WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Во втором параграфе рассматриваются основания лингвистического анализа концепта ревность. Отмечается, что эмоциональные процессы, преломляясь в языковом сознании человека, отображаются в его картине мира - концептуальной и языковой. Психологическая категория эмоциональности, понимаемая как способность человека реагировать на эмоциональные ситуации, коррелирует с лингвистической категорией эмотивности. Эмоции «проникают» в семантику слова и закрепляются в денотативных, коннотативных компонентах значения.

Высказываниям, описывающим эмоциональные состояния/переживания человека, соответствует трехкомпонентная модель, включающая субъект эмоции, само эмоциональное состояние и его причину. Связь между компонентами представляет собой осознание ситуации, которое относится к ментальной сфере, что приводит к объединению двух аспектов внутренней жизни человека - эмоционального и ментального (Е.М.Вольф). Языковые данные (базовые единицы эмоционального лексикона, слова, в значениях которых содержится указание на эмоциональное состояние, а также метафоры) позволяют реконструировать наивную картину мира эмоций, ее отражение и концептуализацию в русском языке (Ю.Д.Апресян).

Языковые средства выражения типизированных эмоций кодированы;

использование эмотивных «маркеров» в большинстве случаев смоделировано - этот факт лежит в основе изображения эмоций в художественном тексте (В.И.Шаховский).Выражение эмоции осуществляется различными группами лексики, к которым подключаются и другие языковые средства. Кроме того, имена эмоций имеют низкий прагматический потенциал, являются слабым средством их выражения (Н.А.Лукьянова, В.И.Шаховский). При выражении эмоций имеет место непосредственная эмоциональная реакция говорящих, что отражает момент перехода от семантики к прагматике языка. Прагматический потенциал эмотивности рассматривается как значимый компонент экспрессивности (Л.Г.Бабенко, Н.А.Лукьянова, Т.В.Матвеева, В.Н.Телия, В.И.Шаховский и др.).

Становится очевидным, что сложность эмотивной семантики как объекта лингвистического анализа и описания предполагает применение комплексных подходов. Эмотивность проявляется и в языковых, и в речевых образованиях, поэтому возможны как системно-структурные, так и функционально-речевые подходы к изучению данного объекта.

Глава 2. Лексико-семантическая интерпретация концепта ревность В первом параграфе содержится анализ лексикографических источников, позволяющий проследить вербализацию концепта ревность в системе языка.

Опираясь на лингвистическую теорию поля (В.Г.Адмони; А.В.Бондарко;

Е.В.Гулыга, Е.И.Шендельс; Г.А.Золотова; Ю.С.Маслов; О.А.Михайлова;

Э.В.Кузнецова, Проблемы функциональной грамматики; Теория функциональной грамматики; А.П.Чудинов, Г.С. Щур и др.) мы приходим к выводу о том, что в современном русском языке существует лексикосемантическое поле (ЛСП) «ревность». Список основных единиц, составляющих ЛСП «ревность», содержит «Словообразовательный словарь...» А.Н.Тихонова. Список включает 15 единиц, способных осуществлять базовую вербализацию концепта. Основанием для выделения ЛСП служит представленность в данном системном объединении слов различных частей речи: глаголов (ревновать, взревновать, возревновать, заревновать, поревновать, приревновать, приревноваться), существительных (ревность, ревнивец, ревнивица, ревностность), прилагательных (ревнивый, ревностный), наречий (ревниво, ревностно). В ядре ЛСП находится имя концепта - существительное ревность.

Анализ словообразовательного гнезда позволяет сделать вывод о том, что существительное ревность может иметь множественную мотивацию: ревность от ревнивый и ревность от ревновать. Атрибутивность вносит сему свойства, а возможная отглагольность - сему процессуальности. Ревность, таким образом, может интерпретироваться и как свойство по типовому состоянию, и как процессуальное проявление внутреннего эмоционально-психологического состояния.

Отмечается, что исторически концепт ревность в русском языке представлен несколькими семемами. Материалы этимологических и толковых словарей позволяют сделать заключение об активном семантическом развитии, способствующем формированию концепта ревность: от максимальной разноплановости, диффузности к семантической определенности, упорядоченности. Анализ лексикографических данных выявляет изменение в семантической структуре слова: исторически основное значение ‘усердие, старание, рвение‘ подается в современных словарях как неосновное, вторичное с пометой устар. Лексикографическая «история» концепта продолжается:

словари отражают важный ее этап - распад полисеманта ревность.

«Омонимический разрыв» (О.С.Ахманова) получает неоднозначную лексикографическую интерпретацию: в «Толковом словаре русского языка» С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой (СОШ) значение ‘мучительное сомнение в чьей-либо верности и любви‘ и значение ‘усердие, старание, рвение‘ трактуются как омонимы, в МАС и БАС - как значения одного слова. Кроме того, в СОШ значение ‘боязнь чужого успеха, зависть к успеху другого‘ уже не фиксируется. Учитывая традиционную инертность построения словарных дефиниций, можно говорить о том, что в современном русском языке концепт ревность представлен одной семемой, не имеющей соответствующих оппозиций (об этом свидетельствует отсутствие у слова ревность антонимических и синонимических связей).

«Омонимический разрыв» исторически существует на уровне имен прилагательных ревнивый - ревностный, что отражается уже в «Словаре Академии Российской» (1822). Сопоставление толкований слов ревнивый, ревностный, содержащихся в различных словарях русского языка, показывает, что данные прилагательные синонимизируются в словарях на разных основаниях, а список семем прилагательного ревнивый отличается достаточной пестротой. Представлялось необходимым обобщить имеющиеся словарные дефиниции. В результате был сформулирован развернутый список системных значений слова ревнивый.

Во втором параграфе рассматривается семантическое ядро исследуемого концепта. Выявленные категориальные семантические компоненты ‘сомнение‘, ‘подозрение‘ коррелируют с когнитивными классификаторами, относящимся к ментальным категориям. Для основного значения слова существенны также дифференциальные семы ‘любовь‘, ‘верность‘, ‘преданность‘, в неявном виде поддерживающие эмоциональное наполнение анализируемого слова.

Коннотативная часть значения включает экспрессивно-интенсивный компонент собственно экспрессивный - сема ‘мучительное‘ [сомнение] и параметрические компоненты - семы ‘полная‘ [преданность], ‘большая‘ [любовь]. Это объясняет тот факт, что ревность концептуализируется в языке как сложное эмоциональное состояние/переживание, которое не имеет однозначной отнесенности ни к положительным, ни к отрицательным эмоциям.

Семантическая специфика слова ревность как имени концепта определяет структурацию ЛСП «ревность» в русском языке, а также место данного поля в системе лексических объединений, включающих номинации эмоциональнопсихологических понятий.

В третьем параграфе в процессе исследования языковой сочетаемости лексем, объективирующих концепт, выявляется семантический потенциал концепта ревность. Контекстная сочетаемость слова ревность, проанализированная на материале «Словаря эпитетов...» К.С.Горбачевича и Е.П.Хабло, а также иллюстраций к словарным толкованиям, позволила определить семантически значимостные для характеризации самой эмоции признаки - потенциальные смыслы (ПС): ПС 1: Имеющая высокую степень интенсивности; ПС 2: Исполненная враждебности по отношению к комулибо; ПС 3: Не имеющая видимых оснований, причин; ПС 4: Не контролируемая сознанием, не сдерживаемая волей; ПС 5: Скрываемая от других; ПС 6: Производящая тяжелое впечатление на окружающих; ПС 7:

Лишенная возможности удовлетворения; ПС 8: Оказывающая вредное, губительное влияние на кого - что-л.; ПС 9: Являющаяся причиной каких-л.

нежелательных негативных последствий; ПС 10: Опасная; бурно развивающаяся (как о болезни); ПС 11: Повергающая человека в сферу инстинктов, лишающая его человеческого облика; ПС 12: Динамически развивающаяся.

Потенциальные смыслы выступают не просто как дополнительные по отношению к ядерным компонентам, но обусловливают семантическое развитие и «коммуникативное варьирование» (И.А.Стернин) слова, именующего концепт.

Учитывая тот факт, что концепты соотносятся с закодированными в памяти пропозициями (Н.Д.Арутюнова, А.А.Залевская, Ю.Н.Караулов, С.Д.Кацнельсон, Е.С.Кубрякова, Дж.Лакофф, О.А.Михайлова, Е.В.Падучева, Ю.Г.Панкрац, Б.Рассел, Ю.С.Степанов и др.), мы анализируем пропозициональную структуру исследуемого концепта. Основной вывод сводится к тому, что ревность как пропозициональное имя задает структуру соответствующей ситуации. По материалам словарей и данным ассоциативного эксперимента выделяем наиболее общие параметрические признаки, ассоциативно связанные в сознании носителей языка с ситуацией ревности: 1.

Область проявления ревности: сфера чувств ( любовь, дружба); 2.Участники ситуации ревности: наименования лиц (супруг/супруга, друг/подруга);

3.Идентификаторы ситуации ревности: свойства человека (сомнение, неверие, предательство и т.д.); 4.Следствие проявления ревности: разрушение / уничтожение (драка, убийство и т.д.); 5. Оценка ревности как явления: носит полярный характер (обычность, ерунда - плохо, опасная, злая змея), зависит от индивидуальных особенностей и эмоционального опыта личности Словарные дефиниции содержат сигналы, закладывающие представление об отдельных значимых элементах ПрС ревности, в частности, о ее участниках.

Так, толкования глагола ревновать, являются «конденсированным выражением /.../ ситуации» (Д.Н.Шмелев).

Конструкция ревнует кто кого моделирует ситуацию ревности.

к кому Лексико-семантическая интерпретация исследуемого концепта подтверждает мысль о том, что концепт ревность представляет собой сложное многослойное образование. Рассмотренные словарные материалы позволили достаточно четко определить ядерные (денотативно-сигнификативные) и коннотатиные компоненты значения слова ревность, представить комплекс семантических компонентов (категориальных, дифференциальных и потенциальных), выявить те концептуальные признаки, которые являются наиболее значимыми в национальной картине мира.

Получив общее, закрепившееся в языковом сознании представление о содержании концепта ревность, мы сочли возможным перейти к исследованию данного эмоционально-психологического концепта в художественной картине мира Ф.М.Достоевского.

Глава 3. Лексические средства представления концепта ревность в художественной прозе Ф.М.Достоевского В первом параграфе описывается лексико-семантическое поле «ревность» в прозе Ф.М.Достоевского.

В текстах писателя присутствует набор базовых элементов ЛСП «ревность»:

ревность ревнивый ревновать ревнивец приревновать ревниво В результате сплошной выборки зафиксировано 108 словоупотреблений, функционирующих в прямой и внутренней речи персонажей, а также в авторской речи.

Название ревность ревновать / ревнивый ревниво ревнивец произведения приревновать «Идиот» 7 3 2 - «Подросток» 6 11 2 - _ «Бесы» 6 5 2 - _ «Братья 14 32 8 - Карамазовы» «Вечный - - - 1 - муж» Всего: 33 51 14 1 Проведенный анализ позволяет заключить, что в большинстве употреблений единиц с корнем ревн- реализуются словарные значения. Это обеспечивает необходимую «семантическую преемственность» (А.А.Уфимцева) системных и индивидуально-авторских значений, простоту и ясность языка писателя.

Вместе с тем наблюдаются семантические «несовпадения», которые отражают особенности собственно авторского мировосприятия и «обусловливают смысловую осложненность текста» (Д.М.Поцепня). В ходе анализа выявлены авторские новации: оживление потенциальных смыслов, развитие коннотативных оттенков, появление производных лексико-смысловых вариантов, например, Все это ревность, Парфен, все это болезнь, все это ты безмерно преувеличил; А вот такие сумасшедшие в ярости и пишут, когда от ревности да от злобы ослепнут да оглохнут, а кровь в яд-мышьяк обратится и др.

Важно, что часть лексико-коннотативных вариантов имеет соответствие с выявлеными на материале словарных иллюстраций потенциальными смыслами.

Так, ревность интерпретируется Ф.М.Достоевским как чувство, которое отличается высокой интенсивностью (мучения ревности достигают высшей степени; И какая безумная ревность! и др); не контролируется сознанием, не сдерживается волей (тупая и бессмысленная ревность; побежал внезапно, нечаянно, в ревнивом бешентве); не имеет реальных оснований, причин (Ты мнителен и ревнив, потому и преувеличил все, что заметил дурного и др); как чувство постоянное, лишенное возможности удовлетворения (Все ревнует, все ревнует. И спит и ест ревнует; князь глубоко оскорблял ее /.../ беспрерывною ревностью и др).

В текстах Ф.М.Достоевского можно отметить случаи собственно авторской интерпретации концепта ревность.

На лексическом уровне противопоставляются ревность, возникающая на фоне любовных переживаний (ревность любви) и ревность, появляющаяся в результате ущемления чувства собственного достоинства (ревность самолюбия).

Так, в ряде контекстов слово ревнивый осмысляется как самолюбивый, а слово ревность - как самолюбие, например: /.../ между братом и сестрой как бы охлаждение, но дело было не в нелюбви, а скорее в ревности. Между тем в системе языка синонимии не наблюдается.

В художественном мире Ф.М.Достоевского ревность является причиной негативных эмоциональных состояний и переживаний, низких и даже преступных поступков человека (например, /.../ сердце схватила мстительная ревнивая злоба) и интерпретируется писателем как чувство, способное изменить сущность человека, чувство порицаемое, осуждаемое. Ревность часто становится своеобразным инструментом воздействия (например, Катерина Ивановна /.../ уже давно мучит его ревностью и др.).

Ревность, по Ф.М.Достоевскому, представляет собой болезненное состояние, нарушающее привычный ход жизни; безумие, бред, искажение реального положения дел; ревность метафорически осмысляется писателем как огонь, пожар, ад, хаос; предицируется как безотрадность, безнадежность, отчаяние (/.../подсудимый, кроме того, доходит почти до исступления, до бешенства, до беспрерывной ревности; Но сердце ревнивой женщины уже разгорелось, она готова была полететь хоть в бездну...; И вот он в отцовском саду - поле чисто, свидетелей нет, глубокая ночь, мрак и ревность и др.).

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»