WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Анализируя социологические данные, автор отмечает, что сложившийся в ходе истории государственно-патерналистский комплекс тормозит утверждение в российском обществе модели протестного поведения, направленного на изменение существующих обстоятельств; состояние хронической неудовлетворенности и недовольства жизнью сохраняется по большей части на «настроенческом» уровне и редко когда перерастает в сознательные и планомерные протестные действия. Трудно оценить однозначно такую ценностную позицию россиян. С одной стороны, «настроенческое» недовольство, общественная апатия сыграли важную роль социального стабилизатора. С другой стороны, такая пассивность россиян оказалась объективно на руку политической элите, бесконтрольность которой при разработке и проведении реформ обернулась тяжелыми социальными последствиями. Принудить элиту к принятию более взвешенных политических решений не удалось прежде всего вследствие слабости гражданского общества, в частности, тех его структур, которые призваны артикулировать энергетику общественного недовольства и направлять ее в русло конструктивных действий по оспариванию как самой стратегии реформ, так и конкретных управленческих решений.

Сложившееся исторически отношение россиян к свободе как к «воле» широко распространено и в современной России. Наша ментальность попрежнему весьма трудно осваивает постулат о неразрывной связи свободы и ответственности. Особенно трудно ей дается понимание «позитивной свободы», в рамках которой индивид добровольно и сознательно принимает на себя социокультурные ограничители вседозволенности, демонстрирует готовность активно участвовать в делах общества. Весьма специфично понимают россияне и демократию. По данным социологических исследований конца 80-х – начала 90-х годов, большинство россиян изначально связывало ценности демократии не столько с политическими свободами, сколько с материальным благополучием. Именно убежденность в способности демократического государства обеспечить экономическое процветание страны делала миллионы людей ценностными приверженцами демократии. Такое понимание демократии таило в себе серьезную опасность, ибо ставило отношение людей к новому политическому режиму в прямую зависимость от его способности быстро и без серьезных социальных издержек добиться коренного улучшения экономической ситуации. И как только общество в процессе реформ столкнулось с экономическими и социальными тяготами, наступило массовое разочарование в демократии. Вместе с тем, неудовлетворенность реальными результатами демократизации вовсе не тождественна разочарованию в демократическом идеале как таковом.

Однако за годы реформ произошло заметное ослабление патерналистских настроений и установок, появляется все большее количество людей, достаточно трезво оценивающих ситуацию и уже не рассчитывающих на то, что государство решит их проблемы, предпочитающих занимать более самостоятельную позицию. Все большее число россиян ориентируется на собственные силы, перестает видеть в государстве гаранта своего материального благополучия. В то же время россияне по-прежнему демонстрируют весьма скромную готовность к объединению с другими людьми с целью совместного решения каких-либо актуальных для них проблем, не придают большого значения ни формированию независимых от государства общественных ассоциаций и объединений, ни становлению местного самоуправления: лишь немногие считают, что деятельность подобных организаций может обеспечить учет интересов граждан и оказать реальное воздействие на власть.

Свою негативную роль продолжает играть и такой фактор, как и низкий уровень взаимного доверия. Издержки трансформационных процессов вынуждают россиян прибегать к использованию стратегии «адаптационного» индивидуализма, увеличивают психологическую дистанцию между ними, тормозят выработку установки на социальную солидарность и соответствующих навыков. Крайне противоречивым остается отношение россиян к закону. С одной стороны, скорейшее восстановление законности и правопорядка в стране абсолютное большинство россиян считает главным и безусловным приоритетом. С другой стороны, естественное стремление людей к стабильности и законному порядку не сопровождается пока их готовностью собственными усилиями добиваться его установления; неукоснительное соблюдение закона не стало императивом личного поведения.

Такие ментальные установки существенно тормозят становление гражданского общества, усугубляют атомизацию общества, усиливают взаимную отчужденность и подозрительность, порождают в массовых масштабах адаптационный индивидуализм. В то же время в российском обществе все большее распространение получает убеждение в необходимости повышения значимости и авторитета закона, усиления его роли как регулятора общественных отношений. Особенно важным с точки зрения перспектив становления гражданского общества в России является постепенное преодоление традиционного для российской ментальности отождествления закона и «воли начальства», укрепление уважительного отношения к праву как таковому. Повседневная практика взаимодействия с властями вырабатывает у граждан более рациональную линию поведения, ориентирует на поиск компромиссов и пересекающихся интересов в рамках существующего законодательства.

Оценивая в целом культурное и социально-психологическое состояние современного российского социума, диссертант приходит к выводу о его крайней противоречивости: с одной стороны, в общественном сознании россиян сохраняются многие элементы традиционно «подданнического» менталитета; с другой стороны, трансформационные процессы последнего десятилетия привели к заметной либерализации сознания и культуры людей, утверждению в обществе новых ценностных установок. Да, эти установки часто противоречивы, содержат в себе, наряду с либеральными принципами, традиционные для России авторитаризм, утопизм, этатизм, правовой нигилизм, а потому не могут (пока) рассматриваться как достаточные духовные предпосылки становления гражданского общества.

Важнее, однако, другое: хотя состояние общественного сознания в России пока во многом тормозит становление подлинно самодеятельных и независимых от государства структур гражданского общества, оно (состояние) в то же время свидетельствует о том, что альтернатива «демократия или авторитаризм» (тем более – «тоталитаризм») для большинства россиян потеряла свою актуальность. За прошедшее десятилетие в России сформировалось активное меньшинство, последовательно руководствующееся принципами и ценностями гражданского общества и реализующее их в своем практическом поведении. Влияние этого меньшинства на общество трудно переоценить:

благодаря активности этих людей происходят не всегда заметные, но весьма значимые изменения в общественном сознании и поведении. И если многие россияне пока достаточно инертны и пассивны, они в то же время связывают свои надежды на лучшую жизнь не с возвратом в тоталитарное прошлое, а с продвижением к идеалам и практике демократии и гражданского общества.

В третьем параграфе «Структурное измерение гражданского общества в современной России» анализируется реальное состояние и перспективы дальнейшей эволюции возникших в стране за последнее десятилетие институциональных структур гражданского общества. Большинство российских профсоюзов и предпринимательских ассоциаций демонстрируют слабое понимание интересов партнера (а нередко – и своих собственных) и низкий уровень толерантности в межгрупповых отношениях. Слабость и незрелость российских профсоюзов – прямое следствие их молодости и неопытности, смутного представления о том, как следует действовать в новых условиях. В политическом отношении российские профсоюзы раздроблены; весьма скромны успехи отечественных профсоюзов и в выполнении своей общественной функции.

В то же время в деятельности российских профсоюзов можно обнаружить позитивные моменты во взаимоотношениях со всеми контрагентами – и с работодателями, и с государством, и с обществом. В отношениях с работодателями многие профсоюзы стремятся (и не всегда безуспешно) перевести отношения с работодателями в плоскость права. Есть немалые «подвижки» и в отношениях профсоюзов с государством. Часто критикуемые за популизм и бесплодность своих попыток повлиять на власть путем проведения массовых акций протеста, профсоюзы, тем не менее, добиваются с их помощью привлечения внимания власти и общественности к наиболее острым проблемам наемных работников и тем самым оказывают пусть косвенное, но реальное влияние на социально-экономическую политику.

Заметную роль в современной России играют предпринимательские ассоциации, хотя роль эта, разумеется, далеко не однозначна. Как известно, становление российского бизнеса происходило в условиях, далеких от правозаконности и справедливости, в результате чего в стране сложилась система бюрократически-олигархического капитализма. В рамках этой системы непропорционально большую роль играли так называемые «олигархи», занимавшиеся неприкрытым лоббированием своих интересов. Однако в последние годы наметились некоторые позитивные изменения в отношениях ассоциированного бизнеса с органами власти различных уровней: уменьшилась зависимость власти (особенно центральной) от поддержки со стороны «олигархов»; возросла заинтересованность корпораций в установлении более упорядоченных и стабильных отношений с властями; правительственные ведомства все более четко проводят в жизнь концепцию социальной ответственности бизнеса. Все это способствует постепенному становлению в России нормальной системы функционального представительства, в рамках которой открываются возможности для полноценного участия представителей малого и среднего бизнеса в выработке ключевых направлений социальноэкономической политики. Есть позитивные сдвиги и в отношениях бизнеса с профсоюзами в рамках системы социального партнерства.

Диссертант отмечает также ряд причин, объясняющих слабую укорененность института политических партий как в массовом сознании россиян, так и в самой политической практике. Во-первых, это крайне неблагоприятный для процессов политической дифференциации социальный контекст, отсутствие социетального консенсуса по поводу базовых ценностей и принципов общественного устройства страны. Все это существенно ограничивает возможности осознания людьми своих групповых интересов, социальной и политической идентичности, во многом дезориентирует их в политическом пространстве. Во-вторых, в России отсутствует «нормальный» (т. е. ясный и понятный людям) политический рынок. В соответствии с самой конституционной конструкцией ни президентские, ни парламентские выборы у нас не означают, что общество делает заказ на определенный политический курс;

люди часто просто не в состоянии понять, какая именно политическая сила несет ответственность за действия правительства. Как результат – девальвация ценности самих выборов и участвующих в них партий. Вместе с тем, по мнению диссертанта, было бы преждевременно делать вывод о том, что время «партийной демократии» для России уже прошло: несмотря на скептическое отношение россиян к существующим в стране партиям, последние выполняют ряд важных функций института гражданского общества.

Наиболее диверсифицированную группу структур гражданского общества в современной России представляют различные некоммерческие организации (НКО). В зависимости от вида деятельности все НКО можно разделить на две большие группы. К первой группе относятся организации, защищающие интересы отдельных слоев населения (такие организации называют «проблемно-ориентированными») – добровольные объединения граждан, специализирующиеся на «социальном сервисе», группы самоподдержки, территориальные, спортивные, молодежные, женские и ряд других организаций. Большую работу в социальной сфере проводят несколько десятков постоянно присутствующих в России отделений благотворительных организаций других стран. Постепенно возрождается находившаяся длительное время под запретом церковная благотворительность. Положительным моментом в деятельности благотворительных НКО является их постепенное движение в глубь России, от столиц к провинции. Очень важную роль играют женские организации, занимающиеся преимущественно вопросами образования, семьи, детства, оказанием информационных и консультационных услуг, поддержкой женского предпринимательства, защитой гражданских прав. Организации инвалидов, детей, военнослужащих, молодежи также ориентированы на решение наиболее острых социальных проблем.

Ко второй группе относятся организации, решающие проблемы общегражданского характера (прежде всего это экологические и правозащитные организации). Экологические организации специализируются на различных видах деятельности – от научной до правовой, используя при этом широкий арсенал методов – от экологического образования населения до научных разработок природоохранных проблем и их практического внедрения. Правозащитные организации видят свою главную цель в изменении самих принципов отношений между гражданами и государством, подчинение их власти закона. Для реализации этой цели правозащитные организации прибегают к использованию различных средств, не ограничиваясь в своей деятельности собственно правовой сферой; нередко они выступают инициаторами мер по активизации различных гражданских инициатив и развитию самоорганизации граждан.

Очень важную роль в современном российском обществе играют социокультурные ассоциации – церковь, независимые СМИ, научные и творческие союзы, образовательные, воспитательные, культурно-досуговые учреждения и т. п. За последнее десятилетие в стране восстановлены и введены в действие десятки тысяч церквей, мечетей, синагог, дацанов, молельных домов, монастырей; созданы сотни телекомпаний и печатных изданий; возникли многочисленные негосударственные школы и институты. Хотя, конечно, пока преждевременно говорить о «религиозном возрождении» России или о серьезном вкладе новых российских СМИ в дело общественно-политического просвещения людей, их объективного информирования о важнейших внутригосударственных и международных событиях, общественного контроля за властью.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»