WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

При анализе человеческой деструктивности нельзя обойти тему агрессивности, с которой она часто отождествляется. Классификация и анализ теорий агрессивности в зарубежной философии и науке подробно рассмотрены Г.С.Румянцевой. Как негативный вариант человеческой деструктивности агрессивность детально проанализирована в психологической науке. С этой точки зрения ее рассматривают Р.Бэрон и Д.Ричардсон. Агрессия является предметом изучения и в рамках возрастной психологии: детскую агрессию описывают зарубежные психологи К.Бютнер, Д.Паренс, агрессию подростков - отечественный психолог Ю.Можгинский. Психоаналитический аспект агрессивности затрагивает О.Кернберг. На деструктивное поведение в современном мире обращают внимание Ц.П.Короленко и Т.А.Донских.

Постмодернизм как второй парадигмальный источник анализа человеческой деструктивности целиком сосредоточивается на анализе разорванности, тоталитарности, безумия, "машинерии бессознательного" (М.Фуко, Р.Барт, Ж.Делез, Ж.Бодрийар), "негативной субъективности" (М.Бланшо, А.Кожев, П.Клоссовски и др.) как форм личностной деструктивности. В современной отечественной философской литературе эта проблематика находится в центре внимания А.А.Горелова, М.Л.Лившица, В.В.Минеева, В.П.Кедрова, В.М.Овчаренко, Г.Почепцова, Ю.Рыклина. Деструкцию как этап методологической стратегии деконструкции, а также позитивные аспекты деструктивности разрабатываются Ж.Дерридой.

Уральская философская школа в лице многих своих представителей активно исследует проблематику человеческой деструктивности в широком мировоззренческом диапазоне, обращая особое внимание на метафизические аспекты понимания данного феномена и учитывая дополняющие их аспекты, представленные в постмодернизме. Так, в метафизическом ракурсе вклад русской философии в понимание специфики человечности, в частности проблемы смысла в метафизике С.Л.Франка, высвечивает Б.В.Емельянов; мировоззренческие основания человеческой деструктивности в метафизическом аспекте можно выделить в работах А.В.Перцева, посвященных анализу философии жизни, экзистенциализма, классиков философской антропологии; анализ философии И.Федорова как представителя русского космизма в антропологическом аспекте ведет М.Хомяков.

Творчество постмодернистов и оценка их вклада как в философскую в целом, так и в т.н.

“антропологическую” проблематику – предмет конструктивной критики С.Л.Кропотова, Н.В.Суслова, Е.В.Черепановой. Социально-философский аспект человеческой деструктивности через призму постмодернизма анализируют В.Е.Кемеров, Т.Х.Керимов, Д.М.Котелевский.

К.Н.Любутин рассматривает природу и сущность человека, фундаментальные основания индивидуального человеческого бытия выделяет Л.А.Мясникова, Л.Н.Коган исследовал проблему бессмертия и смысла бытия человека. В аспекте персональной идентичности (самоидентификации) антропологическая проблематика представлена в творчестве Е.Г.Трубиной.

Что касается форм проявления человеческой деструктивности, то материал по данной проблематике достаточно обширен, особенно относительно негативной формы проявления человеческой деструктивности. Наиболее яркими из них являются экологические проблемы, проблемы войны, наркомании и т.д. Однако, не все как негативные, так и позитивные формы проявления человеческой деструктивности проанализированы достаточно полно.

На наш взгляд, из негативных таковой является деструкция чувственности, не получившая еще достаточного и адекватного рассмотрения в философской литературе. Так, некоторые психологические аспекты эмоциональности, человеческих переживаний затрагиваются в работах М.Я.Гозмана, Ф.Е.Василюка, К.Изард. Утраченную чувственность анализируют Ж.Батай, Г.Буркхардт, Ю.Кристева, из отечественных авторов - И.Калинаускас.

Позитивный аспект человеческой деструктивности, выраженный в "смысле здесь-и-теперь" также не имеет достаточного освещения в литературе. Обычно смысл исследуется как отдельный феномен человеческого бытия (экзистенции) безотносительно к проблеме человеческой деструктивности. Так он рассматривается в большинстве работ, среди которых отметим работы Б.Л.Губмана, Г.Г.Дилигенского, Д.И.Дубровского, И.Н.Зеленковой, Н.Я.Ивановой, М.М.Карпова, Л.Н.Когана. Развернутые концепции смысла создали С.Л.Франк и В.Франкл. К заслугам последнего следует отнести подчеркивание относительности смысла, его сопряженности с наличной жизненной ситуацией, имеющих важнейшее значение для понимания позитивности человеческой деструктивности. В этом же аспекте рассматривает смысл и российский автор В.В.Шаронов.

Следует также указать, что некоторые источники используются нами в качестве иллюстративного материала. Это работы о социальной аддикции Г.В.Черняевой и социальном аллармизме О.С.Разумовского.

В целом можно зафиксировать, что, несмотря на обилие связанного с предметом диссертации материала, оказываются не до конца проясненными как природа человеческой деструктивности, так и отдельные аспекты человеческой деструктивности. Человеческая деструктивность продолжает рассматриваться в русле т.н. “проблемы человека” в целом, традиционно признаваемой первичной по отношению к человеческой деструктивности. Между тем, человеческая деструктивность - это именно то качество человеческого, которое способно "взорвать" его, поскольку она имеет процессуальный характер и по самой своей природе наделена активностью. Остается открытым вопрос об исходном базовом определении человеческой деструктивности, его эвристическом значении для понимания человеческой деструктивности; не осуществлена типологизация оснований человеческой деструктивности (есть только понимание специфики человеческого бытия и человеческой природы в их отличии от бытия и природы в целом); не осознаны негативность и позитивность человеческой деструктивности, их влияние на человеческие феномены. Даже отдельные виды человеческой деструктивности не отрефлексированы в достаточной мере. Остается актуальным вопрос о критериях выделения человеческой деструктивности, позволяющих вести адекватную антропологическую экспертизу.

В целом наблюдается мировоззренческий разброс в построении адекватной концепции человеческой деструктивности, который ведет к разрушению целостного взгляда на данный феномен и, как следствие, к деструкции человеческого мироотношения. Человеческая деструктивность остается непонятой человечностью и до сих пор адекватно не понята.

Все эти обстоятельства заставляют искать пути всеобъемлющего постижения человеческой деструктивности. Данная работа представляет собой одну из таких попыток.

Теоретическая основа работы. Межпарадигмальный характер темы человеческой деструктивности требует включения в теоретическую основу исследования нескольких базовых аспектов - философско-антропологического (метафизического), постмодернистского и синергетического.

Первый из них - философская антропология как ведущее направление и главное содержание культуры ХХ века, наиболее полно воплотившая идеи, связанные с реализацией человеческого как особого феномена реальности и основанная на метафизике как базовой парадигме философствования. На наш взгляд, это диктуется смещением в ХХ веке основного вопроса философии в сторону философско-антропологической проблематики, и, прежде всего, проблемы человека, связанной с анализом процесса индивидуализации и становлением человеческой индивидуальности в ходе индивидуального человеческого бытия, с одной стороны, и эвристическими возможностями современной формы метафизики, с другой, ибо только метафизика, чтобы не остаться в русле частных определений и концепций человека (чем и "грешит" постмодернизм), способна подняться над отдельными объектами и объединить их.

Второй базовый аспект теоретической основы исследования составляют идеи, разработанные наиболее видными представителями постмодернизма. При этом постмодернизм позволяет выработать новый взгляд и объяснить некоторые сложные и неоднозначные проявления человеческой реальности.

Мы считаем необходимым и возможным мировоззренчески и методологически объединить метафизику и постмодернизм, несмотря на явную противоположность характерных для них установок и выводов, для чего предпринимается попытка найти точки их соприкосновения с целью построения концепции оснований и форм проявления человеческой деструктивности.

В качестве дополнительной мировоззренческой установки как третьего базового аспекта теоретической основы выступает идея нестабильности как конституирующего начала бытия, детально разработанная в синергетике.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель работы - рассмотрение человеческой деструктивности через анализ ее оснований и форм проявления, в которых она наиболее полно выражена в своих противоположно направленных тенденциях - негативной и позитивной.

Задачи исследования:

- рассмотреть мировоззренческие основания анализа феномена человеческой деструктивности в диалоге-споре метафизики и постмодернизма;

- дать базовое (исходное) определение сущности человеческой деструктивности и выявить его методологическое значение для анализа специфически человеческих феноменов;

- осуществить типологизацию оснований человеческой деструктивности, в частности проанализировать онтологические и антропологические основания;

- проанализировать деструкцию чувственности как негативный вариант человеческой деструктивности;

- установить особенности смысла жизни как позитивной формы человеческой деструктивности.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является человеческая деструктивность в целом.

Предмет исследования включает философско-антропологический анализ проблемы человеческой деструктивности, предполагающий рассмотрение ее фундаментальных оснований в бытии и природе человека, на базе которых формируются разнообразные формы ее проявления.

Методы исследования. Анализ человеческой деструктивности потребовал выбора таких методов исследования, которые наиболее полно могли бы высветить специфику человеческой деструктивности и те ее аспекты, что выделены для специального рассмотрения. Методы исследования основаны на реализации трех подходов - диалектико-рефлексивного, онтологически-метафизического и деконструктивного.

Диалектико-рефлексивный подход выявляет открытый характер человеческой деструктивности, взаимодополнительность отношений тождества и различия, господства и подчинения человеческого и внечеловеческого, созидательного (конструктивного) и разрушительного (деструктивного) в едином феномене человеческой деструктивности. Он также очерчивает тождество и различие метафизики и постмодернизма как двух противоположных парадигм современной философии, в рамках которых затрагиваются вопросы, связанные с человеческой деструктивностью как феноменом реальности, а также определяет статус человеческой деструктивности в системе философских понятий.

Онтологически-метафизический подход направлен на выявление фундаментальных оснований человеческой деструктивности и вскрывает те основания человеческой деструктивности, что находятся за пределами данности исследуемого феномена и лежат в специфически человеческом бытии и природе человеческого.

Деконструктивный подход реализован, прежде всего, в анализе форм проявления человеческой деструктивности, дает представление об их особенностях с учетом негативной и позитивной деструктивности, а также способствует преодолению ограниченности понимания человеческой деструктивности только как негативной характеристики человеческого, выявлению ее позитивного смысла и конструктивных возможностей.

Научная новизна исследования состоит в том, что представленное исследование является одной из первых работ, выявляющих основания человеческой деструктивности и негативные и позитивные формы ее проявления. Вкладом в исследование данного явления является осознание важности и нового понимания человеческой деструктивности по сравнению с имеющимися в настоящее время подходами. Положения, содержащие научную новизну и выносимые на защиту, заключаются в следующем:

1) мировоззренческим основанием анализа феномена человеческой деструктивности должно стать совмещение двух современных парадигм философии – метафизической и постмодернистской, несмотря на их кардинальную теоретическую и методологическую противоположность, при котором оказывается, что человеческая деструктивность имеет радикальный характер, одновременно разграничивает и объединяет негативные и позитивные аспекты человеческого, становясь тем самым основой построения новой концепции человека;

2) в русле реализации данного подхода авторское определение понятия человеческой деструктивности имеет следующий вид: человеческая деструктивность представляет собой пограничное со-стояние (процесс деятельного стояния на границе) человеческого между очеловеченным и внечеловеческим, позволяющее ему выходить за собственные пределы и самоутверждаться в бытии в качестве самостоятельно действующей силы. Эвристический смысл данного понятия состоит в возможности применения его для философскоантропологического анализа специфически человеческих феноменов, проведения антропологической экспертизы инноваций во многих сферах жизнедеятельности как самого человека, так и человеческих общностей, определения футурологических перспектив человечества;

3) базовыми основаниями человеческой деструктивности являются онтологические основания, которые заключены в специфически человеческом бытии, каким является индивидуальное бытие, и коренятся в отношениях индивида, в которые он вступает в процессе жизнедеятельности и которые структурируют поле, горизонт и объем индивидуального человеческого бытия;

4) “элементарной клеточкой” онтологических оснований человеческой деструктивности является первичная онтологическая структура, представляющая собой связь (связку) “очеловеченноевнечеловеческое”, которая на каждом уровне индивидуального человеческого мироотношения имеет специфический вид. На метафизическом уровне (отношение “человек-мир”) человеческая деструктивность предстает как связь между энтропией всемирового бытия и нестабильностью человеческого бытия как сложноорганизованной мирооткрытой системы; на культурно-историческом уровне (отношение “индивид-род”) она проявляется в специфически человеческой экзистенции, находящейся между “заброшенностью в мир” и “конечностью существования”; на межиндивидуальном уровне (отношение “я-другой”) человеческая деструктивность принимает форму интертекстуальности; на внутрииндивидуальном уровне (отношение “я-я”) она есть проблематичность человека;

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»