WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Корень -брух- и его варианты входит в состав нескольких лексем, фиксируемых диалектными словарями, ср. брюхнуться ‘упасть’ (Арх: Кон) [СГРС 1: 193], брукать ‘бросать, кидать’, ‘брыкать, брыкаться; бодать’, ‘бить ‘тычком, наукол’ (Нижегор) [СРНГ 3: 201], брухнуть ‘упасть, удариться, производя шум’ (Карел.: Медв.), брухучий ‘бодливый’ (Новг.: Люб.) [СРГК 1:

123], брюкнуть, брюхнуть ‘упасть, свалиться’ (Карел.: Прион.), ‘бросить, кинуть’ (Карел.: Кондоп.) [СРГК 1: 124]. Перечисленные лексемы можно объединить в несколько групп по общности значения: брюхнуться, брухнуть, брюкнуть, брюхнуть ‘упасть, свалиться; упасть, удариться, производя шум’;

брукать, брухнуть ‘ударить, удариться’; брукать, брюкнуть, брюхнуть ‘бросать, кидать; бросить, кинуть’; брукать, брухучий ‘бодаться, бодать;

бодливый’. Все эти лексемы в любом из приведенных выше значений могут быть связаны этимологически с обозначением рыбы. Рассмотрим возможные варианты.

Морфемный состав ихтионимов указывает на то, что названный объект характеризуется как производитель действия, а значит ихтионимы образованы от глагольной лексемы. В случае если производящим словом для названий рыб послужила одна или несколько из глагольных лексем в значении ‘упасть, свалиться; упасть, удариться, производя шум’, в процессе номинации был реализован признак, характеризующий рыбу как имеющую высокую активность или конкретнее – как способную плескаться, ударяя по воде, производя шум.

При условии, что мотивирующим словом для ихтионимов указанной группы послужили лексемы со значением ‘ударить, удариться’, признак, реализовавшийся в процессе номинации рыбы, такой же, как и в предыдущем случае:

он характеризует рыбу как способную плескаться, ударяя по воде, производя шум.

Тот же признак мог быть реализован, если наименования рыб были образованы от основы одного из глаголов, составляющих группу с общим значением ‘бросать, кидать; бросить, кинуть’. Однако в данном случае его можно сформулировать несколько иначе – признак, характеризующий рыбу как способную выпрыгивать из воды и бросаться обратно, плескаться.

Лексема брукать ‘бодаться, бодать’ также могла послужить производящей для ихтионима. В этом случае признак, реализованный в процессе номинации, характеризовал рыбу как способную производить действия, сравнимые с боданием.

Таким образом, любая из глагольных лексем, перечисленных выше, могла быть производящей для ихтионимов брухрёха, брюкрёха, брюхрёха, букрёха.

Согласно данным ЭССЯ, все лексемы, способные иметь статус производящих для ихтионимов анализируемой группы, этимологически связаны, они восходят к праславянскому глаголу *brukati, ср. словен. brъhati ‘вырываться наружу, бить струей’, русск. диал. брукать, брухать ‘бросать, кидать’, ‘брыкать, лягаться, бодать пырять; бить тычком’, брухать ‘бодать рогами’, брухаться ‘бодаться’. Как указывают авторы ЭССЯ, в первую очередь следует указать на родство глагола *brukati с лит. brakti ‘вытирать, смахивать’, на что указывает и М. Фасмер [см. Фасмер 1: 220]. Однако не исключена связь с *bruja, ср. русск. диал. бруя ‘рябь на воде от быстрого течения или плывущего предмета’, укр. бруя ‘быстрое течение в реке’, ‘сквозняк’, сюда, возможно, относится и сербохорв. бруjа ‘рокот’ [ЭССЯ 3: 46]. Праславянское *bruja особенно актуально в связи с наименованием рыб.

Голтень ‘несъедобная маленькая рыбка’ (Влг: В-Уст), говтень ‘порода рыб’ (Влг: В-Уст), голтей ‘мелкая рыба (какая)’ (Влг: В-Уст), гольтешок ‘малек корюшки’ (Арх: Онеж) [СРГК 1: 362].

Ср. также галтель, голтель, голтыль ‘рубанок или струг, у которого железко и самая колодка выпуклы; полоса, желобок, проведенный этим рубанком, карнизец; дорожка, кавет’ [Даль 1: 342].

Ср. также ножовка ‘маленькая щука (весом около фунта)’ (Яросл., Арх., Волхов и Ильмень, Свердл.) [СРНГ 21: 271], пест ‘рыба Cootus gobio;

пескарь’ (Арх.), ‘мелкая рыба’ (Арх: Пин); ‘рыба Nemachilus barbatulus; голец’ (Печор.) [СРНГ 26: 308], пестик ‘рыба (какая)’, ‘мн. мелкая рыба’ (Арх:

Пин) [СРНГ 26: 314], клюшка ‘маленький налим’ (Арх: Плес), колода ‘рыба’ (Арх: В-Т), колодочка ‘небольшая щука;’ ‘щука с распоротым брюшком’ (Влг: Вож), напильник ‘маленькая щука’ (Арх: Карг, Котл), ‘маленькая стерлядь’ (Арх: Вин) [КСГРС].

В контексте со словом говтень говорится: “Подкамешников-то с большой головой здесь неприлично называют – говтень говорят”. Пейоративный оттенок, вероятно, является результатом народной этимологии: подразумевается образование от говно, что, однако, не объясняет формы лексемы голтень / говтень, хотя и соотносится с мотивационным признаком, характеризующим рыбу как неценную. Ихтионим голтень / говтень можно связать с диал. голтень ‘вид рубанка’. Особенность этого инструмента в том, что он предназначен для вытесывания желобчатых углублений, и поэтому, как отмечает В.И. Даль, у этого рубанка “железо и сама колодка выпуклы” [Даль 1:

342]. Номинация построена на основе признака, характеризующего рыбу как имеющую большую голову (см. главу I), поскольку подкаменщик отличается непропорционально большой, “выпуклой” головой. Варьирование в / л связано с особенностями диалектов РС, в которых это явление достаточно частотно в позиции перед согласным и объясняется фонетической близостью обоих звуков к у неслоговому.

Можно также предполагать связь ихтионимов голтень, говтень, голтей с прилагательным голый, на основании данных СРГК: в Онежском районе Архангельской области лексемы гольтешок и гольчик имеют одно значение – ‘малек корюшки’ [СРГК 1: 362]. Эта близость двух названий рыб подтверждается и контекстом: гольтешки, или гольчики, – это корех; когда вырастет, то и будет корех [СРГК 1: 362]. Родственная связь между названиями гольтешок и голтень очевидна: словообразовательный анализ позволяет предположить, что гольтешок восходит к *гольтех; последнее соотносится с ихтионимом гольчик как однокоренное. В свою очередь лексема гольчик образована от прилагательного голый. В главе I были выделены ихтионимы, мотивированные признаками, характеризующими рыбу как не имеющую чешую, как голую (ср. гольян и др.). Слово гольчик относится к группе таких ихтионимов. Фонетическая близость обуславливает сближение лексем гольтешок и гольчик по значению. В итоге можно говорить об аттракции ихтионимов голтень, говтень, голтей к прилагательному голый, что частично объясняется чередованием звуков л / в в позиции перед согласным (см. выше).

Большую часть ихтионимов, проанализированных в главе II, составляют слова, внутренняя форма которых была затемнена в результате многочисленных фонетических изменений и сближений с другими словами. Ярким примером затемнения внутренней формы в процессе фонетических изменений являются многочисленные варианты ихтионима пескозоб, ср. бескозоб, бескозуб, вискозоб, дескозоб, ескозоб, искозоб, козоб, козобан, мяскозоб, нескозоб, оскозоб, свозоб, скозоб, яскозоб, яскозуб и др. Если исходная форма в данном случае имела прозрачную внутреннюю форму, хотя при этом мотивация и требовала комментариев, то производные формы в процессе своего развития утратили связь и с исходной формой пескозоб, и с признаком, характеризующим рыбу как поедающую песок (т. е. то, что находится на его поверхности, или в нем).

Другая сложность, возникающая при анализе исконных ихтионимов с затемненной внутренней формой – сложность мотивации. Это справедливо, например, в отношении тех рыб, при номинации которых был осуществлен метафорический перенос с названий бытовых предметов. Так, сравнение подкаменщика, называемого голтень, с рубанком (ср. галтель, голтель, голтыль ‘рубанок или струг, у которого железко и самая колодка выпуклы; полоса, желобок, проведенный этим рубанком, карнизец; дорожка, кавет’ [Даль 1:

342]) на первый взгляд выглядит необоснованным. Однако при сопоставлении этого названия с лексемами иголка ‘малек любой рыбы’, клюшка ‘маленький налим’ и ряда подобных появляются основания для предположения об этимологической связи названия рыбы и наименования одного из бытовых предметов.

Ряд предложенных в главе II этимологий иллюстрируют неоднозначные с этимологической точки зрения ситуации, возникшие чаще всего в результате процессов, происходящих уже в период функционирования слова.

В главе III “Заимствованная ихтиологическая лексика в говорах Русского Севера (этимологический аспект)” рассматриваются заимствованные ихтионимы, зафиксированные на территории РС. Существование таких лексем связано с лингвоэтнической спецификой территории.

Большинство из анализируемых в главе III ихтионимов известны в этимологической литературе. Однако ряд этимологий, даже относящихся к числу общепринятых, нуждается в уточнении и дополнении ввиду новых материалов КСГРС, содержащей уникальные данные о заимствованиях в лексике РС. Кроме того, некоторые из представленных в этой части исследования ихтионимов не имеют однозначного этимологического толкования. Причина этого – в тех фонетических изменениях, которые претерпевает слово, функционируя в среде принимающего языка, и которые затемняют первоначальную связь с источником. Кроме того, во многих случаях заимствованный ихтионим восходит не к современным источникам, а к тем языкам, которые функционировали на исследуемой территории в прошлом и которые, соответственно, либо сами претерпели фонетические и морфологические изменения, либо исчезли.

В главе III представлены этимологические решения для наименований рыб, квалифицированных как заимствования. Из них в этимологической литературе не встречаются евдушка, калахта, каян, лачень, мардина, мугайдун, муега, науха, пикун, рапак, сапа, шорба.

Глава представляет собой словарь ихтионимов финно-угорского происхождения, зафиксированных на территории РС. Такая форма подачи информации представляется нам наиболее приемлемой для описания заимствований.

Строение словарной статьи:

1) лексическая часть, где приводится лексема, ее значение и география, варианты и производные, фиксируемые различными источниками;

2) этимологическая часть, которая состоит из:

• истории этимологического изучения слова, • данных языков-источников или языков, близких к таковым, • фонетических, семантических, структурных либо лингвогеографических комментариев.

Ниже приводятся примеры словарных статей.

Каян, каян ‘самец лосося’ (Влг: Выт), ‘рыба семейства лососевых’ (Влг: Выт) [КСГРС].

Ихтионим восходит к прибалтийско-финскому источнику, ср. фин. kojama ‘большой самец лосося’ = саам. kod’d’m ‘самец лосося’, нотозерск. goaggjem ‘большой самец лосося; самец рыбы (любой)’ [SKES 208].

Существительное *кояма было адаптировано по роду – при идентификации с родовым понятием самец оно приобрело нулевое окончание мужского рода. Кроме того под влиянием русских существительных с суффиксом -ан (ср.

губан, голован, кожан, мордан, пузан и др. [ГСРЛЯ 70: 105]) произошла мена сонорных в конце слова. На русской почве о > а в безударном слоге под влиянием распространяющегося аканья. Вариант с ударением на первом слоге – каян – возник в результате обратной передвижки ударения на первый слог с уже изменившимся гласным. Таким образом фонетические изменения слова можно представить в виде цепочки: *кояма > *коям > *коян > *каян.

Лач ‘рыба бычок-подкаменщик’ (Арх: Он), лача или лачь‘то же’ (Арх: Он), лачей ‘бычок’ (Арх: Он), лачень ‘мелкая рыба (какая)’ (Арх: Он) [КСГРС].

Ср. латик ‘рыба Blicca bjoerkna, густера’ [СНПР 142].

Возможна связь с приб.-фин. источником, ср. фин. lattea, latakka, latikka, latiska, -o, latuska, latukka, lattu, latistaa и др., карел. latakkaii ‘плоский’, lat'isko ‘сплющенный’, lat'istuo ‘сплющивать, сдавливать’, эст. latakas, южн. latak (род. п. -ku) ‘широкая плоская вещь’ (сюда также карел.-люд.

лat'ikko, лat'ikuine ‘маленький лещ’ [> русск. диал. латик ‘лещ’]), эст. latikas, южн. latik ‘лещ; камбала’) [SKES 279–280; SSA 2: 318, 322]; карел. latiko ‘сплющенный, с плоским телом’ [KKS 3: 84] На фонетическом уровне русскому диалектному ихтиониму лач ближе всего из указанных формы карельского языка с аффрикатой в середине слова:

lat'isko ‘сплющенный’ и lat'istuo ‘сплющивать, сдавливать’, latiko ‘сплющенный, с плоским телом’, причем последняя объясняет, каким признаком мотивировано такое название – признаком, характеризующим рыбу как имеющую плоскую форму тела. Предположение о карельском источнике заимствования подтверждается географией распространения лексем анализируемой группы.

Обилие фонетических вариантов лексемы свидетельствует о ее интенсивной адаптации на русской почве. Ихтионим лача или лачь – результат варьирования по роду формы лач, которая в русском языке функционирует как существительные мужского рода с нулевым окончанием (ср. бычка лачем зовут [КСГРС]); в свою очередь лача или лачь сближаются с существительными женского рода, имеющими окончание -’а или нулевое (ср. у лачи голова большая, сама страшная, колючая [КСГРС]). Лексема лачей образована от основы ихтионима лач при помощи суффикса -ей. Этот суффикс выделяется “в непродуктивных типах, ограниченных несколькими словами, представляющими собой разговорно-просторечные синонимы мотивирующих существительных” [ГСРЛЯ 1980: 141]. Лачень образовано при помощи суффикса -ень от основы существительного лач (ср. слизь – слизень) [ГСРЛЯ 1980: 119]. В этом случае грамматическое значение суффикса ‘носитель предметного признака’ говорит о том, что лачень подобен лачу.

Рапак ‘крупная по размеру рыба (любая)’ (Влг: Выт). [КСГРС] Слово заимствовано из вепсского языка, ср. вепс. ropak ‘большой, тучный’ [СВЯ 479], о чем свидетельствует и география распространения ихтионима.

Мена гласных о / а в первом слоге происходит в результате аканья, обусловленного влиянием литературного языка.

В КСГРС зафиксирован такой контекст, в который включено слово рапак в значении ‘крупная по размеру рыба (любая)’: “Рапака поймал, а не говорят что крупный”. На основании такого контекста можно сделать вывод о том, что лексема рапак в данном была употреблена в значении вепсского прилагательного.

Сапа ‘рыба на первом году жизни’ (Влг: Бел), сопа ‘рыба (подлещик)’ (Влг: Бел, Ваш, Выт, Влгд), сопыга ‘рыба’ (Влг: Выт); сапа (Волхов), сопа (Белое оз., Волхов, Ильмень) ‘Abramis ballerus, синец’ [СНПР 124], сапа (Белое оз.), сопа (Белое оз., р. Шексна, Ильмень Волхов) ‘Abramis sapa, белоглазка’ [СНПР 129].

Возможна связь с прибалтийско-финским источником, ср. фин. sapakka ‘маленький сиг, примерно 10–15 см длиной, маленькая плотва’, sapakko ‘маленький сиг, осенний сиг’, sapikka, sopakka ‘маленький сиг’ [SKES 4: 970].

Финские соответствия имеют в своей структуре суффикс -kka / -kko, ср.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»