WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

На правах рукописи

ЗАГИДУЛЛИНА Марина Викторовна КЛАССИЧЕСКИЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ФЕНОМЕНЫ КАК ИСТОРИКОФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА (ТВОРЧЕСТВО А. С. ПУШКИНА В РЕЦЕПТИВНОМ АСПЕКТЕ) Специальность 10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук

Екатеринбург – 2002

Работа выполнена на кафедре русской литературы Уральского государственного университета им. А. М. Горького и на кафедре русской и зарубежной литературы Челябинского государственного университета

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Г. К. Щенников

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Л. П. Быков доктор филологических наук, профессор В. А. Викторович доктор филологических наук, профессор Ю. Б. Орлицкий

Ведущая организация: Самарский государственный университет

Защита состоится _14 мая_2002 г. в_11_часов на заседании диссертационного совета Д 212.286.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук в Уральском государственном университете им. А.

М. Горького (620083, г. Екатеринбург, пр. Ленина, 51, комн. 248).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральского государственного университета им. А. М. Горького.

Автореферат разослан 11 апреля 2002 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, профессор М. А. Литовская 2 Актуальность проблемы Согласно данным многочисленных исследований разного времени и в разных странах, “удельный вес обращения к “хорошей” или “классической” литературе в общем объеме чтения крайне невелик”1. Роль литературной классики в жизни современного общества эпохи масс-медиа представляется обычно редуцированной до предела, фактически нивелированной. Между тем классика остается незыблемой частью культурной матрицы2, выполняя ряд специфических функций, которые не могут быть делегированы другим культурным институтам. Условно классическую литературу можно представить в виде совокупности литературных феноменов, составляющих литературный пантеон. При этом важен процесс самого превращения текстов и фактов биографий их авторов в феномены – то есть их искажение и редукция в ходе восприятия, другими словами, конечный результат рецепции на определенном этапе функционирования.

Особую роль в каждой национальной культуре играет центральный литературный феномен, выполняющий функции “сердца канона”. Исследование этих функций позволяет постичь сами механизмы признания ценности классических образцов в национальном масштабе. Таким “сердцем” всего русского литературного пантеона является феномен творчества и биографии А. С. Пушкина. Двухсотлетний юбилей поэта продемонстрировал как незыблемость пушкинского авторитета в новой политической и социокультурной ситуации, так и ряд трансформаций привычных манифестаций признания этого авторитета, а также позволил делать выводы о реальном месте пушкинского феномена и всей классической русской литературы в семантической сети культуры3. Конструирование адекватной научной перспективы в области литературоведческих историкофункциональных исследований и их прикладного аспекта и обусловило выбор темы, обстоятельный анализ которой открывает пути к построению научно обоснованной стратегии деятельности различных институтов, связанных с русским классическим литературным наследием и ответственных за поддержку этой части национальной ценностно значимой информации в российском интеллектуальном пространстве.

Степень разработанности проблемы Понятие классического литературного феномена тесно связано с понятием “литературная классика”. Сама проблема “классика и современность” имеет длительную историю. Основное значение слова “классическое” – относящееся к античной эпохе.

Остальные значения – следствия первого (классическое как образцовое и как изучаемое в школе, то есть классах). История самого понятия в западной цивилизации показывает, что само определение “классическое” несет важную нагрузку, которую скорее можно назвать идеологической, нежели эстетической. В то же время попытки дать исчерпывающее определение понятию так и не привели к желаемому результату. В теоретических исследованиях, посвященных классике, наблюдается несогласованность и противоречивость толкований ключевого понятия. Очевидно, что классические произведения составляют ряд, открытый как в прошлое (возможность включения незаслуженно вычеркнутых из истории литературы имен и произведений), так и в будущее (каждое значительное современное произведение может со временем оказаться в классическом ряду). Этот ряд получил название “литературного пантеона”. В литературоведении пока нет обстоятельного исследования, поставившего своей целью анализ как процесса формирования русского литературного пантеона, так и самого его содержания, хотя отдельные подступы к теме и соответствующий эмпирический задел Гудков Л., Дубин Б. Литература как социальный институт. М.: Нов. лит. обозрение, 1994. С. 75.

Устин А. К. Дейктическая концепция текста, мышления и культуры. Автореферат дис…д-ра культурологич. наук. СПб.: РГПУ им. А. Герцена, 1998. С. 5.

Согласно представлениям когнитивной науки, культура – сеть значимых отношений между идеями. См.:

Lumsden C.J. Does Culture Need Genes // Ethology and Sociobiology. 1989. N 10. P. 11–28.

имеются1. Это значительно осложняло нашу работу, цель которой касалась проблемы функционирования классики в современном обществе. Б. Дубин в 1993 году отметил, что сам вопрос о “возведении” классического пантеона до сих пор остается открытым: “Какие группы, какими средствами его строят Возможна ли без него, вместе с тем, сама структура литературы как единого социального института, как культурной системы”Сборник статей “Литературный пантеон”3 является лишь первой ступенькой к ответам на эти вопросы, сам жанр “сборника статей” (а не коллективной монографии) мешает его авторам выйти на новый уровень обобщения.

Отсутствие полноценной истории русского литературного пантеона в отечественном литературоведении может объясняться зыбкостью и проницаемостью самих его границ, что осложняет аналитический подход ко всем явлениям “канонизации” отдельных произведений. Однако в задачи нашего исследования не входит решение проблем, связанных с условиями и динамикой формирования русского классического пантеона, это задача будущих трудов. Важнейшей задачей стал анализ рецепции классики и ее современного функционирования, что потребовало разработки самого подхода к этой проблеме, который соединил бы в себе методы разных наук. Главным материалом, положенным в основу этого исследования, является такой классический литературный феномен, как Пушкин.

Уникальность пушкинского статуса в российской жизни признается давно.

Впервые в этом ключе высказывались еще современники Пушкина (например, Гоголь);

принципиальное обобщение идеологические толкования роли Пушкина получили в речи Достоевского на открытии памятника поэту в Москве (1880 год). Вслед за этим в литературоведении идеи Достоевского подверглись несчетному повторению, трансформации и полемическому переосмыслению (особенно в эмигрантской мысли ХХ века). Исключительный интерес к значению Пушкина вызвал юбилейный 1999 год, когда появилось множество публикаций по этому вопросу.

К этому времени понятие “пушкинский миф” в значении “литературный феномен” вполне утвердилось в литературоведческой науке. Появились обстоятельные работы по истории пушкинского мифа4. Однако попытка обобщить полученные результаты и выйти на уровень внеоценочного анализа описываемых явлений в этих работах недостаточно успешна. Таким образом, проблема функционирования классических литературных феноменов вообще и пушкинского феномена в частности в современную эпоху в науке принципиально не разработана5.

Наиболее исследованной частью проблемы можно считать процессы влияния классических текстов на литературный процесс и выявление механизмов “обслуживания” классического наследия со стороны соответствующих идеологических институтов – Розанов И. Н. Литературные репутации: Работы разных лет. М.: Сов. писатель, 1990; Рейтблат А. И. От Бовы к Бальмонту: Очерки по истории чтения в России во второй половине XIX века. М.: Изд-во МПИ, и др.

Дубин Б. Чтение и общество в России // Новый мир. 1993. № 3. С. 243.

Литературный пантеон: национальный и зарубежный: Материалы российско-французского коллоквиума.

М.: Наследие, 1999.

Розанов И. Н. Литературные репутации: Работы разных лет. М.: Сов. писатель, 1990 (работа написана в 1927 году); Непомнящий В. С. Поэзия и судьба. М.: Советский писатель, 1983. С. 5–186; Высочина Е. И.

Образ, бережно хранимый: Жизнь Пушкина в памяти поколений: Кн. для учителя. М.: Просвещение, 1989.

239 с.; Муравьева О. С. Образ Пушкина: Исторические метаморфозы // Легенды и мифы о Пушкине. СПб.:

Акад. проект, 1994. С. 109–128; Dйbreczeny P. Social Functions of Literature: Alexander Pushkin and Russian culture. Stanford University Press. Stanford, California, 1997.

С. Г. Бочаров обозначил выражением “пушкинский миф” явление “национальной пушкинской герменевтики”, некую творческую интуицию, масштабно развернувшуюся в ХХ веке и противостоящую профессиональному изучению. Ядро пушкинского мифа – “мгновенная исключительность” Пушкина, выводящая его из историко-литературного ряда. См.: Бочаров С. Г. “Заклинатель и властелин многообразных стихий” // А. С. Пушкин: pro et contra / Сост. В. М. Маркович, Г. Е. Потапова, комм. Г. Е.

Потаповой. СПб.: РХГИ, 2000. С. 572. Здесь наблюдается сужение самого понятия и объяснение его при помощи оппозиции “научное” – “творческое”.

критики и литературоведения, которые оказываются носителями дистанцированного пиетета перед “примером” и “образцом”1. Самым слабым звеном в современных исследованиях проблемы является вопрос о функционировании классических литературных феноменов в массовом (среднестатистическом) сознании как наименее уловимой и сложной для анализа части общей культурной матрицы. Историкофункциональный аспект существования классики требует новых подходов, нежели те, что сложились в рамках традиционной разработки самого историко-функционального метода.

Этим во многом и определяется постановка проблемы, заявленной в теме работы. В науке о литературе как социальном институте еще в середине 90-х годов был выдвинут тезис о неоправданности центрального положения классической литературы в деятельности таких важнейших институтов ее социализации, как литературоведение и критика (и опосредованно – образование): “Выводы социологических наблюдений над тем, что большие организации работают на самих себя, уделяя большую часть средств и усилий на самовоспроизведение, в известном смысле могут быть отнесены и к “высокой” литературе и ее институтам, фиксирующим наиболее существенные механизмы и темы культуры. И это кажется тем более странным, что в реальном чтении, то есть в общем объеме прочитанного широкой аудиторией за определенную единицу времени, высокая, традиционная и авангардная, элитарная литература составляет несравнимо малую часть”2.

Это обусловило перенос внимания на ранее маргинальные жанры, маркированные как “низкие” и “тривиальные”; классика же объявляется “мумифицированной”. Между тем, несмотря на ряд профессиональных опросов населения социологами литературы, ни сама постановка вопросов в этих анкетах, ни интерпретация данных не позволяют судить о реальном месте классических произведений в современном культурном пространстве, особенно в массовом сознании – как в сущностном, так и в среднестатистическом аспектах.

В силу вышеизложенного в работе основной упор сделан на подробное научнотеоретическое обоснование всех элементов, составляющих проблему, и как следствие на выработку логичной, непротиворечивой и отвечающей сегодняшнему уровню развития науки концепции функционирования классических литературных феноменов в современной культуре на уровне среднестатистического сознания. Историкофункциональный характер проблемы потребовал широкого привлечения разнообразного материала.

Предмет и объект. Объектом исследования является русская литературная классика в целом и творчество Пушкина как одна из ее составляющих. Предмет исследования – парадигма внедренности классической литературы в структуру культуры (прежде всего на самом малоизученном уровне – среднестатистического сознания). Тема исследования может рассматриваться как результирующая конфликтного напряжения между объектом и предметом, поскольку современный момент отличается нивелированием конвенциональных типов литературы, к которым относится литературная классика. Таким образом, возникает проблема объективного описания реального функционирования классических литературных феноменов в современную эпоху.

Основная цель исследования: описать характер функционирования классических литературных феноменов общенационального масштаба (акцент сделать на изучении и анализе современной рецепции фактов жизни и творчества А. С. Пушкина) в конце ХХ – начале XXI веков в измененной социокультурной ситуации. Эта цель определяет задачи работы:

1) выявить ряд закономерностей формирования русского литературного пантеона;

2) выявить функции классических литературных феноменов в современном обществе;

См. обстоятельный анализ конституирования классической литературы в качестве субститута культуры как последовательного и целенаправленного процесса в книге “Литература как социальный институт” Л.

Гудкова и Б. Дубина (Указ. соч. С. 16–98).

Там же. С. 69–70.

3) определить и описать виды легитимации Пушкина как центрального литературного феномена;

4) рассмотреть основные интегративные функции классики на примере пушкинского мифа;

5) описать парадигму функционирования классической литературы в новой социокультурной ситуации.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»