WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

Апробация работы. Результаты исследования прошли апробацию на ежегодных научнопрактических конференциях Гуманитарного университета, Международной филологической школе «Русская литература первой трети ХХ века в контексте мировой культуры», международных семинарах по гендерным исследованиям, международной научной конференции «Толерантность в контексте многоукладности российской культуры», межвузовской научной конференции, посвященной 125-летию со дня рождения П.П. Бажова, Весенних искусствоведческих чтениях «Россия и Германия: опыт художественного взаимодействия», ежегодных ассамблеях Уральской государственной консерватории, международном образовательном проекте (Екатеринбург/Нанси, Франция) «Россия. Идеи и люди». На философском факультете Уральского госуниверситета несколько лет читался авторский спецкурс «Соцреализм в контексте мировой художественной культуры ХХ века». По теме диссертации опубликовано З4 работы.

Научно-практическая значимость исследования. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в курсах «История советской культуры и искусства», «Философия культуры», «Эстетика», а также в спецкурсах, посвященных тоталитарному искусству, социологии искусства, методологическим проблемам искусствознания и философии искусства. Данная работа может представлять интерес для учителей гуманитарных гимназий, специализированных филологических классов, работников культурной сферы, отделов учреждений искусства по менеджементу и маркетингу. Материалы диссертации могут быть использованы Департаментами культуры, центрами современного искусства.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех разделов (глав) и заключения. Содержание работы изложено на 419 страницах текста. Библиография включает в себя 345 наименований.

Основное содержание работы

.

Во Введении обосновывается актуальность исследования, анализируется разработанность темы, определяются его цели и задачи, выявляется научная новизна работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, а также отмечается теоретическое и практическое значение работы.

Раздел 1 «Соцреализм как культурная парадигма» посвящен анализу фундаментальных связей соцреализма со всеми основными социокультурными, в том числе ментальными характеристиками советской цивилизации. Предметом исследования в первой главе «Дискурс соцреализма в контексте становления советского сознания и языка» стало установление общего поля взаимопересечения советских сознания и языка (социокультурного дискурса) и художественного сознания творцов и потребителей соцреализма (соцреалистического дискурса). Дискурсный анализ существенно меняет сложившееся представление о том, что художественный процесс полностью регулировался документами партийно-государственного уровня и теорией соцреализма.

Под дискурсом в самом широком смысле мы понимаем такое единство сознания, языка и реализующих их практик, которое гарантирует успешность социокультурной коммуникации. Дискурсивные практики обеспечивают власть господствующей идеологии посредством «корректировки» и «редактуры» общекультурных значений той или иной конкретно-исторической эпохи, входя в тесное взаимодействие с «историческим бессознательным» (М. Фуко). Источниками реконструкции соцреалистического дискурса являются тексты художественной критики, обсуждения произведений в печати, в письмах читателей и зрителей, стенограммы читательских конференций, художественных советов, протоколы заседаний комиссий по делам культуры и искусства, личные документы художников и адресатов, и, безусловно, «логика» самих художественных текстов.

Соцреалистический дискурс формируется из фундаментального противоречия между двумя задачами советской цивилизации. Первая: советскому обществу должна соответствовать моностилистическая культура (Ю. Лотман, Л. Ионин), целью которой является трансляция общих целей общественного развития в частные жизненные цели каждого конкретного человека. Она представляет собой универсальную интерпретационную схему, исчерпывающим образом упорядочивающую культуру благодаря исключению чуждых элементов, упрощению путем интерпретации в собственных терминах сложных культурных феноменов; сведению их к хорошо известному материалу; позитивности, понимаемой как ориентация на сложившийся порядок вещей. Как следствие, искусство в такой системе обладает жесткими семиотическими связями, характеризующимися схематичностью, каноничностью, формульностью, напоминающими средневековые жанры. Вторая задача:

воспроизведение стихии, органики народной жизни, требование искренности и непосредственности в творчестве, апология инициативы масс. Стихийность должна была быть укрощена сознательностью, но при этом не исчезнуть совсем, а постоянно воспроизводиться. Разрешение противоречия имеет объяснение в природе той практической идеологии, на которой основывалась управленческая деятельность в советском обществе. В ее основе лежат два принципа: технократический принцип произвольности и сакральный принцип органичности. Когда эти два принципа взаимодействуют, то признаки одного переносятся на другой и наоборот. В результате оказывается, что технократическая рациональность «сакрализуется», но при этом сакральное «рационализируется» и утрачивает свойственные ему религиозные черты.

Следующее требование, которое соцреалистический дискурс призван был удовлетворить: совмещения ритуальности и каноничности, характерных для традиционной культуры с ее пафосом цикличности, и модернистского понимания истории как меняющейся под воздействием субъектов. Соцреализм позитивно и оптимистически снимает дистанцию между возможным и невозможным (строя своего рода «невозможную эстетику» – Р. Робин), мечтой и реальностью, планом и осуществлением, при этом очевидные проявления художественного насилия (как на уровне формы, так и на уровне содержания) не приветствуются, клеймятся и скрываются.

Социокультурный дискурс советского общества создает у исследователя ощущение нестабильности и немыслимости (М. Рыклин), адресатами из другой эпохи он воспринимается как беспрецедентный вызов разуму. Тем не менее, мы должны исходить из установки на понимание его особенной, «невозможной» рациональности. Абсурд можно трактовать как свидетельство неограниченной силы тоталитарного общества.

Стремление идеологии к превращению абсурдности в норму обеспечивалось такой ассимиляцией противоречий, при которой человек «забывал» о логике и здравом смысле и приучался ориентироваться на идеи, исключающие друг друга. Дискурс «невозможного» имел конструирующую силу. Внешним образом это выглядит как набор взаимоисключающих требований, предъявляемых к идеальному произведению искусства.

Соцреализм принадлежит к антисистемным, химерическим (Л. Гумилев) культурным образованиям, исторически объединенным установкой на отрицание реального мира в его сложности и многообразии во имя тех или иных абстрактных целей, то есть к деонтологичным конструкциям. Основополагающей особенностью таких конструкций является подвижность и незакрепленность мировоззренческих категорий, которая влечет за собой размытость семантической сферы. Это предопределяет как бы зеркальность всех элементов, способность их к взаимному замещению друг друга. Подвижность и незакрепленность всех элементов прямо вытекает из постоянного требования «органического синтеза», «целостных живых органических образов», стремления создать новый вид творчества, нерасчленимого на стадии языка. Культура этого периода избегала и даже запрещала аналитическое самоописание.

Таким образом обнаруживается, как работает своеобразная «диалектика по-советски»:

тоталитарное сознание смывает границы между автономными сферами культуры и, соответственно, разными дискурсами, и различия как будто не замечаются и не обнаруживаются логическим путем. Система то и дело обнаруживает разрывы между знанием и умением, теорией и практикой, установленным каноном и отношением к нему, признаваемыми и реализуемыми формами, декларируемыми и реальными оценками.

Настойчивое требование витальности, плодовитости все время переходит в свою противоположность, процессы опустошения, энтропии и растраты преобладают над созиданием и приращением. Система соцреализма, провозглашая интеграцию всех художественных сил, на деле осуществляет действия, приводящие к ее дестабилизации:

шоковая терапия составляет условие функционирования системы. Расплывчатость идеологических и особенно художественных пожеланий власти таит в себе расчет на их угадывание и «творческую разработку», порождая принцип неопределенности. К.

Лефорт отмечает важность неопределенности и пустых мест для осуществления проекта тоталитарной власти: в ситуации неопределенности, нелокализуемого и неизображаемого пространства реальные властные отношения реализуются в ожидаемых и одновременно непредсказуемых сторонах. Таким образом, сама система воспроизводит ситуацию непредсказуемости, негарантированности, одновременно создавая иллюзию преодоления неопределенности. Чем более неопределенными были требования, тем эффективнее и полнее проходил процесс тотализации. В результате создавался всеобщий социальный языковой код, почва для взаимопонимания в обществе, что вовсе не означало принятия всеми идеологических догм. Соцреализм – это культурно-художественное поле, особым образом организованное и подчиненное стратегическим целям. Эти цели выражают стремление тоталитарной системы взять под учет и контроль все проявления культурной жизни, что ведет к «перенасыщенности» поля и его функциональной расплывчатости. Иллюзия же полной стабильности достигается не столько реальной унификацией, сколько ритуализацией всех отправлений культурной жизни.

Неопределенность как характерная черта дискурса сказалась, прежде всего, в теоретической разработке самого термина «соцреализм». Предикат «социалистический» лишен ассоциативной эстетической конкретности, он не уточняет, а зашифровывает значения. Состояние неопределенности достигалось на пути преобладания негативных определений соцреализма над позитивными. Определение уклона было более важным, чем позитивное определение требуемого содержания. Запретительная функция в соцреализме – самая важная. Синтетичность требований носила умозрительный, при этом императивный и карательный, характер: это позволяло критиковать любую работу за односторонность и неполноту. Понятие соцреализма выполняет функцию своего рода «террора» над художественной культурой, поэтому теория соцреализма заинтересована в возможно более неопределенной, расширительно-расплывчатой формулировке понятий, что достигается нагнетанием тавтологических формулировок. Однако удерживание в состоянии неопределенности достигается при условии отказа от критической рефлексии, то есть от философской эстетики и вообще от метатеории. Вместо обобщающих теоретических работ издаются хрестоматийные сборники отрывков и цитат.

Теоретический дискурс занимается не прояснением, а затемнением смысла («зашифрованный термин»), он не в состоянии объяснить суть происходящих в искусстве процессов. Теория соцреализма была не рефлексией его механизмов, а их декларацией.

Предельная прагматизация сознания и деятельности тоталитарной власти делает невозможным теоретическое формулирование.

В самих произведениях искусства можно зафиксировать необязательность художественных элементов, которая вытекает из готовности к любым манипуляциям.

Эксперимент с языком и формой в принципе исключается политикой подвижного, но в каждый момент правильного содержания. Принцип неопределенности превращает произведение искусства в открытый текст, который строится не в соответствии с некой собственной, имманентной логикой, а во взаимодействии с внешней референтной системой. Его имманентная черта состоит именно в готовности реагирования на импульсы извне.

В основе тоталитарного дискурса лежит специфическое взаимодействие власти и массы, система их коммуникации. Она определяется действием принципа демократического централизма (соотношением двух видов речи: совещательной и документной – А. Романенко). Любое дело подлежало всестороннему обсуждению (волеизъявление масс), обязательно заканчивающемуся выработкой единого и единственного мнения, которое формулировалось в документе и отступление от него запрещалось. Таким образом, документ в этой системе, обладая несомненным авторитетным характером, будучи рычагом власти, не воспринимался в качестве такового, так как ему предшествовала точка зрения большинства. Демократический централизм порождал особые художественные модификации: произведение соцреализма должно было закрепить союз власти и массы в форме своеобразного документа. Деловой документ выполняет функцию метатекста для всех произведений соцреализма.

Соцреалистический дискурс «диалектически» снимает разницу между документом как сообщением, соответствующим какому-либо событию, и документом как нормативным текстом власти: документальное и документное в нем выступают как тождественные.

Особенности документа как текста объясняют многие черты соцреалистического искусства: нормативность, управленческая действенность, персональная ответственность, хроникальность, принудительность, реалистичность, однозначность, редукция стилевых характеристик, единственность интерпретации.

Действенность дискурса обеспечивается определенными семиотическими процедурами установления жесткой мотивированной связи между знаком и денотатом.

Действия со знаками и предметами мыслятся как изоморфные: слово равно делу. Истоки этого процесса находятся в средневековой восточно-христианской семиотической модели, исходящей из неконвенциональной трактовки отношений знака и денотата. По отношению ко всей сфере художественного творчества отказ от конвенциональности можно трактовать как запрет на художественную условность. Процедуры согласия и готовности действовать не предполагают промежуточную процедуру рефлексии, то есть сигнификации.

Прагматическое наполнение коммуникации ведет к перестройке всей семантической сферы. Максимальная действенность возможна только при утрате нейтральных значений.

Вслед за А. Романенко мы назвали этот процесс десемантизацией. Десемантизация – это упрощение семантики путем сведения сложных значений к бинарной структуре.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»