WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В первом параграфе «Социально-экономические проблемы занятости российских женщин и гендерные стереотипы на рынке труда в переходной экономике» изучается основные социально-экономические проблемы занятости российских женщин в переходной экономике и взаимосвязь гендерных стереотипов и существующих проблем на рынке труда.

В ходе анализа данных Государственного комитета по статистике РФ, Федеральной службы занятости населения РФ по социальноэкономическому положению женщин в период экономической, политической и социальной трансформации общества, диссертантом было выявлено, что либерализация трудовых отношений, вплоть до метода «естественного отбора», предпринятая в нашей стране в 90-х годах, не только не способствовала сближению позиций мужчин и женщин в сфере занятости, а, напротив, привела к дальнейшей сегментации рынка труда по полу. Динамика значений практически всех индикаторов, характеризующих положение работающих женщин, была негативной, в частности, с начала либерализации трудовых отношений, а, следовательно, слома стереотипа о всеобщей обязательной занятости, опустился уровень экономической активности женщин. Если в 1992 году государственная статистика фиксировала значение этого показателя для женщин трудоспособного возраста на уровне 81,6%, то в 1998 году он составлял уже только 73,3%, За этот период численность экономически активных женщин упала на 4,3 млн.

человек, что составило 52,2% всего сокращения этой категории населения в стране.

Сокращение трудовой активности было характерно для женщин всех возрастов, хотя факторы, ее определяющие, были различны. У молодых сокращение занятости в первую очередь было обусловлено молодежной безработицей, у женщин среднего возраста – желанием работодателей избавиться от женщин, имеющих малолетних детей, у женщин предпенсионного возраста – чрезвычайно распространенной в России двойной дискриминацией – одновременно и по полу, и по возрасту.

Диссертант констатировал, что официальное признание в 1991 году явления безработицы изначально было предопределено перенасыщенностью социалистической экономики рабочей силой, так к середине 80-х годов 1013% всех занятых в народном хозяйстве страны составляли «излишне занятые». Однако в дальнейшем, рост числа лиц, потерявших работу, был связан с действием иных факторов, и, в первую очередь, с кризисом, охватившем экономику страны.

Автор указывает, что переход страны на рыночные отношения предполагал соответствующие изменения в сфере занятости и на рынке труда. Прогнозы этих изменений делались исходя из мировых тенденций и экономических теорий. В частности, ожидалось возникновение саморегулирующегося механизма управления занятости, резкое снижение численности занятых в экономике, рост безработицы.

Однако особенность российской действительности состояла в том, что трансформация трудовых отношений происходила, как правило, не по прогнозируемому сценарию. Наиболее впечатляющие отклонения от этого сценария связаны с безработицей, и среди них, в первую очередь, стоит назвать:

• Несоразмерность темпов падения производства и занятости (если с начала радикальных реформ и до 1999 года годовой объем промышленного производства в России сократился более чем наполовину, то численность занятых в экономике – только на 15%).

• Низкий уровень официально регистрируемой безработицы (сегодня специалисты оценивают ее масштабы как менее четверти от безработицы, фиксируемой по методологии МОТ).

Отдельного внимания автора исследования потребовала категория экономически неактивного населения в трудоспособном возрасте.

Экономически неактивное население в трудоспособном возрасте существует в странах с любым уровнем экономического развития, поскольку включает в себя не только население, не желающее (или не имеющее по каким-либо причинам возможности) иметь платную занятость, но и неработающие учащиеся, а также пенсионеры. Соответственно уровень экономической неактивности населения в той или иной стране во многом зависит от законодательно утвержденного возраста выхода на пенсию, и развития системы образования, то есть численности населения, получающего образование в трудоспособном возрасте.

Автор вынужден констатировать, что для всего времени реформ в России был характерен рост численности экономически неактивного населения. Этот рост был обусловлен действием ряда факторов, среди которых в первую очередь необходимо назвать: старение населения; рост числа пенсионеров по льготным условиям; экономический кризис, который повлек за собой сокращение рабочих мест; отход населения от стереотипа об обязательной всеобщей занятости как единственно возможной стратегии жизни (что одновременно с увеличением дифференциации доходов населения, а также с усилением патриархатных настроений в обществе, привело к переходу части женщин к занятости в домашнем хозяйстве на постоянной основе).

Автор признает тот факт, что в силу своей репродуктивной функции женщина больше занята детьми, и ее уход от активной профессиональной деятельности в период появления в семье детей, их воспитания в первые годы жизни существенно ограничивает ее возможности, как равноправного конкурента на рынке труда. Имея «двойную нагрузку», женщины не могут наравне с мужчинами участвовать в конкурентной борьбе на рынке труда.

Мужчины больше, чем женщины, заняты в общественном производстве, а женщины больше занимаются домашними проблемами. Тем самым каждый специализируется на накоплении капитала определенного типа – «рыночного» или «домашнего». Но экономическую оценку общества получает только работа в общественном производстве, «домашний» же труд женщины не приравнивается к категории «работа» и рассматривается как часть свободного времени. Интенсивная занятость в сфере «домашнего труда» во многом объясняет стереотип поведения самих женщин на рынке труда, проявляющийся в том, что они не ставят перед собой высоких карьерных целей и выбирают те профессии и должности, которые оставляют время для занятий домом и детьми. По данным Госкомстата РФ, в 71% семей все заботы о членах семьи лежат в основном на плечах женщины, и она в большей степени, чем другие, занимается домашним хозяйством и детьми.

Однако эгалитарный подход к проблеме возможностей полов предусматривает наличие равных возможностей для мужчин и женщин, позволяющих раскрыться каждой личности путем реализации равных прав и свобод для обоих полов. При этом важным фактором, влияющим на социальный статус индивида, является возможность свободного выбора сферы деятельности и рода занятий на основе внутренних потребностей и возможность реализоваться каждому члену общества независимо от пола.

Для осуществления такой стратегии необходимо иметь определенную свободу выбора в распределении времени между семейной сферой и профессиональной деятельностью. Для российских женщин в силу сложившихся традиций и условий жизни свобода выбора в этой области весьма ограничена и ориентация на семью преобладает над карьерными устремлениями.

Пессимистическая оценка современной экономической ситуации и собственных возможностей, господство гендерных стереотипов ограничивают женщин в выборе наиболее успешных жизненных стратегий адаптации к новым экономическим условиям, возникшим на современном рынке труда.

Выработанные годами стереотипы формального равенства экономических возможностей мужчин и женщин не способствовали преобладанию позитивного отношения к равенству полов при формировании современного национального рынка труда.

В то же время необходимо отметить, что сами женщины во многом способствуют сохранению гендерных стереотипов на рынке труда (согласно данным Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения, 24,8% женщин считают себя профессионалами высокого класса против 43,6% мужчин).

Немаловажным, с точки зрения диссертанта, является и тот факт, что, приспосабливаясь к новым экономическим условиям, женщины в меньшей степени, чем мужчины, склоны рисковать и существенно менять свою жизнь.

В тяжелой ситуации мужчины чаще идут на активные действия: меняют место работы, находят возможность дополнительного заработка. Активные стратегии адаптации к новым рыночным экономическим условиям в большей степени присущи мужчинам (32,9% работающих мужчин поменяли работу и 10% нашли источник дополнительного дохода, для женщин эти показатели равны 18,7% и 8,3% соответственно).

Диссертант приходит к выводу о том, что реальный ход гендерных процессов в пореформенной экономике России в настоящий момент не соответствует провозглашенной политике и идеологии проводимых реформ.

Российская экономика не стала фундаментом реального равноправия женщин и не предоставила женщинам равные с мужчинами возможности в выборе жизненных стратегий.

Второй параграф «Влияние гендерных стереотипов на рынок труда монопрофильного города» посвящен раскрытию с помощью эмпирического исследования специфики проявлений гендерных стереотипов на рынке труда монопрофильного города.

В диссертации указывается, что реформирование российской экономики вызывает серьезную трансформацию национального рынка труда.

Включение механизмов спроса и предложения, возникновение феномена безработицы особенно болезненно отражается на положении женщин, проживающих в монопрофильных городах, ориентированных на военнопромышленный комплекс. Это обусловлено изначально заложенной гендерной асимметрией рынка труда, предопределяющей приоритетность «мужских» профессий и спрос на мужскую рабочую силу.

Анализ функционирования монопрофильного города военнопромышленного комплекса, предпринятый диссертантом, показывает, что с момента создания и до настоящего времени он характеризуется моделью двойственного рынка труда. Исходя из концепции двойственного рынка труда, автор выделяет два принципиально различных его сектора: первичный и вторичный. Рабочие места в первичном секторе характеризуются высокой зарплатой, стабильной занятостью, хорошими условиями труда и наличием перспектив продвижения, работа во вторичном секторе лишена всех этих преимуществ. В первичном секторе сосредоточены в основном мужчины, в то время как во вторичном заняты преимущественно женщины, трудовая мобильность между секторами ограничена, а, следовательно, не происходит сглаживания различий между ними.

В диссертации показано, что первичный и вторичный сектора отчетливо различаются по эффективности использования человеческого капитала: если в первичном секторе существуют реальные возможности реализовать полученное образование и профессиональный опыт, то во вторичном секторе отдача от образования и профессионального опыта приближается к нулю. Кроме того, сектора различаются и по уровню инвестиций в человеческий капитал: если в первичном секторе такие инвестиции охотно производятся работодателями в расчете на будущую отдачу, то во вторичном секторе работодатели избегают любых дополнительных вложений в образование и профессиональную подготовку своих работников. Это различие в политике инвестиций в человеческий капитал объясняется тем, что к работникам вторичного сектора работодатели относятся как к непостоянным, ненадежным, и избегают вкладывать ресурсы, опасаясь того, что они никогда не окупятся. Напротив, политика в отношении работников первичного сектора носит долговременный характер, они оцениваются как постоянные, надежные, и таким образом, представляют собой привилегированную группу с точки зрения дополнительных инвестиций. В итоге в рамках первичного сектора прослеживается устойчивая корреляция между образованием и профессиональной квалификацией, с одной стороны, и уровнем заработной платы, с другой. Такой взаимосвязи во вторичном секторе не прослеживается. Таким образом, благодаря различиям в политике инвестирования в человеческий капитал исходный разрыв между работниками первичного и вторичного сектора монопрофильного города не только не снижается, но даже имеет тенденцию к увеличению. В качестве главной причины формирования и устойчивости подобной двух секторной структуры следует считать исторически закрепившееся отношение к дискриминируемым на рынке труда группам как к нестабильной, ненадежной рабочей силе, что и привело к вытеснению их во вторичный сектор.

Значительный интерес в ходе изучения рынка труда монопрофильного города для диссертанта представлял вопрос, о выяснении предпочтений руководителей предприятия как носителей определенных гендерных стереотипов, за которые они готовы платить. Автор предположил, что чем ригиднее у работодателя гендерные стереотипы, тем предпочтительней для него в качестве работников будут мужчины.

В результате проведенного интервьюирования диссертантом было выделено четыре типа руководителей, позиции которых в отношении проблем занятости женщин различались весьма существенно.

Первый тип руководителей (ограничительный) видит в сокращении женской занятости лишь позитивные моменты, единственное негативное обстоятельство, связанное со снижением занятости женщин, на их взгляд, - это трудности укомплектования кадрами непривлекательных для мужчин рабочих мест, на которых сегодня заняты женщины. К данному типу руководителей относится 47% от общего числа опрошенных.

Второй тип (оптимально-ограничительный) представлен теми руководителями, которые расценивают семейные последствия снижения женской занятости как положительные (хотя и менее однозначно, чем представители первой группы), но указывают также многочисленные опасности для женщин в сфере трудовой деятельности. Главные негативные обстоятельства, по их мнению, связаны с тем, что девушкам будет трудно получить высшее образование, а также с тем, что после длительного перерыва, связанного с рождением ребенка, у женщин не будет шансов получить работу по своей специальности и квалификации. К этому типу относится около 30% опрошенных.

Третий тип (семейно-органичительный) составляют 12% опрошенных руководителей, которые считают, что отрицательные последствия снижения занятости женщин могут проявляться на семейном уровне, а в сфере трудовой деятельности данное снижение оценивается положительно.

Снижение занятости женщин может привести в будущем к снижению престижа женщин в семье и обществе и к сохранению браков по чисто материальным соображениям. В то же время в сфере производства ситуация оценивается положительно: работа предприятий станет более четкой, предприятия смогут освободиться от менее квалифицированной женской рабочей силы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»