WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

В познавательной творческой деятельности творческая активность выступает в качестве детерминирующей составляющей процесса поиска новых знаний и выражается в таких категориях как познавательная активность (Матюшкин, 1972), интеллектуальная активность (Богоявленская, 1983; Крутов, Лисина, 1986), волевая активность (Высоцкий, Селиванов, 1996), творческая активность (Ермолаева-Томина, 1990; Пу фоль-Струзик, 2003), надситуативная активность (Петровский, 1975; Кудрявцев, 1996). В исследованиях креативности (Козленко, 1990; Дорфман, 2002; Ковалева, 2002; Гилфорд, 1950; Маслоу, 1957; Торренс, 1965), творческого потенциала (Матюшкин, 1996; Яковлева, 1997), интеллектуальной активности (Богоявленская, 1983), творческих способностей (Дружинин, 1996; Гилфорд, 1967), надситуативной активности (Петровский, 1975; Грязева, 1992; Маркина, 2003), дивергентного мышления (Дорфман, 2002; Гилфорд, 1950), креативного мышления (Пономарев, 1983) творческая активность выступает динамической образующей процесса интеллектуальной и познавательной деятельности. Проблема изучения творческой активности в познавательной творческой деятельности заключается в том, что, являясь имплицитно объясняющей составляющей познавательной творческой деятельности, сама творческая активность не имеет базовых оснований для категоризации.

Дифференцирование форм проявления творческой активности относительно получаемого творческого продукта имеет три тенденции. 1) Разделение творчества на внутренний творческий акт, имеющий значение только для автора, создание творческого продукта рассматривается как воплощение. 2) Творческий продукт как обнаружение творчества вовне, направленный на получение реального продукта, определяется как объективация, или овеществление (Петровский, 1992; Грязева, 2000). В зарубежной психологии именно продукт чаще всего рассматривается в качестве проявления творческости (Маслоу, 1957, Амабайл, 1982; Хеннеси, 1988). 3) Продуктивная реализация творческой активности описывается через снятие оппозиции внешнего продуктивного (для других) и внутреннего (для себя) творчества.

Исследование феномена творческой направленности личности, включающего способность личности генерировать творческую активность, имеет свой генез развития в отечественной и зарубежной психологии. В отечественной психологии проблема творческой направленности личности решается в различных аспектах взаимного преобразующего влияния внешних и внутренних факторов (Лазурский, 1908; Леонтьев, 1975; Рубинштейн, 1963; Анцыферова, 1981; Абульханова-Славская, 1981; Шорохова, 1997; Пономарев, 1976, Грязева, 1992; Петровский, 1996; Яковлева, 1997; Максимова, 2001). Проблема творческой активности находит свое решение в изучении творческой одаренности. Исследовательская творческая активность, выражающаяся в обнаружении нового, в постановке и решении проблем, наряду с познавательной мотивацией, возможностями прогнозирования и предвосхищения, способностью к созиданию идеальных эталонов в концепции А.М. Матюшкина (1989) образует интегральную структуру одаренности. Оригинальную 3-х уровневую объяснительную модель индивидуальных характеристик креативности предложили Л.Я. Дорфман и Г.В. Ковалева (2002). Исходя из концепции «Полимодального Я» рост креативности связан с возрастанием выраженности Я-Авторского, Я-Превращенного и уменьшением выраженности Я-Вторящего (Дорфман, 1997, 2000, 2002; Ковалева 2002). В зарубежной психологии исследования креативных людей позволили выделить специфический набор особенностей, проявляющихся у творческих личностей: способность смещаться от одних крайностей к другим в континууме одних и тех же черт, проявления чрезмерных флуктуаций между состояниями (Барон, Херингтон, 1981; Кишкжентмихалый, 1997; Мартиндейл, 1989; Гудвин, Джемисон, 1990).

Проблема изучения творческой активности в аспекте изучения личности заключается в том, как понимается источник, обуславливающий творческую направленность личности, источник мотивации к преобразовательной, инновационной деятельности.

Существует несколько тенденций изучения творческой активности в аспекте исследования творческого процесса. В большинстве теорий, исследующих побуждающие тенденции проявления творческой активности, анализируются два основных па раметра: инициация и направление, которые раскрываются в детерминирующей роли мотивации (Матюшкин, 1989; Чистякова, 1991; Яковлева, 1993). И. Пуфоль-Струзик (2003) в структурно-иерархической модели творческой активности личности, выделила и охарактеризовала следующие виды мотивации творческой активности: независимая личная мотивация, инструментальная мотивация (материальные мотивы и стремление к достижению превосходства над другими людьми), защитная мотивация, общественная мотивация. Представители инновационно-рефлексивного подхода (Степанов, 1990; Семенов, 1990; Варламова, 2002) выделяют три эпистемологические модели представлений об организации (разворачивании) творческого процесса: случайностно-интуитивную (натуралистическую), комбинаторно-фантазийную (технологическую), рефлексивно-смысловую (гуманитарную). Еще одна тенденция изучения проявления творческой активности описывает природу проявления творческой активности в стратегиях творческого процесса (Энгельмейер, 1910; Уоллес, 1924; Осборн, 1948; Патрик, 1955; Пэрнс, 1962; де Боно, 1967; Пономарев, 1976; Альтшуллер, 1964;

Моляко, 1983). Одной из современных тенденций понимания механизмов проявления творческой активности в творческом процессе является использование категорийного аппарата теории катастроф (Арнольд, 1990; Петровский, Грязева, 1992; Грязева, 2002) и синергетики (Пригожин, 1990,1991; Николис, 1990; Хакен, 1991).

Таким образом, творческая активность в контексте отмеченных аспектов является составляющей каждого из них. При этом в одном случае мы говорим о творческой активности, проявляющейся в деятельности, в другом случае – проявляющейся в продукте, в третьем – в психических процессах, в четвертом – в направленности личности. Творческой активности здесь задается статус явления. Однако априори творческая активность создает основания для проявления в каждом из этих аспектов и лишь, затем в них реализуется. Поэтому для исследования творческой активности необходимы основания, которые объясняли бы характер ее проявления в каждом из рассмотренных аспектов единым образом.

Проблема самопознания в психологии решается в системе категорий интроспекция, внутренний диалог, самоосмысление, атрибуция, самоанализ (Чеснокова, 1977;

Знаков, 2001; Павлюченко, 2002; Романова, 2001). Самопознание часто исследуется наряду с понятиями: самооценка (Ананьев, 1948; Рубинштейн, 1957; Белоус, 1967;

Андрущенко, 1979; Ольшанский, 1979; Батурин 1980, 1997; Казанцева, 1995; Киршева, Рябчикова, 1995), самоконтроль (Петровский, Черепанова, 1987), самоотношение (Пантелеев, 1993), самопонимание (Романова, 2001) как атрибут категории самосознание (Мерлин, 1970; Спиркин, 1972; Столин, 1983; Заборовский, 1986). В отечественной психологии категория самопознания предметно получила свое развитие в работах Б.Г. Ананьева, И.И. Чесноковой, В.В. Знакова, Е.А. Павлюченко. Характерная особенность определения процесса самопознания заключается в том, что, во-первых, источником самопознания является собственная деятельность, во-вторых, источник самопознания имеет два уровня: 1) через различные формы соотнесения самого себя с другими людьми; 2) через соотнесение знаний о себе в рамках «Я и Я». В зарубежной психологии самопознание определяется как сумма информации о себе, представленная в индивидуальном сознании (Браун, 1988; Козелецкий, 1990; Дымковский, 1993).

Приемами самопознания считаются: самонаблюдение, самоосмысление, самоанализ, интроспекция, атрибуция. Творческое самопознание традиционно связывают с рефлексией (Алексеев, 1991; Зарецкий, 1991; Пономарев, 1986; Семенов, Степанов, 1991).

Основным научным контекстом для изучения роли рефлексии в становлении творческой уникальности человека являются концептуальные модели и принципы, проработанные в рамках рефлексивно-гуманистической психологии сотворчества (Байер, 1993; Варламова, 1994; Катрич, 1994; Кремер, 1991; Ковалева, 1994; Маслов, 1994;

Найденов, 1989; Полищук, 1994, Похмелкина, 1993; Растянников, 1997; Репецкий, 1994; Сухоруков, 1997; Степанов, 1981-1996; Фролов, 1991). Тема о приемах самопознания тесно связана со способами активизирования самопознания. Традиционно стимулом и исходным пунктом творческой активности считается проблемная ситуация, задача (Матюшкин, 1996; Веккер, 2000; Богоявленская, 2001; Фридман, 1963;

Торндайк, Дункер, 1965). Проблемная задача может варьироваться от актуального вопроса, до модели проблемной ситуации и творческой задачи.

Перенесение по аналогии основных принципов исследования творческой активности на изучение самопознания позволило создать целостную модель творческой активности самопознания, обобщающую и объединяющую существующие представления о творческой активности.

Во втором параграфе «Модель творческой активности самопознания» проводится анализ существующих представлений о творческой активности, в контексте оснований: локус детерминации, вид детерминации и направленность творческой активности, исходя из которых, предлагается целостная модель Творческой активности (ТА). Модель ТА с внутренней направленностью по аналогии с моделью с внешней направленностью обозначена как модель Творческой активности самопознания ТАС.

Представлено, что основания для построения модели творческой активности находятся в сфере детерминизма. Анализ теоретических и эмпирических исследований творческой активности, в частности изучение вопросов: о локализации детерминации психической, познавательной и творческой активности (Г.Г. Шпет, М.М. Бахтин, Л.С.

Выготский, П.Я Гальперин, А.В. Запорожец, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, В.П.

Зинченко, А.М Матюшкин, В.Ф. Гумбольт, П. Жане, Ж. Пиаже), о процессе развертывания творческой активности, то есть о виде детерминации (Пономарев, 1976; Петровский, 1975; Богоявленская, 1983; Моляко, 1984; Маслоу, 1957), о направленности творческой активности (Зарецкий 1980; Петровский, 1996; Степанов, Семенов, 1980,1990; Варламова, 2002) позволяют выделить для построения модели Творческой активности (ТА) следующие основания. Два базовых ортогональных основания: 1.

Локус детерминации. 2. Вид детерминации. В качестве третьего основания для построения целостной модели введена дополнительная мерность – это Направленность творческой активности. Такая трехмерная модель ТА описывает наиболее значимые, по нашему мнению, факторы, обуславливающие все разновидности возникновения и актуальной реализации творческой активности. В качестве единицы модели Творческой активности выступает «тип ТА», образующийся в пространстве пересечения параметров: каузальности/акаузальности и внешней детерминации/внутренней детерминации. Не отраженное в табл.1.1, но подразумеваемое третье измерение в виде направленности активности, позволяет применить модель для всех видов творческой активности, и с внешней направленностью, и с внутренней.

Описаны известные, благодаря исследованиям внешне направленной творческой активности, характерные признаки проявления оснований вида детерминации и локуса детерминации в каждом из типов ТА. По аналогии эти признаки могут использоваться и для типов ТА с внутренней направленностью, то есть типов ТАС.

Внешней детерминацией творческой активности обычно являются внешние обстоятельства, ситуации, люди, воздействия природной и окружающей среды. Аналогии локуса внешней детерминации обнаруживаются в таких явлениях как: «первый и второй поток детерминации» (Дорфман, 1997), «локус внешней каузальности» (Хайдер, 1958; Р. де Чармс, 1968), «позитивное и негативное подкрепление» (Торндайк, 1898; Скиннер, 1953), «валентность внешнего по отношению к поведению последствия и связь между поведением и этим последствием» (Левин, 1936; Толмен, 1959).

Внутренней детерминацией творческой активности являются внутренняя потреб ность в самопознании как аккумулятор, заряжающий поисковую активность человека (Матюшкин, 1984), многоуровневые системы установок субъекта (Узнадзе, 1966; Асмолов, 1996), «causa sui» («причина себя») (Петровский, 1996), «третий поток детерминации – имманентная детерминация (Дорфман, 1997), «креативная установка» (Маслоу, 1962), «внутренняя мотивация» (Вудвортс, 1918; Уайт, 1959).

Таблица 1.1.

Модель Творческой активности Каузальность проявляется в развертывании ВИД ДЕТЕРМИНАЦИИ творческой активности согласно законам форКАУЗАЛЬНЫЙ АКАУЗАЛЬНЫЙ мальной логики, «постулату сообразности» (Петровский, 1992), «принципу детерминизма» I тип IV тип Тип внешне (Петровский, Ярошевский, 1998). АкаузальТип внешне де- детерминиротерминированной ность проявляется в развертывании творчеванной кауакаузальной ТА ской активности согласно закономерностям зальной ТА неравновесных систем (Пригожин, 1991), II тип III тип принципу «неадаптивности» (Петровский, Тип внутренне Тип внутренне 1992), феномену «синхронии» (Юнг, 1957).

детерминиро- детерминирован ванной кау- ной акаузальной Акаузальность в настоящем исследовании расзальной ТА ТА крывают такие родовые понятия как: «немотивированные действия» (Петровский, 1996), «дивергенция» (Дорфман, 2002; Гилфорд, 1957), «когнитивная сложность» (Бьери, 1953), «тенденции к флуктуациям между состояниями» (Гудвин, Джемисон, 1990);

«феномен творческой невоплощенности как деструктивности» (преобладание неадаптивных проявлений творческой активности) (Максимова, 2001).

Приведены характеристики четырех типов творческой активности с внутренней направленностью – типов ТАС.

I тип ТАС: каузальность и внешняя детерминация. Человек выступает в качестве субъекта, адаптирующегося в условиях внешней предопределенности. Активность творческого самопознания направлена на актуализацию внутренних ресурсов, способствующих познанию причинных закономерностей деструктивного реагирования на повторяющиеся воздействия внешне локализованного источника проблемы. Продуктом творческой активности самопознания субъекта является процесс генерирования новых возможностей, черпаемых из имеющегося внешнего аналога (модели), обращение к которому позволяет находить до сих пор неиспользованные (не замечаемые) ресурсы. Результат достигается при условии соблюдения требований общих стандартов существовавшего равновесия (например, между субъектом и детерминирующим объектом) и должен содержать алгоритм (четкую каузальную последовательность действий), который может привести структуру к новому адаптивному равновесию. Исследовательская стратегия имеет характерную последовательность этапов. Вариации методов данной модели, как правило, заключены в способах генерирования догадок: прямой перебор, прямые сравнительные аналогии, «мозговой штурм», способность находить гомоморфные связи, моделирование и др.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»