WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

Категория цивилизованности помогает определять и оценивать только названный потенциал и характер общественной жизнедеятельности людей, В ТО время как понятие цивилизации охватывает все формы жизни и проявлений людей данного общества: цивилизованные и нецивилизованные. Известный французский историк Л.Февр упоминает о "цивилизациях племен нецивилизованных"4. Это свидетельство того, что цивилизация не исключает наличие в обществе варварства и что ее качественные изменения реализуются людьми не безоблачно, а в противоречиях и борьбе их цивилизованных и нецивилизованных намерений и действий. Общая тенденция разрешения этих противоречий – победа цивилизованности, которая демонстрирует развитие созидательного человеческого потенциала и совершенствование социокультурной среды жизнедеятельности общества на основе отбора и аккумуляции всего лучшего даже в условиях реализации таких нецивилизованных форм, как война, революции, разные экстремальные ситуации и движения. Такое понимание механизма реализации и развития цивилизации открывает новые методологические возможности анализа ее структур и изменений, особенно во взаимосвязи с ведущей тенденцией и аналитической формой ее изменения и развития – цивилизованностью.

Эвристическое значение последней при этом – раскрытие характера, качества человеческих действий, сил и мотиваций реализации цивилизационного процесса. Понятие цивилизации же помогает конкретизировать содержание, исторический уровень развития и социальные формы проявления цивилизованности людей, групп.

Выяснение основ порождения, смысла и содержания категории цивилизованности – это только часть выявления целостной развернутой концепции данной категории. Еще требуется уточнение ее функциональных ролей, с одной стороны, как меры оценки характера проявлений людей, а с другой – как критерия человеческого и общественного прогресса.

Февр Л. Бой за историю. М., 1991. С.240.

Конечно же, функциональные особенности категории цивилизованности вытекают из выясненных человеческих /гуманистических/ и социальнопрактических /созидательных/ основ ее порождения и реализации, делающих ее важной методологической и аксиологической единицей "человеческого измерения". Об этом идет речь в Главе II "Цивилизованность как мера разрешения противоречий человеческого бытия и развития".

Исторически понятие меры складывается уже в древности в математически исчисляемых единицах. Было выяснено, что человек – мера всему преобразуемому и окружающему миру. Но чем, какой мерой оценивать действия и поступки его самого Решению этой сложнейшей, загадочной, почти совсем неизученной до сих пор проблемы, посвящен § 1 «Мерное значение цивилизованности».

Через призму древнегреческой и гегелевской диалектики автор уточняет смысл понятия меры как связи и сочетания границ количества и качества явлений, либо соразмерного единства этих границ, либо его нарушения посредством скачка и перехода через меру в чрезмерность, широко представленных в позициях и высказываниях Пифагора, Гераклита, Демокрита, Сократа, Аристотеля, Лао-цзы, Мо-цзы, Гегеля и др. Диссертант рассматривает вопрос о мере человека как вопрос о "человеческом измерении", а значит, мере прежде всего человеческого в человеке. Выявляется, что понятие меры человеческого в человеке – это "интервал, в рамках которого человек остается в единстве своего качества и количества, т.е.самим собой" /В. Е. Кемеров/.

Мера человека в количественном отношении - это человеческая адекватность в рамках определенных физических границ, переход через которые ведет к потере человеческого качества. Об этом напоминал еще Пифагор, отмечая, что "ни в питье, ни в пище не должно преступать соразмерности". Понимание древними человеческой меры или соразмерности, по мнению диссертанта, касалось в основном физических и разумнопсихических, а также морально-этических сторон и норм жизнедеятельности человека, людей. Встает вопрос: выражают ли эти стороны и нормы даже в совокупности сущность и меру человеческого в человеке. Ответ: только частично, ибо речь должна идти об объективно коренящейся сущности человека и его мере.

Эта сущность неоспоримо заложена в способе, которым человек воспроизводит и развивает свои человеческие силы и жизненные способности, т.е. в его предметно-практической созидательной деятельности и совместной ответственности. Любые человеческие действия и намерения имеют исходную меру - практическую ориентированность на воспроизводство и развитие своей жизни и свою самореализацию. Эта мера, по мнению автора, есть исходная сущностная и общезначимая мера человеческого в человеке. Она имеет количественные границы, но в человеческой адекватности все же приоритет принадлежит главному качеству /а не количеству/ человека - названной форме деятельности, или человеческой цивилизованности. Вместе с тем известно и другое субстанциальное качество человека - его разрушительная деятельность и безответственность, выражающие меру нецивилизованности.

Мерная особенность категории цивилизованности сосредотачивается, с одной, стороны, в её человеческой качественности, а с другой - в коренной противоположности античеловеческой качественности-нецивилизованности.

Человеческая качественность цивилизованности - в ее социальногуманистической созидательности и ответственности во благо людей, общества. Это имманентные признаки её идеально-обобщенной мерности. Они эталоны её общезначимости и продуктивности в жизни людей. Поэтому цивилизованность - это мера адекватности или противоречия оцениваемого явления интервалу её характера и названных признаков, Измерение с её позиции предполагает адекватность ей и учет грани ее кардинального изменения, перехода в свою противоположность нецивилизованность. Отсюда понимание цивилизованности как меры, "узловой линии отношений", "специфического сколько" /Гегель/, или предела качественного количества, адекватного своеобразия, позволяющего, хотя и относительно, но более-менее точно оценивать цивилизованность/нецивилизованность действий и намерений людей. Между цивилизованностью и нецивилизованностью нет мерной количественнокачественной связи непрерывности и прерывности, а есть только кардинальный скачок от качества и характера одной к качеству и характеру другой, от инструментально-оценочной меры одной к инструментально-оценочной мере другой. Дело в том, что логика постепенного количественного изменения характера действий и поступков людей по шкале "больше-меньше", "вышениже" и последовательного перехода этого характера в качественно иной в человеческой жизнедеятельности не действует, поскольку последняя регулируется духовными формами, а не физическими структурами, как в природе. Отсюда скачкообразный переход от меры цивилизованности к мере нецивилизованности. Но мера цивилизованности включает в себя меру последней как свое иное, противоположное и выступает своеобразной призмой оценки явлений на адекватность или противоречие их цивилизованности.

Логика оценки, измерения здесь по формуле "или-или", третьего не дано.

Цивилизованность как мера применима к оценке всех явлений жизнедеятельности людей и особенно их противоречий как основы и движущей силы развития этой жизнедеятельности. Рассматривается типология внутренних и внешних противоречий. Ключевым моментом для оценки противоречий с позиций цивилизованности выступает характер их разрешения либо во благо, либо во вред людям обществу. Рассмотрение цивилизованности как меры разрешения противоречий внутреннего мира, бытия и развития людей автор заимствовал из представлений о мере как связи противоположностей и определенном типе, характере разрешений их противоречий. Авторы такого понимания меры В.В.Ким, В.В. Кузьмин, И.Я. Лойфман, М.Н. Руткевич, А. Д.

Огурцов и др. Оно стало определяющим для мерности цивилизованности на примерах противоречивости действий людей, утрате ими ответственности и социально-гуманистической ориентированности, когда, положим, несоблюдение границ политической гибкости и реальности заканчивается авторитарной беспринципностью, помпезность власти – произволом, неуправляемость экономики – стагнацией и кризисом и т.д.

Раскрывая мерные возможности категории цивилизованности, автор обратил внимание на важнейшую роль её в оценке специфических путей и средств развития разных сфер жизни общества. Ясно, что для каждой из этих сфер характерны свои противоречия и их разрешение связано со специфическими путями и средствами. Цивилизованность как мера не может напрямую включаться в разрешение всех этих специфических противоречий, но в её возможностях выдвижение общего требования в это разрешение, исходящего из её сущности и отличительных признаков, чтобы оно осуществлялось во благо человека и общества пусть и специфическими путями и средствами.

Другое мерное требование к разрешению противоречий каждой особой сферы общества - это нахождение более адекватных данной сфере специфических путей и средств оценки и разрешений ее противоречий во благо её саморазвития, с одной стороны, и обогащения и развития людей, общества - с другой. Сейчас такие пути и средства во многом определены, но общественная практика, как известно, не стоит на месте, поэтому требуется постоянное переосмысление и обновление этих путей и средств.

Цивилизованность как мера позволяет оценивать состояние, особенности противоречий социокультурного облика людей, конкретные методы разрешения, этих противоречий. Она же помогает исторически конкретизировать содержание и достижения цивилизации и культуры определенной эпохи, интегрируя в себе эти достижения как один из главных способов их реализации в производительных силах людей, общества, цивилизованность выступает самым очевидным показателем и мерным фактором данных достижений цивилизации и культуры. Её мерность выражается не только в сравнительном показе достижений общества, цивилизации и культуры разных эпох, но и в возможностях прогнозирования новых путей и средств их развития, а также управленческих форм реализации этого развития.

Выявленные особенности категории цивилизованности как инструмента "человеческого измерения" требуют уточнения места и роли в этом измерении и такой категории, как нецивилизованность, чему и посвящен §"Цивилизованность и нецивилизованность".

Категория нецивилизованности изучена еще меньше, чем категория цивилизованности. Данные категории – противоположности, выражают разный уровень исторической зрелости человеческого в человеке, а также разные типы и формы его деятельных проявлений, отношений в обществе.

Конкретизируя исторические основы формирования и проявления нецивилизованности как коренного свойства предчеловека. диссертант обосновывает её связь, во-первых, с естественно-природными формами жизнедеятельности данного предчеловека и, во-вторых, с противостоянием ему природных условий его существования и выживания. Нецивилизованность предчеловека не имела той негативной сущиости и направленности, которую она приобретает в более развитых условиях общественной жизни людей.

Нецивилизованность предчеловека была вынужденной и служила способом его выживания путем насильственно-разрушительных форм борьбы с "врагом" - всей противостоящей ему природой, представителями чужих племен.

Нецивилизованность предчеловека стала предпосылкой его цивилизования, перехода от способа приспособления к условиям природы к способу ее целесообразно-практического преобразования. Животноподобная нецивилизованность в процессе формироввания человека уступает место цивилизованности, но все же остается ключевой формой зависимости его внутренней биопсихической природы от природы внешней естественной.

Биопсихические формы нецивилизованных проявлений людей, жизни и поведения их в природе и обществе уже обстоятельно рассмотрены в понятиях и формах психоанализа /З.Фрейд, К.Г.Юнг/, деструктивного поведения /Э.

Фромм/, "машинерии" бессознательного /М.Фуко, Ж. Дедез, Ж.Бодрийар/, аномалии личности /Б.С. Братусь/, негативной субъективности /А. Кожев/ и др.

Диссертант обосновывает социально-философский аспект трактовки и форм проявления нецивилизованности как явления социальной практики и теории, органически взаимосвязанного с цивилизованностью, причем, не только через историческую взаимообусловленность основ их формирования, но и процесс их реализации одними и теми же субъектами.

Во взаимосвязи цивилизованности и нецивилизованности последняя рассматривается как коренная противоположность первой. Если категория цивилизованности обозначает способ и меру социально-гуманистического, сотруднического воспроизводства и развития людей во благо себя и общества, то категория нецивилизованности – способ и меру эгоистического воспроизводства и развития только себя и за счет насилия над другими людьми, или труда этих других людей, общества в целом.

Современные корни нецивилизованности людей заключены и в их животноподобных инстинктивных эгоистических желаниях, и в формах сублимации этих желаний в общественные средства своего господства, процветания за счет эксплуатации и отчуждения других людей. Противоречия между благой целью своей более полной самореализации и варварскими средствами её осуществления порождают все новые и новые формы нецивилизованности, а также такие крайние её формы, как антицивилизованность и особенно "цивилизованное варварство". Эти последние есть формы и меры неадекватного проявления человеческого в человеке, его разрушения и отрицания. Антицивилизованность выступает формой и мерой преднамеренного эгоистического насилия с келью присвоения природных и социальных благ нетрудовым и незаконным путем отчуждения человеческого от человека. Возникает ситуация безответственного господства представителей собственности и власти над подчиненными работниками, представителями и природными ресурсами всего общества. Проявления "цивилизованного варварства" связаны со вое более изощренными научнотехническими средствами потребления и разрушения природы вне человека и его самого. Человек сам в угоду своим желаниям получения удовольствия или материальной выгоды совершает насилие над чужой или своей жизнью, разрушает её.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»