WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

*Сентябрь 1999 года, семинар для директоров филармонических учреждений России «Эффективный современный менеджмент в сфере академической музыкальной культуры», тема доклада «организация фандрайзинга в Свердловской филармонии», место проведения – г. Екатеринбург, Свердловская филармония;

*Сентябрь 2002 года, г. Челябинск, Ассоциация концертных организаций Урала, тема доклада «Фандрайзинг в учреждениях культуры. Формирование советов попечителей в учреждениях культуры»;

*Октябрь 2002 года, семинар руководителей учреждений культуры Свердловской области, тема доклада «Формирование благоприятной среды вокруг деятельности учреждений культуры. Формирование советов попечителей».

* Март 2003г. Коллегия Министерства культуры Свердловской области.

Тема доклада «Советы попечителей. Их роль в формировании культурной среды территорий».

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения. К диссертации прилагается таблица, обобщающая выводы диссертационного исследования, и список литературы по теме исследования, включающий 100 названий.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

.

Во введении раскрывается актуальность исследуемой темы, анализируется степень ее научной разработанности; определяются объект и предмет исследования, формулируются цели и задачи исследования, раскрываются его научная новизна, теоретическая и практическая значимость.

Первая глава «Благотворительность как вид социального взаимодействия» посвящена разработке методологии исследования благотворительности как вида социального взаимодействия.

В первом параграфе «Феномен благотворительности: исторический и социологический аспекты исследования» рассматривается специфика исторического и социологического аспектов изучения благотворительности.

Понятие «благотворительность» сформулировано следующим образом.

Благотворительность – это: а) общественное отношение; б) социальный институт, функционирование которого регламентируется этическими, религиозными и правовыми нормами; в) вид деятельности, структура и содержание которого имеют конкретно-исторические типологические характеристики.

Рассмотрение благотворительности в этих трех ипостасях до настоящего времени не было в полной мере представлено в нашей литературе.

Исторический аспект изучения благотворительности, во-первых, позволит выявить закономерности складывания и развития отношений между теми, кто оказывает помощь, творит благое дело и теми, кто ее принимает; во – вторых, он поможет определить ряд и роль факторов социальной системы в развитии благотворительности; а кроме того, описать специфику отношений благотворительности в поддержке учреждений российской культуры.

История благотворительности, как свидетельствуют источники, прошла в своем развитии два этапа – дохристианский и христианский.1 Каждый из них может быть охарактеризован как особый тип социального отношения в европейской цивилизации. Первый связан с культурой древней Греции и Римской империи. Объединение в дохристианском этапе благотворительности двух культур – греческой и римской – является очень условным, ибо культуры эти базировались на совершенно различных принципах.. Но в обеих социальных системах сформировалось структурированное отношение к тем, кто нуждался в помощи. Исторические наблюдения позволяют рассмотреть этот этап благотворительности как особый тип субъект – субъектных отношений.

Сторонами отношения выступали, с одной стороны, сословие богатых и государство, но, с другой – сословия имущих и неимущих. В этом отношении были распределены функции поддержания общности. Государство заботилось об общем уровне благосостояния населения, используя при этом материальные и людские ресурсы империи. В проводимой социальной политике государство поощряло обогащение граждан и ожидало от них соучастия в удовлетворении общественных нужд.

Христианство – религия веры, надежды и любви угнетенных сословий, не могло не изменить идеологии и содержания благотворительности. Посредством христианства в мире утверждались добродетели сострадания, милосердия, любви к ближнему. И с течением времени благотворительность, помощь нуждающимся переросла из отношений между оказывающим и принимающим помощь в отношение между верующим и Богом. Помощь оказывалась во имя любви к Богу, во имя спасения.

В российском православном христианстве благотворительность была очень личным, по сути исповедальным делом (подавая нищему кусок хлеба, верующий фактически исполнял христову заповедь и как бы общался с самим богом).

Необходимо отметить, что благотворительность как составная часть учения была присуща не только христианству. Не раскрывая глубоко этот вопрос, который не является основным в нашем исследовании, скажем, что милосердие, благотворительность всегда были одной из важнейших сфер деятельности и ислама, и иудаизма, и буддизма, и ими накоплен огромный опыт благотворительной деятельности, исчисляемый тысячелетиями.

Христианство открыло славянам новый мир высоких нравственных ценностей любви и сострадания к ближнему, научило соединять молитву с милостыней, являющихся очистительной жертвой... Благотворительность являлась своего рода священным ритуалом, обычаем, традицией, нормой поведения.

Отношение благотворительности в эпоху становления Христианства носило непосредственно субъект – субъектный характер. Это было отношение между теми, кто обладал излишками, и теми, кто был лишен самого необходимого. Оба участника отношения выступали в качестве субъекта потому, что между ними возникало личностное взаимодействие, которое предполагало благодарность и ответные добрые чувства и дела. С утверждением Христианства, с его институционализацией меняются отношения благотворительности. Их можно обозначить как: субъект – субъект – объект. Субъектами выступали богатый, оказывающий помощь, и Церковь, ее принимающая. Объектом выступали нуждающиеся. Они принимали помощь от Церкви в качестве божьей помощи, что должно было укрепить их веру. Но при этом благотворительность, осуществляющаяся через посредничество Церкви, не требовала действий со стороны тех, кто нуждался в помощи. Эта социальная черта взаимодействия в благотворительности с особой яркостью проявилась в православии, в России.

Богатый и «убогий» несли в себе особую миссию перед Богом. Богатство было отягощено сознанием греха, нищенство связывалось с чистотой и невинностью помыслов. Полюсы светских ролей определяли статичность взаимодействия, неизменность содержания и формы отношения благотворительности.

История именно российской культуры, на наш взгляд, позволяет осуществить рассмотрение закономерностей отношений в сфере благотворительности. Учреждения культуры, как правило, возникали и развивались как объект частной собственности. В XVIII – начале XIX веков благотворительность в культуре проявлялась в том, что общественности, обывателям предоставлялась возможность бесплатного посещения и наслаждения произведениями искусства, в первую очередь, зрелищными – музыкальными спектаклями, оперными постановками, что составляло предмет благотворительности и имело немалую цену. Системообразующим отношением данного типа является частная собственность на создаваемый, развиваемый и охраняемый объект культуры.

К середине XIX века мотивация меценатства несколько меняется - она обогащается. В большом количестве переселявшиеся в город крестьяне, из среды которых вышли впоследствии многие купцы и предприниматели нового поколения, имели интуитивную тягу к знаниям, к грамоте, к книгам. Именно эта тяга через два – три поколения породила в среде купечества покровителей искусства. Необходимость благотворения становилась одной из ценностных ориентаций и поведенческой потребностью. Просвещенное дворянство, а впоследствии и купечество, видели себя в роли культурных миссионеров, задача которых, с одной стороны, состояла в приобщении народа к искусству, а с другой – в приобщении состоятельных сограждан к благотворительной деятельности. В России эта тенденция была прервана Октябрьской революцией: после 1917 года все учреждения культуры стали объектом попечения государства, не допускавшим участие общества в их развитии.

В историческом анализе мы приходим к необходимости социологического исследования данного отношения. Это отношение выстраивается на добровольных началах. То есть, оно коренным образом отличается от тех видов отношений, которые диктуются институциональными связями системы; оно складывается между социальными институтами, общностями или личностями, осознающими потребность в связи. Оно принципиально отличается от отношений, носящих чисто экономический или политический характер; оно поликаузально, и в силу этого обстоятельства является целостным в своей социальной эффективности. Во взаимодействии отношение изменяет партнеров, и этим оказывает значимое воздействие на социальную структуру общества.

Отношение благотворительности есть взаимодействие социальных партнеров, которое может протекать в формах, допускающих различную меру субъектности в их сознании и деятельности.

Любой вид социального взаимодействия предполагает наличие объективных и субъективных его факторов. Изучение благотворительности позволяет раскрыть роль субъективных факторов в социальном взаимодействии.

К объективным факторам могут быть отнесены те, которые проявляют влияние системы на деятелей - акторов взаимодействия. К субъективным факторам относят те, в которых проявляется выбор, свобода социального деятеля (актора). Благотворительность подразумевает взаимодействие, во-первых, обусловленное объективно сложившейся в социальной системе нуждой, потребностью одной из действующих сторон в помощи, во-вторых, субъективным желанием другой стороны оказать необходимую помощь.

Во втором параграфе первой главы « Благотворительность как социально – ролевое взаимодействие: методология подхода» раскрывается содержание концепции диссертации.

Выбор аспекта изучаемого явления, обозначенный в названии настоящего раздела, продиктован несколькими соображениями. Во – первых, широта и абстрактность понятия «социальное взаимодействие» требует ограничения предмета изучения. Нам нужна и важна общая поведенческая картина взаимодействия. Нас интересует ориентация акторов во взаимодействии.

Нас интересует их мотивация. Из этого следует второе соображение, а именно:

так как благотворительность является результатом комплекса мотивов, определивших действие, то данное обстоятельство позволяет предположить существование разнообразия типов благотворителей, различающихся характером определяющего мотива благотворительной деятельности. В-третьих, социологический подход предполагает типизацию, отвлечение от уникальности индивидуальных сознаний и действий. Ролевой анализ может выступать, на наш взгляд, инструментом необходимого отвлечения, абстрагирования от личностных характеристик акторов. В- четвертых, ролевой анализ превалирует в социологии конца ХХ века, ибо его преимущество состоит в понимании актуального механизма взаимодействия развивающейся социальной системы и личности.

Ролевая презентация позволяет человеку воспринимать общественный опыт, ценности и нормы культуры, входить в процессе социализации в реальные социальные группы и импровизировать, реагируя на динамично меняющуюся реальность и защищая свое право на определенный социальный статус.

Отечественная благотворительность рубежа ХХ – ХХI веков не может, на наш взгляд, быть представлена по линии прямой преемственности с прошедшим ХIХ веком. Ее социологическая интерпретация будет более адекватной, если мы представим данное явление как точку условного пересечения осей горизонтальной и вертикальной преемственности.

Преемственность есть одна из фундаментальных закономерностей развития. Об этом недвусмысленно писал в свое время Гегель: «… другое есть по существу не пустое отрицательное, не ничто … а другое первого…»2 Первое, о котором писал немецкий философ, в контексте нашего исследования есть разные роли российских меценатов, благотворителей, имена и деяния которых, несмотря на революционные «бури» начала ХХ века, сохранились в исторической памяти.

Современная российская благотворительность есть «другое первого».

Ролевое позиционирование в благотворительности не может рассматриваться нами в отрыве от понятия «социальный статус.

Единство роли и статуса в диссертации предложено в исторической иллюстрации позиционирования в благотворительности представителей социальных групп и сословий в дореволюционной России.

В линии царской семьи Романовых из поколения в поколение просматривается государственный подход к проблеме благотворительности. Мы бы охарактеризовали эти отношения как «субъект-объектные». Ролевая позиция царской семьи характеризуется, на наш взгляд, как опекунская, патерналистская (царь – батюшка, отец всех россиян!).

Братья Павел и Сергей Третьяковы. Их позиция очень важна для нашего исследования, ибо наряду с субъективно-вкусовыми предпосылками мы можем со всей определенностью говорить об отстраненном подходе к меценатству. Это также субъект-объектные отношения, но мотивация субъектов иная. В ней наличествует личностный и гражданский выбор. Статус купца и предпринимателя не предопределял ролевого требования. Третьяковы использовали право выбора направления осуществления благотворительной деятельности, необходимость которой диктовал им социальный статус.

Ф.Гегель. Соч., т.6. М., 1939. С.307.

Другая персона– Савва Морозов. Здесь мы с уверенностью можем говорить о встраивании мецената и в творческий, и в организационный процесс объекта его благотворительности, о появляющихся элементах продюсирования в процессе жертвования. Попечительство с признаками как субъект-субъектных, так и субъект-объектных отношений, где обе стороны взаимоотношения влияют друг на друга.

В чистом виде «субъект-объектные» взаимоотношения, характерные для меценатства, можно было рассмотреть на примере Н.фон Мекк и П.Чайковского.. Побудительные мотивы жертвования, как известно, были очень личные. Фон Мекк не выходила за сословные, статусные, рамки, физически дистанцировалась от объекта благотворительности, позволяя себе в то же время полную духовную откровенность с объектом благотворительности.

«Золотой век» российского меценатства плавно перешел в «серебряный век» русского искусства, в котором традиционных благотворителей сменила личность антрепренера Сергея Дягилева. Этот человек работал в сфере, которая в настоящее время называется международным культурным сотрудничеством.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»