WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

В 1906-1907 годах левые рисуют «свое» будущее как отрицание всех негативных сторон настоящего. Никакой связи с планом прошлого здесь не устанавливается. Важную роль в реализации стратегии самовосхваления играют манипулятивные приемы «дозирования объемов правды» и «сияющих обобщений». Дозирование объемов правды проявляется в подаче настоящего, которое нужно кардинально изменить. В настоящем не фиксируется ничего положительного, а только эксплуатация народа, угнетение наций. При этом позиционируемый субъект представляется единственной силой, способной изменить это неприемлемое настоящее. Сведения об остальных силах, выступающих за проведение реформ, (например, о кадетах, эсерах и т.д.) замалчиваются. Избирателей ждут и сплошные «сияющие обобщения». Правые изображают будущее как преодоление негативных сторон прошлого и настоящего.

В 1937 году план будущего прямо соотносится с настоящим и косвенно с прошлым. Настоящее рисуется как светлый мир победившего социализма («дозирование объемов правды»), а будущее как продолжение этого положения, то есть как превращение хорошего в лучшее. Прошлое подается как преодоленное бедствие, которое не должно возвратиться. Будущее передается с помощью «сияющих обобщений» типа «счастье народа», «светлое будущее», «коммунизм», «светлое завтра». В предвыборной кампании 1995 года правые рисуют будущее, которое они обещают обеспечить обществу, как время, когда перестанут быть угрозой явления «коммунистического прошлого» и будут преодолены недостатки настоящего. Левые обещают перенести в будущее замечательное ближайшее прошлое, из которого с помощью «дозирования объемов правды» устранены все негативные явления. Настоящее отрицается и соотносится с «дальним», то есть, капиталистическим прошлым. Оно выступает только как угроза будущему. В этом смысле стратегия самовосхваления определенным образом перекликается со стратегией устрашения.

Таким образом, стратегия самовосхваления также обращается к разным способам проецирования прошлого и настоящего на план будущего. Но она выполняет еще одну функцию, в которой она смыкается со стратегией лести. Используя прием «игры в простонародье», эта стратегия вводит в сверхтексты семантику близости позиционируемого субъекта к адресату.

Стратегия лести реализуется с помощью комплиментарных тактик, приписывающих адресату положительные качества и как бы поднимающих, возвышающих адресата в его собственных глазах.

Льстящие адресату высказывания могут появляться и в рамках приемов, связанных со стратегией самовосхваления. Например, «игра в простонародье» сопровождается «комплиментами» в адрес народа, из которого вышли члены проводящей агитацию партии. С помощью приема «дозирования объемов правды» показываются положительные качества избирателей и замалчиваются отрицательные стороны.

«Комплимент» может поддерживаться приемом «фургон с оркестром», если он подается со ссылкой на всеобщность такого лестного мнения об адресате.

В 1906-1907 годах левые членят аудиторию на ряд слоев в зависимости от того, насколько «своими» они считают каждый из них. Безусловно «своим» признается «сознательный пролетариат», которому постоянно и высказываются комплименты. Лесть обращена также к крестьянству и массам вообще. Реализуя стратегию лести, правые обращаются с комплиментами к «гражданам», «русским людям», «народу».

В 1937 году комплименты адресуются советскому избирателю, которому внушают, что он «самый-самый» носитель лучших человеческих и гражданских качеств.

Реализуя стратегию лести, левые в 1995 году обращаются к гражданственности своей аудитории, говорят об идеалах, о традиционных ценностях для « настоящего россиянина» - социальной справедливости, патриотизме и.т.д. Основным приемом, используемым в текстах, является «комплимент». Прием этот активно используют в предвыборных текстах 1995 года и правые. При этом они обращаются к тем же обозначениям, что и левые, но с иным содержанием.

Таким образом, все три стратегии выполняют в сверхтексте сюжетообразующую функцию: они ввели героев – позиционируемый субъект, преданный ему адресат, противник, и они ввели временную перспективу, создаваемую борьбой героического субъекта за светлое будущее для своего адресата против темных сил прошлого и настоящего. Это и есть предвыборный миф, который реализуется всей совокупностью текстов, обрушивающихся на читателя в период предвыборной кампании. Совокупность мифологем ( отдельных предикатов, отдельных характеристик) выстраивается в сюжет, обладающий способностью эмоционального воздействия на адресата.

Заключение Предвыборные кампании трех периодов российской истории обслуживались агитационными сверхтекстами, изучение которых позволяет говорить об особом типе сверхтекста, основные черты которого будут воспроизводиться в условиях любой избирательной кампании, пока это событие строится по той же пропозициональной схеме, что и рассмотренные кампании. Наличие общих, сохранившихся почти на протяжении столетия идеологем типа «демократия», «коммунизм», «социализм», «капитализм», их упорное употребление, а также обсуждение, осмысление и переосмысление их содержания – это, надо полагать, специфика российского политического дискурса. Набор идеологем и мифологем, наверное, будет меняться и приближаться к повседневной жизни избирателей, о чем говорят нарождающиеся «потребительские» избирательные технологии. Однако ключевые понятия сохранятся (названия партий, целей этих субъектов позиционирования), упрощение этих понятий, приспосабливание их к многократному повторению, слияние их с положительной или отрицательной оценкой сохранятся, так как сохраняется суть предвыборной борьбы - утверждение себя в глазах избирателей в качестве защитника их интересов.

Судя по описаниям разных предвыборных кампаний, стратегии самовосхваления и лести («игра в простонародье», «комплимент», «дозирование объемов правды») являются чуть ли не вечной принадлежностью предвыборных баталий. Стратегия устрашения, о чем говорят уже и отечественные избирательные кампании, меняет эмоциональную ориентацию. Не гнев, негодование и страх, а брезгливость, антипатию, презрение недоверие поселяет она в умах избирателей. Однако функция создания «образов» субъекта и адресата, а также сюжетообразующая функция ( за счет введения в сверхтекст временных планов, чаще всего «сегодня-завтра») сохраняются.

Таким образом, результаты проведенного исследования могут быть приложены к материалам настоящих и будущих избирательных кампаний, с тем чтобы понять, какие перемены вносит время в агитационный предвыборный сверхтекст.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Амиров В.М. Голосуй или проиграешь// Факс.1997.№6.– С.1921.

2. Амиров В.М. «Образ врага» в предвыборной агитации. Факс// 1997.№4. – С.11.

3. Амиров В.М., Майданова Л.М. Слово как орудие политического нажима в политической агитации // Актуальные проблемы русистики:

Тез. докл. и сообщ. междунар. науч. конф., посвященной 70-летию проф. Э.В.Кузнецовой. 7-9 февр. 1997., Екатеринбург : изд-во Урал.

ун-та, 1997. - С.217-218.

4. Амиров В.М., Майданова Л.М., Федотовских Т.Г. Агитационные тексты// Речевая агрессия и гуманизация общения в средствах массовой информации., Екатеринбург: изд-во Урал. ун-та, 1997. – С.26-38.

5. Амиров В.М. Свобода самовыражения в американской армии// Факс.1998. №1-2. – С.39-41.

6. Амиров В.М. Макростратегии трех предвыборных кампаний // Культурно-речевая ситуация в современной России: вопросы теории и образовательных технологий: Тез. докл. и сообщ. всероссийской науч.- метод. конф.; Екатеринбург, 19-21 марта 2000 г. Екатеринбург:

УрГУ, 2000. - С.4-6.

7. Амиров В.М. Стратегия устрашения в предвыборном агитационном тексте // ХХI век начинается: актуальные проблемы журналистики: Материалы Всерос. научн.-практ. конф. Екатеринбург, 30 окт. – 1 нояб. 2002 г., Екатеринбург: изд-во Урал. ун-та, 2002. - С.201-209.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»