WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Во втором параграфе исследуется функционально-смысловое поле (ФСП) «ревность» в художественной прозе Ф.М.Достоевского. В текстах писателя слова с cемой ‘ревность‘ объединяются в фунционально-смысловое поле (ФСП) - сложноструктурированное единство лексических единиц, относящихся к различным частям речи. Данное ФСП формируется на основе различных функционально-смысловых зон (ФЗ). ФЗ - часть текстового пространства, занимаемого совокупностью текстовых единиц, объединенных общностью инвариантного значения и коммуникативным назначением (Т.Н.Колокольцева).

Использование термина ФЗ позволяет при необходимости объединять текстовые элементы, обладающие неодинаковым семантическим потенциалом. Для ФЗ свойственны следующие характеристики ЛСП: упорядоченность внутри объединения зависит от мировосприятия автора текста, в ней проявляется авторская модальность. Именно поэтому ФЗ может быть рассмотрена как подполе (микрополе).

Проведенный анализ показал, что ФСП «ревность» в текстах Ф.М.Достоевского формируют следующие ФЗ: «Соперничество», «Измена», «Внутренний мир ревнивца», «Внешние проявления ревности».

Единицы ФЗ «Соперничество» (соперничество, соперничать, соперник, соперница) часто вводятся в текст в ситуациях сравнения / прямого столкновения героев. Элементы ФЗ «Измена» (измена, изменить, изменник, изменница) актуализируются в случаях, когда наблюдается разрушение третьим лицом уже узаконенных, утвердившихся отношений. Внутри данного ФЗ выделяется смысловой участок ‘интрига‘, формирующийся рядом опорных слов (заговор, загадка, тайна, секрет, слухи, сплетни и др.).

ФЗ «Внутренний мир ревнивца» «наполняется» именами эмоций, которые распределяются по трем лексико-смысловым группам: 1) лексические единицы, объединенные семой ‘страх‘ (опасение, смятение, тревога, испуг, страх, ужас и др) ; 2) лексические единицы, объединенные семой ‘гнев‘ (раздражительнось, озлобление, негодование, злость/злоба, гнев, ярость,бешенство, ненависть, исступление и др.); 3) лексические единицы, объединенные семой ‘мука‘ (огорчение, страдание, мучение/мука, скорбь, отчаяние и др.). Выявленные смыслы коррелируют с соответствующими базовыми эмоциями. Анализ “эмоционального лексикона” позволяет обнаружить, что ревность, будучи сложной эмоцией, представляет собой одномоментное существование и /или быструю смену таких эмоций, как страх, гнев, мука.

Помимо эмоционального состояния / переживания субъекта ревности, в художественной прозе Ф.М.Достоевского воссоздан мыслительный процесс, сопровождающий переживания ревнивца. Рациональный компонент переживания достаточно специфичен: отличается фрагментарностью, напряженностью, стремительностью (идея загорелась в мозгу, мелькнуло, пронеслось в голове, задуматься на мгновенье и др.) Эмоциональный и рациональный компоненты чувства ревности оказываются в отношениях двунаправленной зависимости, что отражает внутреннюю специфику ревности как «интимнейшего чувства».

ФЗ «Внешние проявления ревности» содержит лексические единицы, обозначающие паралингвистическое поведение ревнивца (лицо пылающее гневом; перекосившееся от злобной/болезненной улыбки, брови нахмуренные, глаза сверкающие; налившиеся кровью; взгляд ужасный, горячий, воспаленный, хищный; губы задрожавшие от гнева/от какой-то боли; голос искаженный, ядовитый, мрачный и др.). Элементы данной ФЗ являются ведущими «опознавательными знаками» ревности в текстах Ф.М.Достоевского.

Лексические единицы, образующие поле «ревность», способствуют разностороннему представлению «семантического мира» (А.Я.Шайкевич) ревности в художественной прозе Ф.М.Достоевского. Содержательные слои концепта получают развернутое или точечное представление не только через актуализацию его ядерной части, но и дальней семантической периферии. В изображении внутренней сущности переживания и особенностей его внешнего проявления писатель использует весь лексический потенциал языка, представляет все слои концепта, все смыслы, сопровождающие развитие концептуального содержания.

ПрС ревности многократно разворачивается в текстах Ф.М.Достоевского (нами отмечено 56 любовных треугольников). Выполнить подробный анализ всех текстов в границах одного диссертационного исследования не представляется возможным. Для текстового анализа ПрС ревности был выбран рассказ «Вечный муж».

Глава 4. Концепт ревность в рассказе Ф.М.Достоевского «Вечный муж» В первом параграфе рассматриваются существующие филологические и философские интерпретации рассказа «Вечный муж» (Н.Бердяев, Э.М.Жилякова, В.Я.Кирпотин, М.Ю.Лучников, А.Н.Майков, Н.Н.Страхов и др.).

Данный рассказ отличается особым типом художественности, представляя собой опыт философско-психологического исследования ревности. Точка зрения автора воплощается прежде всего в структуре образов персонажей - «вечного мужа» и «вечного любовника».

Во втором параграфе исследуется поле «ревность». Анализ показывает, что в тексте - специальном исследовании ревности - практически не представлено ЛСП «ревность». В «Вечном муже» зафиксировано всего одно употребление наречия ( - И неужели она [Лиза]так его [Трусоцкого] любит - ревниво и завистливо думал он [Вельчанинов]), не связанное с обозначением ситуации «любовного треугольника», центральной для данного рассказа. Это в некоторой степени отражает реальную природу данного эмоциональнопсихологического состояния / переживания (ревность – тщательно скрываемое чувство), а также способствует усилению эмоциональной напряженности соответствующей ПрС.

«Опознавательными знаками» ревности в рассказе, как и в других романах писателя, являются единицы, входящие в функционально-смысловые лексические объединения (ФЗ) «Соперничество», «Измена», «Внутренний мир ревнивца», «Внешние проявления ревности». Названные ФЗ в данном тексте отличаются определенной спецификой. Измена как факт нарушения супружеской верности в тексте получает четкую негативную оценку, а ревность осмысляется как своеобразный регулятор брачно-сексуальных отношений. Кроме того, ФЗ «Измена» в тексте ограничена темпорально (факт реальной супружеской измены умершей женщины отодвинут в прошлое), ситуативно (отсутствует объект ревности). Неактуальность переживания супружеской измены приводит к актуализации концептуальных смыслов ‘нелепое, странное чувство‘, ‘чувство, не имеющее реальных обоснований и причин‘.

ФЗ «Соперничество» в рассказе предельно обобщается: «вечный любовник» всегда и без особых усилий имеет превосходство над «вечным мужем».

ФЗ «Внутренний мир ревнивца», «Внешние проявления ревности» являются наиболее значимыми: в рассказе обозначения эмоционального компонента переживания передается в обычной художественной манере писателя. Специфика наблюдается в развитии рационального компонента концептуального содержания: сомнения «вечного мужа» связаны с необходимостью сделать внутренний выбор – мстить обидчику или простить его.

Интенсивность глубоко скрываемых, иногда даже не до конца осознаваемых субъектом ревности эмоциональных процессов, ярко проявляется в изображении паралингвистических сигналов ревности (кинесических, жестовых, мимических). Особо значимым является введение в текст прецедентного жеста (рога), прямо соотосимого с ситуацией супружеской измены. Средства, обозначающие внешнее проявление чувства, оказываются парадигматически организованными (рассматривается, в частности, парадигма лексических единиц, изображающих смех ревнивца).

Анализ обнаружил недостаточность исследования данного текста лишь в аспекте функционирования текстовых объединений лексических единиц. Для осмысления приращений концептуальных смыслов необходимо было обратиться к представлению в тексте прецедентной ситуации ревности.

В третьем параграфе рассматривается ПрС ревности, в центре которой «любовный треугольник». Ф.М.Достоевский воссоздает модель любовного треугольника (муж - жена - любовник / жених - невеста - любовник), многократно эксплицирует каждую из позиций этой модели. В «Вечном муже» «любовный треугольник» создается при поддержке прагматически нагруженных номинативных рядов и осложняется авторским подходом – кроме основного треугольника, формируется периферийный, «надстроенный».

Анализ ПрС ревности в аспекте ее пространственно-временной организации обнаруживает асимметрию прошедшего и будущего, противопоставленность абсолютного и относительного времени (Трусоцкий – «вечный муж»), а также значимость субъективной интерпретации пространства (свое / чужое).

ПрС ревности отличается высокой эмоциональной напряженностью, что отражается в экспрессивности, которая проявляется в передаче интенсивности эмоционального состояния, экстравагантности речевого поведения и нестандартности внешнего вида, а также поступков ревнивца.

ПрC ревности осложняется в «Вечном муже» введением в рамки конфликтной ситуации позиции объекта-лица - ребенка, девочки Лизы. Именно на ребенка направлена ревность оскорбленного «вечного мужа». Наблюдается актуализация пучка концептуальных смыслов, предицирующих чувство ревности как ‘делающего человека жестоким, бесчеловечным‘, ‘достойного порицания, осуждения‘. Ревность становится причиной смерти невинного ребенка. Это сила, разрушающая любовь, дружбу, привязанность.

Анализ взаимоотношений «вечного мужа» и «вечного любовника» в рамках ПрС ревности позволяет описать еще один пучок концептуальных смыслов, в соответствии с которыми ревность интерпретируется как чувство ‘интенсивное, чрезмерное‘/ ‘нелепое, странное‘/ ‘тщательно скрываемое‘/ ‘часто не осознаваемое, подсознательное‘ / ‘получающее определенность только в процессе речевого взаимодействия‘.

В изображении ревности писатель выступает как глубокий психолог, что подтверждается более поздними разработками специалистов - психологов и социологов. В передаче внешнего проявления чувства, в создании типовых характеров ревнивца и любовника, в воспроизведении и многократном усложнении прецедентной ситуации ревности Ф.М.Достоевский непревзойденный знаток сложности мира человеческих эмоций.

В заключении обобщаются основные результаты исследования.

Основное содержание диссертации отражено в следующих работах:

1. Ревность: взгляд сквозь призму художественного сознания Ф.М.Достоевского (опыт лингвостилистического анализа) // Лингвистика:

Бюллетень Уральского лингвистического общества / Урал. гос. пед. ун-т. - Екатеринбург, 2000 г. - С. 88 - 98.

2. Концепт ревность в интерпретации П.А.Флоренского и Ф.М.Достоевского // Язык. Система. Личность. - Екатеринбург: НУДО “Межрегиональный региональный центр”, 2000. - с. 146 -151.

3. Художественная реконструкция коммуникативного поведения в ситуации ревности ( на материале рассказа “Вечный муж” Ф.М.Достоевского) // Актуальные проблемы коммуникативной грамматики. Материалы Всероссийской научной конференции, 1-4 марта 2000 г. - Тула, 2000. - С. 156 - 161.

4. Типовое коммуникативное поведение ревнивца (на материале произведений Ф.М.Достоевского) // Говорящий и слушающий: языковая личность, текст, проблемы обучения: Материалы Международной научнометодической конференции (Санкт-Петербург, 26-28 февраля 2001 г.). - СПб, 2001. - С.135 - 139.

5. Речевое воплощение концепта ревность в рассказе Ф.М.Достоевского «Вечный муж» // Русский язык в контексте современной культуры: Тез. Докл.

Международ. Науч. конф.; Екатеринбург, 29-31 октября 1998 г. - Екатеринбург, 1998. - С.155-156.

6. Эмоция ревность как источник разрушения этикетной ситуации в воспроизведении Ф.М.Достоевского (на материале рассказа «Вечный муж») // Слово в языке, речи, тексте: Материалы науч. конференции, Екатеринбург, 2829 сентября 1999 г. - Екатеринбург, 1999. - С. 84-85.

7. Анормальное в коммуникативном поведении ревнивцев // Культурноречевая ситуация в современной России: вопросы теории и образовательных технологий: Тез.докл. и сообщ. всероссийск. науч.-метод. конф.; Екатеринбург, 19-21 марта 2000 г. - Екатеринбург: УрГУ, 2000. - С. 202 - 203.

8. Семантические доминанты речевой структуры образа ревнивца (на материале произведений Ф.М.Достоевского) // Язык. Человек. Картина мира.

Материалы Всероссийской научной конференции. - Ч.II. - Омск: Омск. гос. ун-т, 2000. - с.87-89.

9. Роль глагола в репрезентации ситуации ревности (на материале произведений Ф.М.Достоевского) // Семантико-синтаксическое пространство русского глагола: Материалы XI Кузнецовских чтений. 7 февраля 2001 г.

Екатеринбург. - Екатеринбург, 2001. - С. 68 - 69.

10. Трактат о ревности (опыт прочтения рассказа Ф.М.Достоевского «Вечный муж» // Литература как форма существования русской философии:

Материалы научной конференции, проведенной Обществом ревнителей русской философии. – Екатеринбург, 2001. – С.122-123.

11. Психологическое содержание концепта ревность: от общего языка к идиостилю писателя // Язык и мышление: Психологические и лингвистические аспекты.Материалы Всероссийской научной конференции (Пенза, 15-19 мая 2001г). – М.; Пенза: 2001г. – С.258-259.

12. Концепт ревность в художественной картине мира Ф.М.Достоевского // V Житниковские чтения: Межкультурные коммуникации в когнитивном аспекте:

Материалы Всероссийской научной конференции, Челябинск, 28-29 мая 2001г. – Челябинск, 2001. – С. 198 – 199.

13. Художественная реконструкция концепта ревность в рассказе Ф.М.Достоевского «Вечный муж» // Теория языкознания и русистика: наследие Б.Н.Головина: Сборник статей по материалам международной научной конференции, посвященной 85-летию Бориса Николаевича Головина. Н.Новгород, 2001. - С. 343 - 347.

Подписано в печать 26.02.03 г. Формат 60x84/16. Усл.печ.л.1,13.

Бумага офсетная. Тираж 100. Заказ № 62.

Отпечатано в ИПЦ «Изд-во УрГУ».

г.Екатеринбург, ул. Тургенева, 4.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»