WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

Алленов и Л. Ржевский обратились к выявлению абсурдного характера основных терминов, категорий и определений соцреализма. Отдельно нужно выделить литературу социолингвистического плана, исследователей советского языка, речи и дискурса, которые помещали их в широкий культурный и идеологический контекст: это труды Г.

Винокура, Н. Кожевниковой, Н. Купиной, М. Эпштейна, А. Романенко. Разработке институциональных аспектов соцреализма посвящены исследования Лозаннской школы славистов: Л. Геллера, А. Бодэна, Т. Лахусена.

Наиболее общие концепции тоталитарной культуры, мышления и языка в интересующем нас повороте к искусству разрабатывали Х. Арендт, Т. Адорно, Э. Фромм, В. Беньямин, Ж.-Л. Нанси, Ф. Лаку-Лабарт, С. Жижек, С. Зонтаг. Много сделали в плане поиска отличительных признаков отечественного варианта тоталитаризма, российской модернизации и искусства при тоталитаризме М. Рыклин, Л. Гудков, А. Якимович, И.

Смирнов, Л. Ионин, Н. Козлова, И. Голомшток, А. Генис, А. Гольдштейн, М. Берг, Б.

Гройс.

Методы социальной и культурной антропологии, прежде всего, П. Бурдье, применили к советской повседневности Н. Козлова, И. Сандомирская, К. Богданов, И. Утехин, С.

Бойм. Они предложили для описания советской повседневности, сформировавшейся в условиях взаимодействия российских социальных традиций и тоталитарных методов конструирования действительности, категорию «коммунальности». Особенностями коммунального сознания, коммунальной речи и коммунального видения занимались М.

Рыклин, В. Тупицын, Е. Деготь, Ю. Мурашов, А. Гольдштейн. Итоговый социальнопсихологический и антропологический портрет нового человека составился благодаря работам Р. Кайуа, Ю. Щеглова, Л. Гудкова, Л. Ионина, Л. Карасева, А. Якимовича, М.

Геллера, И. Кабакова, Л. Гинзбург, Л. Ржевского. Философский уровень анализа антропологических трансформаций и их последствий был задан концепцией негативной диалектики Т. Адорно, гипотезой дефицитарности человеческой природы А. Гелена, трактовками связи неклассической рациональности и советского типа сознания, предложенными М. Мамардашвили. Специфическую советскую метафизику и экзистенцию на конкретном материале искусства анализировали А. Недель, Н. ДрубекМайер, И. Кабаков, Л. Карахан, Б. Гройс.

О роли идеологии в конструировании социального порядка, сознания, языка и художественной культуры писали Ш. Плаггенберг, К. Гирц, С. Зонтаг, О. Марквард, М.

Эпштейн.

Тематизируя место адресата в художественной коммуникации, мы опирались на положения рецептивной эстетики, идеи М. Бахтина, легшие в основу общего в эстетике ХХ в. коммуникативного поворота, В. Тюпы о ведущей роли адресата в трансформации парадигм искусства, эстетические теории искусства, трактующие его сущность как социально-коммуникативную, А. Еремеева, М. Кагана, С. Раппопорта. Важнейшим источником стали труды по социологии чтения Л. Гудкова, Б. Дубина, Т. Лахусена.

Материал для анализа вкусов, предпочтений массового советского адресата как заказчика нового искусства дали Е. Добренко, М. Туровская, Т. Чередниченко, Н. Зоркая.

По проблеме автора существует огромная литература, которую можно разделить на следующие группы. Во-первых, философско-эстетическая концепция автора М. Бахтина, идеи о трансформации авторского сознания и статуса автора в ХХ веке Р. Барта, В. Тюпы, И. Есаулова, В. Библера, М. Берга, Б. Гройса, О. Мандельштама, И. Смирнова. Во-вторых, работы, посвященные исследованию историко-культурных и социально-эстетических особенностей и процессов формирования авторских личностей в первой половине ХХ в. в целом и в России в частности: Е. Добренко, К. Богемской, М. Голубкова, М. Чудаковой, М. Литовской, Т. Снигиревой, В. Прокофьева, Г. Белой. В-третьих, работы исследователей, тематизирующих многообразие авторских стратегий в условиях советской цензуры, государственного заказа, давления массового адресата: А.

Жолковского, М. Гаспарова, Б. Парамонова, С. Рассадина, А. Белинкова, Ю. Щеглова, М.

Берга, Е. Деготь, Б. Зингермана, Г. Ревзина. Особую группу составили те источники по «горьковедению», в которых делался акцент на мировоззренческих, социальноповеденческих и философско-эстетических концептах творчества М. Горького: это работы С. Сухих, М. Агурского, Б. Парамонова, В. Гудова, В. Юдина, Г. Гуковского.

Работ, в которых бы предлагались философские концепции для объяснения особенностей соцреализма как эстетической модели всех видов искусства, крайне мало.

Гипотезы высокого уровня обобщения, которые помогли нам построить такую модель, мы нашли у К. Кларк, Р. Робин, Б. Гройса, М. Ямпольского, В. Тюпы, В. Паперного, Х.

Гюнтера, Е. Деготь, А. Якимовича, А. Гольдштейна, С. Кропотова.

Для достижения целостности и системности в интерпретации соцреализма мы опирались на материал практически всех видов искусства. Использовались работы искусствоведов, специализирующихся на советском периоде, прежде всего тех, кто вписывали искусство в политико-эстетический проект власти: в области изобразительного искусства и архитектуры – А. Морозова, М. Алленова, Е. Деготь, В. Паперного, И.

Голомштока, А. Якимовича, Г. Яковлевой, С. Хан-Магомедова, М. Германа, В. Полевого;

в киноведении – В. Цивьяна, О. Булгаковой, Н. Нусиновой, Ю. Мурашова, Н. Клеймана, М. Туровской, С. Хэнсген; в музыкознании – Т. Чередниченко, Ф. Розинера, Н.

Шахназаровой. Наиболее активно разрабатывались проблемы соцреализма на материале литературы, здесь можно выделить несколько групп исследователей и направлений.

Начатое американскими и европейскими славистами и подхваченное российскими учеными направление объяснения эстетики и поэтики соцреализма структуралистскими и постструктуралистскими методами дало огромный материал для обобщений. Их анализ выявил в устройстве соцреализма признаки архаических, фольклорных, религиозных, мифологических структур коллективного бессознательного, что позволило трактовать соцреализм как укорененный в культуре, а не произвольно сконструированный властью. К этой группе можно отнести труды К. Кларк, Р. Робин, Н. Тумаркин, У. Юстус, Х.

Гюнтера, а также постоянно работающих в общих европейских проектах А. Жолковского, Ю. Щеглова, М. Ямпольского, А. Эткинда, Г. Фрейдина, Л. Ржевского, Е. Добренко, М.

Гаспарова, отечественных исследователей Н. Лейдермана, М. Голубкова.

Однако в целом можно зафиксировать недостаточность в современной эстетической мысли методологических конструктов для описания таких сложных, пограничных и гибридных по своей природе феноменов как соцреализм и советское искусство, определенную исчерпанность категорий классической и модернистской философии искусства. Для решения обозначенных выше задач необходимо выработать новую методологию, опирающуюся на смежные с эстетикой области.

Объект исследования – искусство соцреализма. Предмет исследования – советское искусство периода 1930-х – начала 1950-х годов, взятое в отношениях и связях с культурой, идеологией, повседневностью, системой власти, художественными традициями и влияниями отечественного и мирового происхождения.

Цели и задачи исследования.

Главной целью работы является философско-эстетическая реконструкция искусства социалистического реализма как исторической системы в единстве ее коммуникативных, культурно-антропологических, идеологически-дискурсивных и художественных координат.

Достижение поставленной цели повлекло за собой решение ряда исследовательских задач:

1. Вычленение порождающего ядра соцреализма, в основе которого лежит единство художественного сознания и дискурса, организующего все звенья художественной системы от автора до адресата; поиск оснований художественной специфики соцреализма в контексте советского сознания и речевых практик; анализ идеологической составляющей метахудожественного уровня соцреализма;

2. Анализ культурно-антропологических характеристик «нового человека» как основания предмета соцреализма; поиск необходимых социокультурных факторов и исторических условий, при которых образуется, закрепляется и воспроизводится человеческий тип, испытывающий потребность в соцреалистическом искусстве.

3. Характеристика основных звеньев художественной коммуникации: адресата и автора соцреализма; выявление конструктивной роли адресата в художественном процессе, его влияния на формально-содержательные составляющие советского искусства.

4. Исследование проблемы автора соцреализма в контексте эстетических теорий, концептуализирующих трансформации авторского сознания в ХХ веке; теоретическое выведение модели «идеального типа» автора соцреализма.

5. Типологизация авторских стратегий приобщения к соцреализму на базе различных исходных эстетических платформ и поколенческих габитусов.

6. Исследование способов приспособления к соцреалистическому дискурсу на уровне художественного сознания авторов и поэтики произведений искусства.

7. Выявление социокультурных, повседневных, экзистенциальных оснований, содержательно определивших ведущие концепты соцреализма: «жизнь в революционном развитии», «народность», «жизнеподобная образность», «борьба с формализмом».

8. Осмысление соцреализма в контексте художественных и эстетических тенденций мирового искусства и культуры в период 1930-х – начала 1950-х годов.

9. Деконструкция концепта «реализм» с целью выявления в нем скрытого содержания, соотнесение требования «реалистичности» с другими важнейшими установками советской культуры.

10. Систематизация основных категорий поэтики соцреализма: специфика художественной условности, отношение к форме, языку; определение содержательносмысловых и формально-стилистических границ художественности в соцреализме.

Методологические основания исследования заданы как предметом анализа, так и основными задачами.

Во-первых, в основу исследования положены принципы историзма, следование которым позволяет точно определить степень уникальности советского искусства.

Во-вторых, системный подход к искусству соцреализма дает возможность максимально объективного взгляда на его природу, позволяет избежать односторонне идеологической трактовки его существования в культуре.

В-третьих, использован метод восхождения от мировоззренческих и социальноисторических оснований советской культуры к экзистенциальным, эстетическим и формально-стилистическим особенностям порождаемого ею искусства.

В-четвертых, социологический и культурно-антропологический подходы открывают целое поле неизвестных и неизученных ранее закономерностей развития художественного процесса, в результате которых соцреализм предстает не навязанным властью в одностороннем порядке проектом, а необходимо и постепенно складывающейся художественной практикой.

В-пятых, применение классических категорий философской эстетики: художественная условность, образность, форма, поэтика, художественность позволяет трактовать соцреализм как специфический тип искусства, особую эстетическую целостность, преодолеть вульгарно-социологический подход к советскому искусству и излишнее морализаторство в оценивании его продуктов.

В-шестых, активно привлекался метаэстетический подход, представленный анализом концептов теории, художественной критики, цензуры соцреализма.

Основная линия исследования строилась на гибком и равноправном сочетании анализа художественных текстов соцреализма и его «идеологии», метахудожественных теоретических дискуссий, обсуждающих концептуальные модели, сквозь призму которых может быть уловлена уникальность соцреализма.

Содержательно логика и структура диссертационной работы строится следующим образом: от прояснения дискурсивных основ соцреализма как типа искусства, возникающего и функционирующего только при постоянной поддержке идеологической риторики и институтов власти, через анализ центральной проблемы культуры и искусства – «нового человека», последовательно исследуемого в качестве реального продукта эпохи социалистической модернизации, адресата советского искусства и его творца. Логика эстетического исследования завершается анализом внутрихудожественных связей соцреализма, системным пониманием его содержательно-смысловых и формальностилевых характеристик, его поэтики. Работа заканчивается ответами на главные вопросы любой философии искусства: что есть произведение искусства в данной художественной системе Каковы его границы Каков его социокультурный статус Как отличить его среди других артефактов культуры этой эпохи Научная новизна работы:

– новой является, прежде всего, сама тема диссертационного исследования. При всем фактическом богатстве отечественного искусствоведения важнейший феномен культуры и искусства – соцреализм, во многом определивший судьбу, лицо и память отечественного искусства в ХХ веке, ни разу не являлся предметом самостоятельного критического системного исследования в контексте советской цивилизации;

– новой для отечественной эстетики является комплексная методология (культурноантропологический и институциональный подходы, принципы «нового историзма», дискурсивный анализ), ранее недостаточно использованная для анализа искусства вообще и соцреализма в особенности;

– новым является целый ряд тематизаций соцреализма: соцреализм и дискурс;

отношение к трансцендентальному; экзистенциальная проблематика; соцреализм и господство визуальных образов; соцреализм и практики повседневности; исторические аналоги соцреалистического произведения искусства;

– новым является взгляд на соцреализм и советское искусство в целом не как на отклонение от магистрального пути развития искусства ХХ в., а в контексте его важнейших парадигматических констант: массовости, власти идеологий, травм модернизации, антропологических экспериментов, утопизма, господства визуальных образов, неотрадиционализма, «смерти автора».

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»