WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

На первом этапе эксперимента в силу разной степени плотности семантической связи полученных реакций с денотатом слова-стимула выделяются ассоциации денотативного и культурного типов. Денотативные ассоциации жестко мотивированы ЛЗ слова лошадь и его СП. Ассоциации данного типа в их проекции на слово-стимул предполагают взгляд на лошадь именно в ракурсе словарного определения: ‘крупное домашнее однокопытное животное’.

Денотативные ассоциации репрезентируют признаки, отражающие различные аспекты восприятия образа животного: материально-вещественный (‘физическое строение’, ‘масть’, ‘порода’), биологический (‘пол’, ‘физическая сила’, ‘способность к движению’, ‘способность развивать скорость’, ‘типовые звуки’, ‘состояние’, ‘запах’, ‘потребность в пище’, ‘возраст’, ‘физическое состояние’, ‘произведение потомства’), психологический (‘характер’, ‘интеллектуальные способности’, ‘испытываемые объектом эмоции’), функционально-деятельностный (‘назначение’, ‘требуемый уход’, ‘конструктивные элементы’, ‘место действия’). Аксиологическую составляющую концепта лошадь формируют такие признаки, как ‘эстетическая ценность’, ‘утилитарная ценность’, ‘вызываемые эмоции/отношение’, ‘друг человека’. В соотношении с языковым содержанием концепта лошадь денотативные признаки, выявленные на материале ассоциативного эксперимента, характеризуются бедностью смыслового наполнения, что позволяет говорить о сужении денотативного слоя данного концепта в современном языковом сознании.

Ассоциации культурного типа, в отличие от денотативных, связаны со словом-стимулом не столько прямыми, сугубо лингвистическими связями, сколько отношениями более абстрактного характера. Это не ближайшие ассоциации, входящие в СП лошадь, но присутствующие в сознании большинства носителей языка, оправданные их общими культурными знаниями. Такие ассоциации способствуют выявлению глубинных связей между словом-стимулом и обобщенными культурными смыслами, хранящимися в сознании носителей языка.

Ассоциации культурного типа часто апеллируют к прецедентным текстам (Чапаев, Анна Каренина, деточка, мохноногая) и актуализируют главным образом символический (‘символ идеальных качеств’, ‘символ года’, ‘лошадь как художественный образ’) и диахронический, временной план (‘крестьянский труд’, ‘рыцарская эпоха’, ‘путешествие на лошади’).

Второй этап эксперимента показал, что заданные слова-стимулы (конь, кобыла, лошадь, одер, жеребец, жеребенок, кляча), из которых бо`льшая часть обладает переносным значением, характеризующим человека (кобыла, лошадь, жеребец, кляча), стимулируют слова-реакции как на прямое, так и на переносное значения слова-стимула. Соответственно признаки концепта лошадь, репрезентированные полученными реакциями, разделяются на денотативные (репрезентированы реакциями на прямое значение) и метафорические (репрезентированы реакциями на переносное значение). Полученные ассоциации в работе анализируются последовательно: 1) на стимулы конь, кобыла, лошадь; 2) на стимул одер; 3) на стимулы жеребец, жеребенок, кляча. Такие группировки способствуют формированию определенных оппозиций, в которых анализируемые признаки проявляются ярче относительно друг друга. Например, ассоциации, репрезентирующие признак ‘пол’ животного, передают заложенные в языковом значении лексем лошадь, конь, кобыла признаки: лошадь – ж. р. и м.р. животное;

конь – м.р.; кобыла – ж. р.; лошадь ж.р.. Признак ‘пол’ может передаваться через наименования человека: конь – мужчина; мужик; кобыла – женщина. В других ассоциациях, помимо указания на пол, содержится характеристика поведения, свойства характера либо величины объекта: кобыла – большая девушка; девушка больших размеров (в то время как лошадь – хорошее, доброе трудолюбивое животное); наглая особа ж. п. (женского пола); неопрятная женщина. Наличие таких реакций свидетельствует о факте устойчивости в речи сравнений девушек/женщин с кобылой/лошадью. Следовательно, приведенные реакции проявляют оба указанных выше типа: денотативный и метафорический.

Отдельно рассматриваются ассоциации на слово-стимул одер, подтверждающие отношение данного слова к пассивному запасу современного русского языка и, как следствие, его малоизвестность для современных носителей языка.

Ассоциации, полученные на стимулы жеребец, жеребенок, кляча, обладают высокой степенью предсказуемости. В основном это связано с ярко выраженной семой ‘возраст’, содержащейся в данных словах: жеребенок – маленький; ребенок (малыш, детеныш); жеребец – молодой (молодость); кляча – старость (старая).

Возрастное деление детерминирует и другие признаки, соотносимые с характером, манерой поведения, эмоциями, вызываемыми этими животными. Так, кляча – ‘слабость’, ‘болезнь’, ‘изработанность’, ‘худоба’, ‘убогость’ и пр.; жеребец – ‘удаль’, ‘символ мужского полового начала’; жеребенок – ‘неопытность’, ‘резвость’, ‘символ детства’ и пр.

Ассоциации, полученные на третьем этапе эксперимента на стимулы кличка лошади/коня, масть лошади/коня, занятие лошади/коня, характер лошади/коня, достоинства лошади/коня, недостатки лошади/коня, в основном репрезентируют признаки, описанные на предыдущих этапах. Поэтому на данном этапе в работе анализируются ассоциации, дополняющие собирательный образ лошади, закрепленный в сознании юных носителей языка. Ассоциации на стимул кличка выявляют основные модели номинации объекта. Ассоциации, полученные на стимул масть, демонстрируют слабое владение испытуемых-школьников соответствующими знаниями (кроме ассоциации вороной – 7, остальные реакции называют преимущественно цвета окраса шерсти животного). Признаки, содержащиеся в ассоциациях, полученных на стимул занятие лошади/коня, отражают представления об основных типовых действиях животного:

‘используется для перемещения объекта’, ‘используется в спортивных состязаниях’, ‘используется в сельскохозяйственных работах’, ‘потребность в пище’, ‘способность к движению’. Ассоциации, полученные на стимулы характер, достоинства, недостатки, выявляют признаки, пересекающиеся друг с другом. В частности, к достоинствам лошади/коня, относятся ассоциации, репрезентирующие признаки ‘физическая сила’, ‘интеллект’, ‘скорость’, ‘друг человека’.

В третьем параграфе второй главы исследуется ассоциативно-фоновое содержание концепта автомобиль, определяются задачи психолингвистического эксперимента, аргументируется выбор заданных стимулов.

Предпринимаемый в работе сопоставительный подход к изучению концептов лошадь и автомобиль предполагает на каждом этапе анализа того и другого концепта использование тождественных методик и параллелизм в подборе словстимулов. Вместе с тем различная природа денотата-натурфакта и денотатаартефакта не позволяет сформулировать тождественные экспериментальные задания. Так, в обоих случаях на первой позиции экспериментального задания содержится ключевое слово концепта (лошадь/автомобиль). Последующие стимулы называют идеографические синонимы имени концепта (иномарка, тачка, Мерседес, Запорожец). Включение стимула на машине обусловлено частотностью коммуникативного использования слова машина в значении ‘автомобиль’. Однако, по данным первого тома «Русского ассоциативного словаря» Ю.Н. Караулова (далее РАС-1), многозначность слова машина обусловливает продуцирование таких ассоциаций, как времени, стиральная, швейная, вычислительная и т.п., в то время как предложно-падежная форма стимула на машине значительно сужает семантический диапазон полученных реакций. В третьем задании слова-стимулы называют основные параметры денотатов (марка, модель, цвет) и, кроме того, позволяют выявить ценностное отношение испытуемых к объекту (достоинства, недостатки). С учетом вышесказанных положений экспериментальные задания на данном этапе были составлены в соответствии со следующими задачами:

1) получить ассоциации на стимулы-номинации объекта: автомобиль, иномарка, тачка и Мерседес/Запорожец;

2) получить ассоциации, называющие компоненты определенной ситуации, заданные предложно-падежной формой стимула на машине;

3) получить ассоциации, которые бы в совокупности составили собирательный образ автомобиля, конкретизировали заданные параметры (марка, модель, цвет) и выявили отношение-оценку автомобиля в целом (достоинства, недостатки).

Ассоциации, полученные на первом этапе эксперимента, репрезентируют денотативные и культурные признаки концепта автомобиль. Совокупность выявленных денотативных признаков позволяет говорить о том, что для современных носителей языка автомобиль – это прежде всего материальный объект (‘марка’, ‘модель’, ‘цвет’, ‘размер’, ‘конфигурация’, ‘конструктивные элементы’), необходимый для удовлетворения потребности человека в передвижении и перемещении других объектов. Полученные ассоциации репрезентируют знания, приобретенные преимущественно эмпирическим путем, и характеризуют автомобиль в функционально-деятельностном (‘способность к движению’, ‘назначение’, ‘перемещение с определенной целью’, ‘скорость’, ‘мощность’, ‘маневренность’, ‘функциональная пригодность’, ‘требуемый ремонт’, ‘место для функционирования/помещения’) и прагматическом аспектах (‘утилитарность’, ‘комфортабельность’). Особое место занимают признаки, составляющие аксиологический аспект отношения человека к автомобилю (‘материальная ценность’, ‘эстетическая ценность’, ‘вызываемые эмоции/отношение’, ‘престижность’, ‘свобода/независимость’, ‘представляет угрозу для жизни человека’, ‘загрязнение окружающей среды’). Перечисленные признаки в большей или меньшей степени проявляются в реакциях как на стимул автомобиль, так и на остальные стимулы-номинации объекта. Некоторые признаки проявляют наибольшую яркость в отношении определенного стимула, что отражает культурно-специфические особенности концепта автомобиль:

автомобиль – ‘художественный образ’, ‘элемент молодежной субкультуры’;

иномарка – ‘престижность’, ‘положительные эмоции’, ‘символ достатка’, ‘обладает преимуществом по отношению к отечественным автомобилям’;

Мерседес – ‘материальная ценность’, ‘престижность’, ‘символ статуса’;

Запорожец – ‘непрестижность’, ‘функциональная непригодность’ ‘символ прошлого времени/советской эпохи’.

Ассоциации, полученные на стимул тачка, отражают биполярность в восприятии денотата-стимула: ‘старый, функционально непригодный, непрестижный – новый, престижный автомобиль’.

На втором этапе эксперимента были получены реакции, называющие компоненты заложенной в сознании стандартной ситуации, что свидетельствует об актуализации фреймовых знаний. Ассоциаты, полученные на стимул на машине, отражают осмысление и моделирование испытуемыми ситуации передвижения на автомобиле, при этом значимыми становятся такие признаки, как ‘движение’, ‘перемещение’, ‘субъект действия’, ‘цель движения’, ‘место действия’, ‘время’, ‘скорость’, ‘конструктивные элементы’, ‘комфортность’.

На третьем этапе эксперимента испытуемым предъявлялись стимулы марка, модель, цвет, достоинства, недостатки. Ассоциаты, полученные на стимулы модель, марка и цвет автомобиля, отражают достаточно высокий уровень информированности современных носителей языка в этой области. Сопоставление с ассоциациями, актуализирующими признаки ‘модель’, ‘марка’, ‘цвет’, полученными на стимулы автомобиль, машина, машины, тачка и зафиксированными в РАС-1, подтверждает расширение соответствующей информационной сферы в настоящее время. Материал РАС-1 собирался в течение десяти лет, с 1988 по 1997 год. С того времени существенно изменилась социальноэкономическая ситуация в нашей стране (в частности, значительно увеличился импорт автомобилей), что обусловило внедрение значительного объема специальной информации.

Ассоциации, полученные на стимул достоинства автомобиля, демонстрируют ценностность утилитарно-прагматических характеристик объекта, коррелирующих с такими признаками, как ‘скорость’, ‘комфорт’, ‘мощность’, ‘качество изготовления’, ‘надежность’, ‘маневренность’. Значимыми для носителей языка являются и такие признаки, как ‘эстетическая ценность объекта’, ‘материальная ценность’, ‘престижность’, ‘не представляет угрозу для жизни человека’. Реакции на стимул достоинства автомобиля позволили выявить новый, аксиологически значимый для носителей языка признак – ‘свобода/независимость субъекта’ (свобода, независимость от общественного транспорта;

независимость от времени).

Недостатки автомобиля. Ассоциации, полученные на данный стимул, преимущественно характеризуют функционально-утилитарный аспект деятельности человека по отношению к автомобилю: неудовлетворительные технические параметры объекта, его плохое состояние, необходимость в ремонте, требуемое пространство для движения объекта и др. Признак ‘непрестижность’ манифестирован ассоциатами, содержащими наименования отечественных автомобилей: отечественные автомобили; русский; «Запорожец».

Соотношение ассоциативно-фонового и языкового содержания концепта автомобиль демонстрирует обогащенность ассоциативных смыслов концепта за счет признаков функционально-деятельностного (‘мощность’, ‘маневренность’), прагматического (‘утилитарность’, ‘комфортабельность’) и аксиологического аспектов (‘престижность’, ‘символ достатка’, ‘символ статуса’, ‘свобода/независимость’, ‘загрязнение окружающей среды’).

Сопоставление признаков концептов лошадь и автомобиль, выявленных по данным ассоциативных экспериментов, демонстрирует пересечение актуальных для носителей языка материально-вещественного, функционально-деятельностного и аксиологического аспектов исследуемых концептов. Вместе с тем в содержании концептов наблюдаются различия. Функционально-деятельностный аспект проявляется в концептах лошадь и автомобиль неравновесно: в концепте автомобиль он включает существенно более широкий ряд признаков. Это связано с отраженным в сознании современных носителей языка переносом функциональной нагрузки с концепта-натурфакта на концепт-артефакт, произошедшим в процессе эволюции. Аксиологический аспект концепта автомобиль отражает прежде всего социально-статусные ценности, актуальные для современного языкового сознания (‘престижность’, ‘символ достатка’, ‘символ статуса’), тогда как концепт лошадь включает уникальный признак, соотносимый с морально-ценностными установками (‘друг’). Символическое содержание концепта лошадь характеризуется бо`льшим объемом и глубиной: ‘символ идеальных качеств’ (благородство, слава и т. п.), в то время как в концепте автомобиль в этом плане проявляют актуальность главным образом признаки ‘скорость’ и ‘свобода’.

Метафорические признаки концепта лошадь, соотносимые не с животным, а с человеком, приобретают особую значимость для современных носителей языка.

Концепт автомобиль, напротив, имеет максимальную денотативную соотнесенность, отражая обобщенное представление о реальном артефакте.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»