирующий солидарность внешним образом. Таким зримым (наблюдаемым) символом солидарности является право, юридические правила1.

Э.Дюркгейм считал, что социальная солидарность и юридические системы проходят связанные между собой этапы их развития, что позволяет использовать «эволюционное древо» права в целях изучения форм солидарности.

Итак, резюмируя дюркгеймовские аргументы, объясняющие его методологию познания общества сквозь призму систем права, отметим, что они составляют взаимосвязанные утверждения. В связи с тем, что юридические правила устойчивы, определённы и зафиксированы в законодательных актах, они доступны научному наблюдению. Поскольку в них выражается содержание состояния общественных отношений, они позволяют изучать общественную солидарность и её формы. Так как правовые системы изменяются в той же исторической тенденции, что и связи солидарности, по ним можно проследить её эволюцию.

В третьем параграфе «Закон Дюркгейма»: социоправовая методология изучения эволюции форм солидарности» раскрывается важный аспект социоправовой методологии исследователя, показывающий связь между правовой и социальной эволюцией.

«Закон Дюркгейма», словами его автора звучит следующим образом: «Если два выделенных нами вида солидарности действительно имеют отмеченное юридическое выражение, то преобладание репрессивного права над кооперативным должно быть тем значительнее, чем более выражен коллективный тип и чем рудиментарнее разделение труда.

Наоборот, по мере того как развиваются индивидуальные типы и специализируются занятия, пропорция между объёмами этих двух видов правил должна изменяться в обратную сторону.

Реальность же этого отношения может быть доказана экспериментально»2. В содержательном плане в «Законе Дюркгейма» выделяется несколько аспектов его социологоправовой методологии. Э.Дюркгеймом вполне определённо выясняется связь между содержанием социальных отношений и системами юридических правил. Механическая солидарность раскрывается в нормах репрессивного права, а органическая солидарность - в системе юридических правил реститутивного права. Социум в той или иной мере включает обе системы правил - репрессивную и реститутивную. Фиксируется обратно пропорциональное отношение систем юридических правил - повышению доли реститутивного права в обществе соответствует пропорциональное снижение доли норм репрессивного права. Эволюция права предстаёт как движение от доминирования репрессивного права в регулировании социальных связей к ведущей роли в этом реститутивного права.

В четвёртом параграфе «Юридическая нормативная система и общественная дезорганизация» рассматривается дюркгеймовский анализ места, роли юридических институтов в преодолении социальной аномии.

Э.Дюркгейм не счёл возможным согласиться с идеей О.Конта о необходимости разработки новой религии для общества с развитым разделением труда с целью обеспечения социального порядка в нём. Он также не разделял надежду А.Смита по поводу того, что невидимая рука рынка сама по себе отрегулирует общественные связи и отношения, разрешит проблему социальной аномии. Одновременно с этим, он считал, что одних правовых норм, как регуляторов социальных отношений, не всегда достаточно для утверждения солидарных (неаномических) отношений. В результате Э.Дюркгейм в качестве значимых условий и факторов преодоления социальной аномии рассматривал этические ценности и правила, включая нормы корпоративной этики, юридические правила-установления, материальные условий жизни людей.

Значение дюркгеймовской методологии изучения права в социологии заключается в том, что им была разработана одна из классических социоправовых концепций. Его методология изучения общества через систему права стала научным прорывом в развитии социологии права на рубеже ХІХ-ХХ веков, выразившимся в наиболее глубокой разработке среди предшественников и современников французского учёного социологоправовой методологии «от права к обществу». Дюркгеймовская методология изучения права в социологии является примером, демонстрирующим стремление к достижению конструктивной См.: Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1991. С. 65-66.

Там же: С. 129.

исследовательской связи между юриспруденцией и социологией в изучении права и правоотношений.

В восьмой главе работы «Методология социологии права М.Вебера» при рассмотрении основных сторон его методологии правопознания раскрывается специфика интерпретация права в сравнении с юридико-догматическим подходом при его изучении.

Анализируется веберовское понимание места права в легальном порядке, рассматривается его концепция формально-рационального права, выявляется методология изучения права в рамках социальной системы.

В первом параграфе «Веберовская социологическая интерпретация права: право как эмпирическое значение и определение права в легитимном порядке» показывается его объяснение права с социологической точки зрения.

Он подчёркивал в первую очередь то, что право, становясь объектом социологического изучения, лишается своего объективно-нормативного содержания. Это, по мнению исследователя, является сутью его юридического понимания. В ракурсе социологии права это явление становится конвенциально значимым в определённом кругу людей «максимой практического поведения», применяемой с большей или меньшей степенью приближённости к его объективно-нормативному юридическому значению.

Объяснение права в концептуальных границах понимающей социологии позволило немецкому учёному провести принципиальное для его социологии права положение о различии эмпирической и нормативной значимости порядка и указать, что изучение эмпирического порядка составляет объект-предметную область правовой социологии.

Понимание права как области эмпирических значений индивидуальных акторов является одной из принципиальных особенностей веберовского социологического правопонимания. Другая же особенность раскрывается в его объяснении места права в легитимном порядке.

М.Вебер писал, что легитимность порядка может быть гарантирована (обеспечена) внутренне и внешне. Внутренне - что значит: 1) чисто аффективно (эмоциональной преданностью); 2) ценностно-рационально (верой в абсолютную значимость порядка в качестве выражения высочайших непреложных ценностей - нравственных, эстетических или каких-либо иных); 3) религиозно (верой в зависимость блага и спасения от сохранения данного порядка).

К внешним гарантиям легитимного порядка М.Вебер относил условность и право.

Условность гарантирует порядок порицанием отклонения от его норм-требований в определённом кругу людей. Следование условности (например, необходимость придерживаться тех или иных правил в общении, одежде, этикете и т. п.) ожидается от индивида как обязательное соответствие общественным нормам-стандартам, и, как отмечал М.Вебер, отнюдь не представляется его свободному решению. Решающим для М.Вебера в понимании права, как внешнего гаранта легитимного порядка, было наличие специальной группы принуждения.

Наличие специальной группы принуждения – это разграничительный признак между условностью и правом. Порядок, гарантированный извне только ожиданием порицания, при отсутствии группы людей, действия которых специально направлены на его сохранение (обеспечение), не может быть определён как право. Так, действия хозяина дома в отношении неподобающим образом ведущих себя жильцов не выходит за пределы условности, поскольку меры принуждения применяет только отдельным человеком.

М.Вебер, описывая легитимный порядок в данном интеллектуальном контексте, сформулировал своё определение права: «Порядок может быть определён как право, если он внешне гарантирован возможностью, что принуждение (физическое или психологическое) будет осуществляться определённой группой людей, специально созданной для этой цели, чтобы обеспечивать подчинение или пресекать нарушения»1. Если вести речь о современном обществе, то, как указывал немецкий социолог, такими специальными группами, гарантирующими порядок и повиновение, являются судьи, прокуроры, судебные исполнители и другие особые социальные группы. Между тем специализированные группы – гаранты легитимного порядка - не обязательно имеют вид характерный для развитой цивилизации. Такой группой-общностью, например, может быть род в вопросах кровной мести.

Weber M. On Law and Economy in Society. Cambridge, Mass., 1966. P.5.

Во втором параграфе «Формально-рациональное право: методологические аспекты» раскрываются веберовская концепция формально-рационального права как одной из главных сторон его социологии права.

Методологическим основанием веберовских представлений о формально-рациональном праве является его идея о формальной и материальной (содержательной) рациональности.

Формально-рациональное право ориентировано на гарантирование формально равных шансов социальных акторов, а материальная юрисдикция исходит из идеи целесообразности. К материальной юрисдикции М.Вебер, в частности, относил юриспруденцию мусульманского кади, юстицию теократии и абсолютизма. Юстицию же бюрократического типа считал формально-юридической.

Рассматривая особенности формально-рационального права, М.Вебер осуществил его типологическое сравнение с другими типами права (традиционным, харизматическим, ценностно-рациональным), раскрыл исторические, экономические, политические, социокультурные предпосылки и условия становления формально-рационального права, рассмотрел «проблему» формальной рациональности английского права и связь формально-рационального права с капитализмом.

В третьем параграфе «Западный город: веберовская методология социологического познания права в социальной системе» раскрывается его методология изучения права в совокупности отношений социальной системы.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»