WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

В первую очередь это касается непосредственно содержания понятия «компенсаторное общение». Оно принадлежит к числу понятий, которые задолго до их разъяснения вызывают ряд ассоциаций. В том числе легче всего придать термину «компенсаторное общение» сугубо негативный смысл. Этому способствует то обстоятельство, что вполне определенные негативные явления в сфере общения, выступающие предметом конкретнонаучного исследования, как правило, имеют компенсаторную природу. Но будет ошибочным расценивать любые коммуникативные процессы как социально отрицательные. Подобно компенсаторным процессам, рассматриваемым нами в более широкой, чем только общение, перспективе, компенсаторное общение предстает перед нами в трех типах: прямая компенсация, сверхкомпенсация и декомпенсация средствами общения. Отсюда вытекает необходимость дифференцированного подхода к коммуникативно-компенсаторным процессам, учета их социальной, нравственной и т.д. направленности.

Что же общее в таком случае можно обнаружить у столь различных в ценностном измерении социальных явлений Думается, что во всех случаях компенсаторное общение тем или иным способом решает задачу гармонизации коммуникативного мира личности либо какого-то иного субъекта общения, например, малой группы.

Ранее уже отмечалась важность различения «вплетенного» в предметную деятельность общения и общения, эмансипировавшегося от предметной деятельности. Исторические условия, в которых общение выступает преимущественно в качестве стороны, аспекта, необходимого условия осуществления материального производства, не порождают в полном объеме проблемы компенсаторного общения. Компенсаторное общение возможно лишь в случае формирования самостоятельной потребности в общении как относительно самоценной формы взаимодействия индивидов. Относительно самоценной, потому что видимое на поверхности “общение ради общения” в самом деле генетически и структурно было связано с общим усложнением социальной жизни и материального производства, требующими дополнительных источников усиления сплоченности и организованности членов первобытного коллектива. Таким образом, коммуникативная надстройка над непосредственно “вплетенным”, необходимым для осуществления материального производства общением составила исходный базис компенсаторного взаимодействия, которое уравновешивало неполноту первого.

В качестве парадигмы возникновения компенсаторного общения на основе своеобразной эволюции общения «вплетенного» в диссертации проводится ретроспективный анализ дружеского общения от его реликтовых форм до современного состояния.

Сопоставляя компенсацию и сверхкомпенсацию, необходимо отметить, что компенсацию мы связываем в первую очередь с ориентацией на потребление, сверхкомпенсацию - с активным проявлением деятельностного начала. Компенсаторному общению свойствен некий «эгоцентризм», ибо оно направлено в первую очередь на себя, а не на другого. «Эгоцентризм» компенсаторного общения преодолевается в сверхкомпенсаторном общении, которое, имея много общего с первым в плане причин возникновения, отличается от него прежде всего своей направленностью на другого. Сущность этого процесса выражена А.А.

Ухтомским в терминах его учения о доминанте. «Труд над собой и ради другого» гармонизирует не только внутренний мир личности, переводя его на более высокий уровень целостности, но и экстериоризуется вовне, совершенствуя среду общения в целом. Сверхкомпенсация, следовательно, может быть оценена как своего рода творчество в сфере общения. Она сопряжена с усилиями по гармонизации внутреннего мира ближнего и достижима лишь при условии решения этой задачи.

В иллюзорной сверхкомпенсации посредством общения акцент также перенесен на другого, но индивидуальная гармонизация осуществляется за счет дегармонизации коммуникативного мира партнера по общению или углубления уже имеющейся у него дисгармонии. В реальной сверхкомпенсации опора происходит на безусловно сильные, привлекательные стороны личности партнера по общению или по крайней мере на ростки таковых. Иллюзорная сверхкомпенсация так же, как и реальная, использует в своем арсенале “обходной путь”. Она также ориентирована на другого. Только если в случае реальной сверхкомпенсации другой выступает в качестве цели, то в иллюзорной лишь как средство уравновешивания собственного внутреннего мира.

В первом случае происходит действительный обоюдный личностный рост, диалогическое взаимоутверждение Я и Ты (М.Бубер), во втором - иллюзорное возвышение одного за счет и на фоне снижения другого.

Иллюзорная сверхкомпенсация часто неразборчива в выборе своих приемов. В гностическом плане она опирается на выявление у “средства” сверхкомпенсации наиболее уязвимых сторон его личности, создающих возможность успешного манипулирования его поведением. Характерными образчиками иллюзорной сверхкомпенсации такого рода выступают хулиганские действия по отношению к окружающим, стремление эпатировать или подавлять их, вызывая чувство страха и зависимости. Средствами иллюзорной сверхкомпенсации могут оказаться не только люди, но и животные, и даже неодушевленные предметы, которые поневоле выступают здесь в качестве субъективированного объекта (М.С.Каган).

Чтобы оценить роль собственно компенсации в коммуникативнокомпенсаторных процессах, следует подойти к проблеме аналитически. Если следовать весьма распространенной трехкомпонентной схеме, то в компенсаторном общении можно выделить эмоциональную, интеллектуально-гностическую и деятельностную направленности.

Сверхкомпенсация (реальная и иллюзорная) связана с вынесением деятельностной установки на другого, и только посредством ее реализации возможна гармонизация внутреннего коммуникативного мира субъекта сверхкомпенсации, сопровождающаяся переходом на новый уровень целостности. В зависимости от того, с реальной или иллюзорной сверхкомпенсацией связано обновление личности, она “возвращается” в сферу предметной деятельности, в систему институциональных и прочих стабильных связей обогащенной или, напротив, обедненной.

Что в конечном счете сказывается в дальнейшем на всех ее жизненных проявлениях.

Сверхкомпенсация отнюдь не чисто количественное измерение.

Больше или меньше информации как таковой или эмоциональных компонентов в общении еще не образует сверхкомпенсации. Важно другое: выводят ли данная информация и эмоциональные составляющие общения за границы прежней целостности, создавая одновременно желаемую гармонию в коммуникативном мире личности, или искомая гармонизация достигается в пределах прежнего единства социальных параметров личности.

Занимая промежуточное положение между сверхкомпенсацией и декомпенсацией, собственно компенсация означает неустойчивое, легко нарушаемое равновесие, своеобразную “отсрочку”. Неустойчивость собственно компенсаторного общения обусловлена тем, что будучи ориентировано на частичное восполнение одного какого-то аспекта человеческих связей, оно легко может быть запредельно и односторонне насыщено искомыми компонентами. А это в свою очередь может вызывать еще большее разбалансирование коммуникативного мира личности.

Наличие компенсаторных механизмов общения не гарантирует успешности компенсации. Когда они не срабатывают, происходит декомпенсация, означающая переход на более элементарный уровень гармонии индивидуальной сферы общения.

Оценивание коммуникативно-компенсаторных процессов усложняется наличием в них первичной и вторичной компенсации. Если принять за первичную, базовую компенсацию выделение общения в особый вид деятельности, гармонизирующий “вплетенное” общение, то недостаточность первичной компенсации вызывает к жизни вторичную, дополнительную. Появление последней означает, что первичная компенсация срабатывает, скорее, на коллективном, чем на индивидуальном уровне. Точнее, для гармонизации коммуникативного мира личности уже недостает тех сложившихся компенсаторных механизмов, в которые она включена автоматически в силу ряда обстоятельств: этнических, классовых, культурных, образовательных, возрастных, половых и т.д. Первичная компенсация, как правило, социально одобряема или по крайней мере признана. Она, если можно так выразиться, входит в официальный компенсаторный фонд и, как ни парадоксально это звучит, настолько органично входит в культуру, в необходимые условия бытия социума, что вовсе не воспринимается как компенсация. Вторичная компенсация часто вызывает настороженность, в иных случаях враждебность. Хотя сам “инструментарий” вторичной компенсации чаще всего заимствуется из первичного компенсаторного фонда. “Криминал” в этом случае заключается в том, что он (инструментарий) незаконно узурпируется теми, на кого не распространяется по существующим нормам. Образование вторичного компенсаторного фонда происходит и за счет экспериментирования в сфере общения. Первичный и вторичный компенсаторные фонды взаимопроникают друг в друга. Некоторые элементы первичного компенсаторного фонда переходят во вторичный и наоборот. Таким образом, вторичная компенсация связана с отрицанием социокультурной заданности коммуникативной среды, в которую личность погружена изначально.

Рассмотренные выше особенности коммуникативнокомпенсаторных процессов позволяют дать общую дефиницию компенсаторного общения. Под компенсаторным общением в широком смысле понимается общение, выделившееся из состава предметной деятельности, где общению принадлежит роль условия ее осуществления и своего рода подсистемы, и направленное на гармонизацию коммуникативного мира личности в случае его деформации, переживаемой как одиночество. Эта гармонизация происходит в результате первичной либо вторичной компенсации, реально или иллюзорно, посредством сверхкомпенсации, прямой компенсации или декомпенсации, сопровождаемых соответствующими последствиями.

§ 3. «Социальные причины компенсаторного общения». При рассмотрении социальных причин компенсаторного общения автор опирается на идею сложности, многокомпонентности социальной причины как единого целого. Объективные и субъективные причины компенсаторного общения рассматриваются с точки зрения диалектики общего, особенного и единичного. Учитываются внутренние и внешние, случайные и необходимые причины. Взятые в отдельности объективные условия общения помогают обнаружить имеющиеся трудности и препятствия на пути полноценного общения и определить русло их преодоления. При этом многое будет зависеть и от собственных коммуникативной активности и избирательности субъекта общения.

Предельно общей объективной причиной коммуникативнокомпенсаторных процессов выступает та или иная деформация структуры «вплетенного» общения, которая гармонизируется за счет компенсаторного потенциала коммуникативно-компенсаторного фонда.

Чем радикальнее эти изменения, тем большая нагрузка ложится на компенсаторный фонд. Особенно заметную роль коммуникативнокомпенсаторные процессы начинают играть в периоды резкой смены коммуникативной ситуации, когда в результате коренных социальных изменений в целом одновременно разрушаются прежние условия общения и возникают новые, непривычные, требующие освоения. Тогда нагрузка на первичный компенсаторный фонд многократно увеличивается, и все большее значение начинает приобретать вторичная компенсация.

Поскольку изменения, происходящие в условиях общения, прежде всего запечатлеваются в его структуре, в соотношении основных ее элементов, постольку в диссертации специально анализируется вопрос о структуре общения. Построение структурной модели общения учитывает различие между «вплетенным» общением и общением ради общения, представляющими собой два основных рода общения. Это разделение автор считает исходным, так как дальнейшее структурирование общения принципиально от него зависит. Структура «вплетенного» общения образует чрезвычайно значимый пласт макроструктуры общения, выражающий условия общения, в которые субъект погружен с необходимостью. Это внешние условия общения, своеобразная коммуникативная ситуация, мало зависящая от усилий отдельных субъектов. Макроструктура общения в единстве всех составляющих ее элементов: общение непосредственное и опосредованное, функционально-ролевое и личностно ориентированное приводит в движение микроструктуру общения, весьма динамичный и гибкий комплекс, своего рода внутренний механизм обратной связи в структуре самого общения. Инициируя общение как деятельность особого рода, внутренняя структура общения может быть проанализирована по аналогии с предметной деятельностью и рассмотрена по схеме нужда — потребность — интерес — мотив — цель — стимул — средство — объект — процесс — результат общения. Прослеживая развертывание этой цепочки, диссертант показывает, как на каждом из этапов могут складываться условия для формирования компенсаторного общения и какую направленность оно может принимать.

Если деформация структуры «вплетенного» общения является предельно общей объективной причиной возникновения коммуникативно-компенсаторных процессов, то реальное содержание этой деформации всегда достаточно конкретно. Оно рассмотрено в диссертации как на уровне особенного, так и на уровне единичного. В первом случае учитываются особенности данной конкретной коммуникативной ситуации, имеющей историческое, национальное, региональное, вообще надличностное значение. Во втором, напротив, выявляется, как эта коммуникативная ситуация сопряжена с индивидуальными условиями общения, которые могут либо усиливать, либо ослаблять ее воздействие.

Важнейшими факторами, обусловившими в последние десятилетия коренные изменения в условиях и средствах общения людей, явились научно-техническая революция и урбанизация, а также связанные с ними процессы развития системы массовой коммуникации и компьютеризация. Существенные социальные и социально-психологические следствия этих изменений рассматриваются как объективные причины происхождения и активизации коммуникативно-компенсаторных процессов на уровне особенного.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»