WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В разделе 1.1. «Теоретико-методологические основы психологического исследования регуляции поведения» определяется круг базовых теоретических положений, составляющих методологическое основание работы.

Важнейшими из них являются: положение о деятельностной обусловленности развития личности (М.Я. Басов, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн), идеи системности в психологических исследованиях (Б.Ф. Ломов) и субъектности как основополагающей характеристики личности (А.В. Брушлинский, К. А. Абульханова-Славская, В.А. Петровский). Проблема готовности к инструментальному использованию нормы как психологического фактора культурной компетентности рассматривается с учетом особенностей деятельностного и субъектно-деятельностного подходов.

Актуальность исследования проблемы готовности субъекта к инструментальному использованию нормы обусловлена важностью норм как социокультурного феномена, обеспечивающего, наряду с ценностями, функционирование общества. Общественные отношения на данном этапе социального развития приобретают все более сложный, дифференцированный характер, и чем более они усложняются, тем важнее становится соблюдение установленных сообще ством норм в качестве способов, обеспечивающих экологичность взаимодействия субъектов. Динамика общественных изменений, наличие в общественном развитии разнонаправленных тенденций – к сохранению и к изменению – влекут за собой требование к личности осознанного отношения к нормам как регуляторам поведения, гибкости в их использовании и мобильности в овладении новыми нормами. Это возможно при условии включенности человека в культуру, при достижении им определенного уровня ценностного и инструментального освоения мира.

Степень соответствия стандартам культуросообразного поведения выражается в культурной компетентности личности, т.е. в ее способности воспроизводить прежние и продуцировать новые нормы, соответствующие ценностям и целям социокультурного характера. Культурная компетентность оформляется как причина и следствие действия вышеназванных тенденций; она синтезирует обе противоположности, обеспечивая, с одной стороны, стабильность совместной деятельности, с другой – ее поступательное движение.

Проблема готовности субъекта к инструментальному использованию нормы является частью проблемы движущих сил становления культурной компетентности, одновременно выражающих и объективную обусловленность общественных отношений, и психическую активность самого человека. Исследование готовности к инструментальному использованию нормы как психологического фактора культурной компетентности основывается на интеграции социокультурного и психологического понимания личности как субъекта активности (К.А. Абульханова-Славская), а культуры – как системы коллективных смыслов и значений (Д.А. Леонтьев). Готовность к инструментальному использованию нормы обеспечивает продуктивный и осознанный выбор субъектом поведения в ситуации действия социокультурной нормы. Поведение такого рода выходит за пределы форм, традиционно именуемых просоциальными (Г. М.

Андреева, М.И. Бобнева, В.А. Ядов, Д. Майерс, А. Ферхнем, П. Хейвен и др.), ибо предполагает ценностно-смысловой характер его регуляции (Б.С. Братусь), свободное самоопределение субъекта (В.А. Петровский), нормотворчество (А.Г. Асмолов).

В разделе 1.2. «Подходы к исследованию нормативной регуляции поведения в психологической науке» проведен анализ литературы по данной проблеме, обоснован подход к исследованию нормативной регуляции как смысловой. В отечественной психологической науке изучение психологических закономерностей и механизмов нормативной регуляции поведения личности ведется, как правило, в связи с исследованием смежных проблем. При рассмотрении норм в единстве с ценностями (Г.Е. Залесский, Ю.М. Жуков, С.С. Бубнова, Н.М. Лебедева, А.В. Иващенко, Н.В. Фролова и др.) не учитывается специфика феномена норм. Проблема нормативной регуляции затрагивается при исследовании социальной и личностной идентичности (Г.М. Андреева, В.А. Ядов, А.А.

Реан, В.С. Агеев, Е.Е. Будалина, М.Ф. Черныш, Ю.Л. Качанов, Н.А. Шматко и др.) в связи с изучением факторов, механизмов и этапов социализации. Нормы как регуляторный механизм рассматриваются в контексте исследований про цессов групповой динамики, проблем влияния группы на поведение личности (А.И. Донцов, А.В. Петровский, Г.М. Андреева, Л.П. Буева, В.В. Гулякина и др.), в рамках экспериментальных исследований психологических закономерностей регуляции активности индивида в контексте совместной деятельности и общения (А.А. Бодалев, Л.А. Петровская, Р. Л. Кричевский и др.), а также в связи с изучением процессов нравственного развития личности (Л.И. Божович, Е. В. Субботский, Л.И. Анцыферова, С.Г. Якобсон, В.В. Абраменкова и др.).

Хотя в последнем случае в работах и уделяется внимание вопросам формирования структур психики, отвечающих за нормативную регуляцию поведения личности, они ограничены периодами детства, отрочества, юности. В исследованиях психологических особенностей профессиональной деятельности, проблем становления самосознания профессионала (О.С. Анисимов, А.А. Деркач, Н.В. Кузьмина, В.Д. Шадриков и др.) уделяется внимание формированию индивидуальной системы норм и стандартов, однако нормативная регуляция не рассматривается в ее смысловом измерении. Таким образом, остаются неразработанными проблемы развития ценностно-нормативных структур психики как смысловых, а также нормативной регуляции поведения в зависимости от сформированности этих структур.

В нашем исследовании нормативная регуляция рассматривается как обеспечивающая взаимосвязи личностных качеств человека, его индивидуального поведения с ожиданиями и требованиями социокультурной среды (М.И.

Бобнева, О.И. Зотова, Е.В. Шорохова, В.В. Гулякина и др.). С развитием общественных отношений проблематика норм усложняется: сегодня на первый план выходят нормы, не регламентирующие в деталях поведение человека, а лишь задающие лишь ориентиры, предполагая в субъекте наличие достаточно развитой способности «нормировать» и регулировать свое поведение самостоятельно. Норма все более становится принципом организации деятельности, а не просто образцом действия; акцент же переносится с механизмов внешней регуляции деятельности на механизмы саморегуляции.

Нормы рассматриваются как интраиндивидуальные значения, элементы коллективного сознания, выработанные людьми в процессе совместной деятельности (Д.А. Леонтьев). Интериоризованные нормы, принятые на уровне личностного смысла, выступают субъективным эквивалентом общественных норм; составляя индивидуальную систему, эти нормы являются неотъемлемым элементом психической организации структуры личности.

В разделе 1.3. «Проблема готовности личности к деятельности и поведению» представлен анализ подходов к исследованию проблемы готовности (табл. 1). Понятие «готовность» используется в психологии в основном в двух аспектах – как объясняющее, характеризующее какой-либо круг явлений (в этом случае оно не анализируется как отдельное явление) и как самостоятельное психологическое понятие, не сводимое к уже существующим.

Таблица Подходы к исследованию готовности к деятельности и поведению в психологической науке Критерий Готовность Готовность декомпо- как объясняющее понятие как самостоятельное понятие зиции (описательный признак, по- (многофункциональное, многокомпонентное казатель, проявление иссле- свойство или состояние личности) дуемого феномена) Подход Личностный Личностно- Функциональный к исследо- деятельностный ванию готовности Сущность Исследование личностных Исследование взаимо- Исследование псиподхода предпосылок к деятельности. действия психических хических функций, к исследо- Предполагает совершенство- компонентов готовно- необходимых для ванию го- вание психических процес- сти в контексте кон- достижения высотовности сов, состояний и свойств кретной деятельности ких результатов личности, необходимых для для достижения кон- деятельности эффективной деятельности кретного результата Класс • установка • направ- • свойство • психологи- • психофизифеноме• диспози- ленность личности ческое со- ческое сонов, стояние ак- стояние ция • мотив • качество характеритивности, • аттитюд • личност- личности зуемых обусловный смысл • комплекс посредстленное на свойств, вом поняличием оп обеспечития «гоределенных вающих товность» способнопродуктивстей ность деятельности Исследо- Ф. Знанец- К. Роджерс, А.Ц. Пуни, С.Л. А.Б.

ватели кий, А. Маслоу, В.Д. Рубинштейн, Леонова, Р. Лапьер, В.Н. Шадриков, Б.Г. Ананьев, А.В.

У. Томас, Мясищев, М.И. А.В. Вартанян Г. Олпорт, Л.И. Дьяченко, Запорожец, Д.Н. Узнадзе, Божович, Л.А. Н.Д. Левитов В.А. Ядов, Ф.В. Бассин, Кандыбович, О.М. Крас- П.Я. А.А. Деркач, норядцева Гальперин, В.Т. Мышкина А.Г.

Асмолов, Е.П. Ильин Готовность является сложным психологическим образованием, обладающим разными формами интрапсихической репрезентации, т.е. она может выступать и как психическое и психофизическое состояние, и как свойство личности. Таким образом, понятием «готовность» может обозначаться и временная активизации физических и психических ресурсов индивида для реализации деятельности, и в той или иной степени устойчивые характеристики личности.

В обоих случаях предполагается сформированность психических образований, определяющих индивидуальный способ поведения человека. Уточнена специфика готовности в ряду других феноменов, имеющих отношение к регуляции поведения человека.

В разделе 1.4. «Психологическая характеристика готовности субъекта к инструментальному использованию нормы как психологического фактора культурной компетентности» разработаны основные положения исследования, нуждающиеся в эмпирическом доказательстве. В частности, определено понятие готовности субъекта к инструментальному использованию нормы, разработан теоретический конструкт готовности, выделены основные компоненты и связи между ними, конституирующие готовность к инструментальному использованию нормы как свойство личности. Основываясь на личностно-деятельностном подходе к психологическому анализу готовности, разрабатываемом в работах (А.А. Деркач, М.И. Дьяченко, Л.А. Кандыбович), мы рассматриваем готовность к инструментальному использованию нормы как свойство личности, отражающее отношения между содержанием личностного смысла нормы и видом поведения по реализации этой нормы. Готовность имеет двойную детерминацию – со стороны личности и со стороны деятельности. Готовность есть одновременно и отражение результата согласования индивидуальных и общественных целей и ценностей, и регулятор, обеспечивающий непротиворечивость этого согласования для самого субъекта.

Выделены два компонента готовности – содержательный, или мотивационно-смысловой, и динамический, или операционально-инструментальный (табл. 2).

Таблица Структура готовности к инструментальному использованию нормы Формы Содержание компонентов готовности субъекта представленности к инструментальному использованию нормы готовности мотивационно- операционально- смысловой компонент инструментальный готовности компонент готовности Внутренний план Личностный смысл Ориентация на опредеотражения готовности нормы для субъекта ленную поведенческую стратегию Внешний план Оценка нормы Выбор возможного действия выражения готовности субъектом по реализации нормы Содержательный компонент готовности представлен в сознании субъекта личностным смыслом нормы; динамический – субъективным образом цели возможного действия и способа его осуществления. Мотивационно-смысловой компонент отражает степень усвоения и присвоения норм культуры как системы коллективных смыслов, или значений. Он включает положительное отно шение к норме и нормативному поведению, восприятие их как ценности, стремление к организации взаимодействия с другими людьми на основе норм и правил. Операционально-инструментальный компонент предполагает наличие у субъекта сформированного представления о целях и способах нормативного действия. Сочетание компонентов определяет достигнутый субъектом уровень психологической готовности к использованию нормы как инструмента регуляции поведения.

Рассматривая готовность к инструментальному использованию норм как субъектное свойство личности, мы предполагаем возможности личности в определенных рамках блокировать или усиливать организменные или средовые проявления; особую «пластичность» свойства, обеспечивающую оперативное реагирование субъекта на изменившуюся ситуацию. Это требует постоянного самоопределения и самосогласования личности, в процессе которых формируется готовность, что, в свою очередь, во многом зависит от степени развитости у субъекта рефлексивности как способности к осознаванию и внутреннего локуса контроля (интернальности), характеризующего личность как социально зрелую и ответственную за свои деяния.

Объективно готовность к использованию нормы как инструмента регуляции поведения задается деятельностью. За основу выделения видов нормативного поведения был взят анализ уровней управленческой деятельности (О.С.

Анисимов, А.А. Деркач). Выделены три вида поведения, именуемые в нашем исследовании по основному способу использования нормы как «Исполнение», «Воздействие», «Изменение». Каждый из видов поведения описан с точки зрения общественно заданных целей, условий и средств (табл. 3).

Таблица Характеристика видов нормативного поведения Вид поведения Цель Условие Средства Исполнение Саморегуляция Отсутствие Личностная норма внешнего контроля Воздействие Регуляция поведения Фиксация нарушения нормы Норма другого человека со стороны другого человека сообщества Изменение Регуляция поведения Контакт с иной ценностно- Социокультурная социального нормативной системой норма (норма как сообщества ценность) Поведение может разворачиваться в актуальности как отдельная единица, а может выстраиваться в систему, где каждый вид поведения занимает определенный уровень.

Особое внимание уделено мотивационно-смысловому аспекту готовности. Основополагающим фактором формирования готовности является ценность для субъекта культурной нормы, которая предопределяет появление мотива нормосообразного поведения и находит выражение в содержании личностного смысла нормы для субъекта. Личностный смысл нормы свидетельствует о том, что культурные нормы выступают в роли внутренних императивов, т.е.

являются личностно-смысловыми регуляторами поведения. Содержание личностного смысла актуализирует потенциальный семантический признак значения, релевантный текущему моменту.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»