WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Именно ослабив свою катарсичность, образность, общественная система становится уязвима для своих противников и не столь привлекательна, как прежде, для многих своих сторонников. Однако это совсем не значит, что и в данном плане система погибла сама собой. В идеологической борьбе "капиталистический Запад" приложил все усилия, чтобы привлекательные образы мира ассоциировались у людей, живущих в "советской коммунистической империи" с иным общественно-политическим строем, иными социальными ориентирами. Пропаганда последних лет советской эпохи, словно забыв о былых достижениях, изъяснялась длинными, сухими, не цепляющими за душу фразами.

Молодежная аудитория, весьма расположенная к восприятию различного рода красочных обрядов, противилась вмешательству вербальной пропаганды в частную жизнь, сферу досуга. При отсутствии новых образных альтернатив пропагандистским образам "буржуазного мира" сила разоблачений "происков мирового капитализма" и прославлений "развитого социализма" оказалась недостаточной. Инициативой овладела противоположная сторона, последствия чего известны. Нельзя сказать, сколько времени могла бы просуществовать еще советская эпоха. Но исход противоборства двух мировых систем не был столь предрешен, как это представляется в настоящее время. И геополитическая ситуация в мире ныне могла быть совсем иной.

В третьем параграфе "Образно-ментальный слом и проблема его преодоления в современной России" рассматривается, как радикальными политиками постсоветского времени было развернуто и продолжается комплексное наступление на культурный мир, духовно-психологическую атмосферу предшествующей эпохи. Данные процессы вполне объяснимы.

Наше общество в советскую эпоху ныне принято именовать "идеократическим". Но оно, как отмечается автором работы, являлось и "эйдократическим" (от "эйдос" - образ), то есть в духовном отношении живущим наглядно-чувственными образами, управляющимся (и самоуправляющимся), самоидентифицирующимся с помощью этих закрепленных в культуре, менталитете общесоциальных и внутриличностных образов. Поэтому свержение советского строя обретает дополнителъные возможности стать в России и на всем постсоветском пространстве необратимым историческим фактом, если в общественном сознании и подсознании, культурном окружении людей осуществляется направленный "слом" унаследованного от прошлого образно-ментального каркаса. Однако ничего общего с демократией данный процесс не имеет и иметь не может, сколь бы прогрессивными призывами данные кампании не сопровождались. При этом политические усилия по радикальному изменению в обществе сознания, подсознания его членов парадоксально воспроизводят некоторые стереотипы старого мышления, прежние ценностные ориентации и жизненные смыслы, но с обратным знаком. Так, элитаристский максимализм российской интеллигенции приходит ныне на смену охватившим сознание аналогичной социальной группы в начале двадцатого века эгалитаристским устремлениям.

Несмотря на происшедшее, в нашем обществе, как утверждает автор, еще продолжают сохраняться духовные, ментальные константы, которые сплачивают сограждан сильнее, чем разделяет их нынешняя принадлежность к противоположным политическим лагерям. В этом автору видится один из важнейших факторов до сих пор не разразившейся в стране гражданской войны. Продолжающая сохраняться в обществе глубинная солидарность препятствует наложению внутреннего конфликта на иные линии имущественного и гражданского размежевания. Формирование такого рода солидарности происходило долгое время, и она не сразу поддается размежеванию. При этом и сформировавшие наш менталитет наглядные образы также образуют материал, скрепляющий общество в единство. Они - необходимый элемент социальности, ее эстетико-катарсический алгоритм, вбирающий в себя многосложную голограмму мира - от внешних обликов окружающей субъекта среды до таинств искусства и сокровенных видений человеческой души. Когда же разрушение образов и знаков внешнего мира усугубляется сломом критериев человеческого мироотношения, катарсического поля граждан, происходит переход общественного кризиса в стадию его кульминации. Потеряв свою "ментальную основу", люди склонны становиться потенциальной ударной силой гражданских войн, крупных социальных столкновений.

Образно-ментальный слом несет с собой угрозу эскалации в обществе насилия. Угроза эта двуедина. С одной стороны, у власти сокращаются возможности удерживать общество как целостность, с другой - у масс теряется чувство устойчивости, общности их жизни. Исчезает нечто, насыщающее жизнь с давних пор, разрушаются привычные ее картины. И значительная часть членов общества становится готова непосредственно встать на защиту попранной жизненной ауры. Ностальгия - это не только тихая тоска о прошлом, уходящем, но подчас и мощный импульс к активному сопротивлению всем исказившим и поправшим его. По латыни "nostos" - возвращение домой, "algos " - страдание, боль. Ностальгия - возвращение домой через страдания и боль. Человек готов пожертвовать собой ради шанса такого возвращения. Происходит "сублимация" тоски людей по ушедшим в прошлое явлениям, событиям, социально-нравственным императивам в ностальгию сопротивления.

Таким образом, будучи следствием нетерпимости взявших власть политических сил к противникам, слом распространенных в обществе культурно-эстетических алгоритмов и способов мировосприятия провоцирует новый уровень столкновения, общесоциального взрыва. Даже если образно-ментальный слом сокращает переход к новому строю, то он ставит общество перед угрозой эскалации насилия.

В трактовке автора образно-ментальный слом не означает, что некая прежде всеобъемлющая парадигма мышления и чувствования, создания художественных образов перестает быть всеобъемлющей. Таким сломом автор считает некое событие, состояние общества, когда под натиском определенных социальных сил, не удовольствовавшихся лишением ореола безальтернативности распространенного в данном обществе культурного, духовного алгоритма, последний подлежит намеренному уничтожению.

Вопреки означенным деструктивным тенденциям автор выражает надежду, что будущий менталитет новой России станет синтезом лучшего, что есть и было в традиционном российском, советском и современном отечественном мироотношении. Появится и нечто совершенно новое, но начинать все с нуля, с чистого листа болезненно и не конструктивно. В единстве обновления и преемственности, в уходе от патернализма и идеологического диктата, в сохранении коллективизма и укреплении гуманистических ценностей - залог социального здоровья и культурного расцвета общества. И не следует опасаться здесь известной эклектичности, которая со временем естественно перестанет быть таковой.

Наряду с понятиями "экономическая безопасность России", "продовольственная безопасность" следует, считает автор, использовать и понятие "ментальная безопасность". Оно должно означать не "железный занавес" российского общества от какого-либо нежелательного духовного, культурного влияния на наших сограждан, а защиту на государственном уровне отечественных нравственных и культурно-эстетических ценностей от уничтожения, акций глумления в их адрес. Только при данном условии возможно оздоровление духовного, социального климата в современном российском обществе.

В заключении подводятся итоги осуществленного исследования, даются практические рекомендации, намечаются перспективные по данной теме направления дальнейшей работы.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Благодаря не только своей рациональной составляющей, но и ассоциативности, метафоричности, сплавлению неповторимого с типичным, наглядные образы культуры, сознания субъекта дают ему значительный ресурс ценностного миропостижения, решения эвристических и социально-преобразовательных задач. Наглядность при этом не сводима к визуальному отображению объекта, которое не является сплошным, но становится сквозным, амбивалентным. Наглядные образы как социально-культурные феномены способны преодолевать порог обыденного сознания, раскрывая субъекту внутренний план отображаемого и основные формы обширных социально значимых явлений и процессов.

2. В исследовании социальной действительности и социальных ожиданий необходимо рассматривать их, кроме прочего, и в образном аспекте, когда образ жизни общества предстаёт в виде наглядного образа и образночувственного мира живущих, действующих в данном обществе людей. Это помогает лучшему постижению исследователем современных ему общественных явлений и реалий, стремлений людей иных исторических эпох.

3. Наглядно-чувственные образы мировосприятия не только выражают, но и формируют, средствами культуры утверждают менталитет общества, способствуют его функционированию и развитию. Менталитет как способ чувствования, стиль умонастроений коллективного социального субъекта выступает, в свою очередь, в качестве внутреннего основания определённого образа жизни и общественного строя, средства самоидентификации личности и социума в целом.

4. Наступление и утверждение в нашей стране советской эпохи, отразившее великие надежды одной части общества и трагедию другой, выявило действенную силу наглядных образов не только в политическом, идеологическом, но и в культурно-эстетическом их значении. При кардинальной смене господствующего в обществе политического строя влияние наглядных образов художественной культуры на массовое сознание и подсознание резко возрастает, увлекая за собой дальнейший ход событий.

5. Выраженная в наглядных образах культуры большая жизнестроительная идея становится значительно более понятной, катарсичной, действенной. Однако насколько сама общественная жизнь богаче и разнообразнее любой идеологии, настолько и культурно-эстетический мир советской эпохи, слитый с коммунистической идеологией, в основном созвучный ей, не сводился к последней. Советская эпоха в сочетании стихийного и целенаправленно формируемого художниками, практиками, идеологами, властью породила свои силуэты, колориты, формы и фактуру, изоморфные этому модели мышления и чувствования, расширенно воспроизводившиеся импульсы общественного поведения. Даже облики повседневного предметного окружения людей обрели в советском обществе сильный потенциал репрезентативности. Оборотная и фасадная стороны данного образа жизни контрастировали и взаимопроникали. Произошло превращение духовной и вещественной среды в эффективное поле всеобщей "советизации". Последняя ни в коем случае не сводима к политике, идеологии, но содержит моменты таковых и ассоциацию с ними хотя бы по смежности.

6. Вопреки наличию некоторых, ныне часто отмечаемых, политических, культурных черт сходства советского общества и германского социума при нацизме, именно последний явился выражением фроммовской формулы "бегства от свободы" под власть твердой руки. Зримо проявившаяся в культуре гитлеровская "машинерия порядка" и поиск "абсолютного стиля" завораживали, привлекали немало сторонников. Но в амбициях сверхчеловеческого не нашлось места человеческому. Всё вырастающее в холодную наджизненную схему теряет свою привлекательность, обрекается на поражение и гибель.

7. Открытие определенной культурной "голограммы" общества, как и сохранение, развитие ее, не являются чем-то непреложным. Поддерживать несравненно труднее, чем найти. Но и сохранение, воспроизводство требуют значительных усилий. Неудачи образности, стиля могут ослабить, деформировать менталитет общества и привести к крушению существующей общественной системы, политического строя, целой исторической эпохи. Смена эпох может быть спровоцирована через субъективный фактор. И образно-стилевая определённость не только обусловлена экономико-политическими обстоятельствами, но и сама, в свою очередь, обусловливает ход кардинальных перемен материальной жизни, общественных отношений.

8. В отличие от "капиталистического Запада", сумевшего обратить себе на пользу молодежную культуру и бунтарский антибуржуазный протест, "развитой социализм" в лице его догматиков-охранителей поступил с точностью до наоборот, вступив в самоубийственную и ненужную борьбу с образами, стилями быстротекущего века и сделав лишь модное, эпатирующее действительно оппозиционным. Обличения официозом образов западной культуры, шоу-индустрии, снискавших расположение и в социалистических странах, ставили наших сограждан перед до конца не осознанным, но рискованным для социализма выбором общественного строя.

9. Ослабив свою катарсичность, образность, общественная система становится уязвима для противников и не столь привлекательна для многих своих сторонников. В идеологической борьбе "капиталистический Запад" приложил все усилия, чтобы привлекательные образы мира ассоциировались у людей, живущих в "советской коммунистической империи" с иным общественно-политическим строем, иными социальными ориентирами. Пропаганда последних лет советской эпохи, словно забыв о былых достижениях, изъяснялась сухими, монотонными фразами. При отсутствии образных альтернатив имиджам буржуазного мира эффективность советской пропаганды оказалась недостаточной. Инициативой овладела противоположная сторона, добившись своей победы.

10. Выступая против заорганизованности культурных процессов нельзя впадать в другую крайность в позиции, что фактически любые попытки внести элементы осознанного управления в процесс развёртывания архитектурного, художественного стиля, образного мира наносят социуму только вред. Нельзя произвольно выдумать характерный для общества стиль, образность. Но намеренно поддерживать или не поддерживать, стимулировать или не стимулировать уже открытую и освоенную в обществе образность уместно и нормально. Первоначально социум может даже не отдавать себе отчета в обаянии своего образного мира, культурной самобытности. Но в дальнейшем такое знание в целях самовыражения, развития социума становится поистине необходимым.

11. Происшедшее крушение советского строя обретает в сегодняшней России дополнительные возможности стать необратимым историческим фактом, если в общественном сознании и подсознании, культурном окружении людей осуществляется направленный "слом" унаследованного от прошлого образно-ментального каркаса. Но сколь бы прогрессивными призывами данные кампании не сопровождались, ничего общего с демократией они не имеют и иметь не могут.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»