WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

5. Осуществлена классификация компенсаторного общения, выделены основные модальности субъекта компенсаторного общения, предварительно намечены компенсаторные возможности их виртуальных сочетаний, рассматриваемых в дальнейшем на двух уровнях: на уровне социального бытия и уровне индивидуального бытия личности.

Гармонизация коммуникативного мира и смягчение одиночества в одном измерении одновременно порождает одиночество в другом или даже в нескольких измерениях. Выступая в качестве особого вида деятельности, общение способно к преобразованию жизненного мира личности и окружающих ее не только в границах сферы общения, но и за ее пределами: декомпенсация и сверхкомпенсация средствами общения производят тотальное преобразование личности, ее образа жизни, ценностей, интересов, уровня культуры. Соответственно изменяется и сама личность.

Научно-практическая значимость работы. Говоря о современной коммуникативной ситуации, многие отмечают проблемы, которые она порождает, вызывая у личности чувство одиночества, отчуждения, неприкаянности и т.д. Есть ли из этого положения выход Обнаружен ли он уже людьми на уровне их эмпирического бытия, бытийствует в бесчисленных своих конкретных стихийных проявлениях и ждет теоретического осмысления На поставленные вопросы следует ответить положительно. Предлагаемая в диссертации социально-философская концепция компенсаторного общения – наша попытка дать ответ на эти весьма важные в теоретическом и практическом отношениях вопросы. Объясняя, каким образом происходит и какой ценой оплачивается стихийная по преимуществу самоорганизация сферы общения личности, как она (личность) преодолевает либо смягчает одиночество (свое и чужое), опираясь при этом на главные типы компенсаторного общения, мы полагаем, что всестороннее осмысление этого феномена позволит в полной мере овладеть наиболее продуктивными способами компенсаторного общения, способствующего всестороннему развитию личности. Наша концепция может служить методологической предпосылкой для дальнейшего философского исследования проблем общения и одиночества, а также для дальнейшего прояснения проблемы человека, раскрывая его сущность, рассматриваемую через призму общения – этого многомерного жизненного отношения. Выводы диссертации могут составить методологическую основу в области социальной философии, социологии, социальной психологии, криминологии, педагогики. Результаты исследования могут быть использованы в практике правового и нравственного воспитания. Материалы и выводы диссертации могут быть применены в учебных курсах философии, социальной психологии, педагогики и др., а также для подготовки различных спецкурсов по проблеме общения.

Апробация диссертации. Результаты данного исследования отражены в 40 опубликованных работах общим объемом 35 печатных листов. Содержание диссертации доведено до сведения научной общественности в виде индивидуальной монографии, статей в научных журналах, сборниках статей и тезисов. Концепция, положенная в основу работы, основные идеи и фрагменты диссертационного исследования были представлены на 25 научных конференциях – международных, республиканских, региональных в Екатеринбурге (1981, 1982, 1992, 1998, 1999), Ижевске (1987, 1989), Перми (1982), Братске (1987), Саратове (1988), Кемерово (1987, 1988), Уфе (1987), Челябинске (1990, 1990, 1993, 1993, 1994, 1997, 1998, 1998), Брянске (1992), Кургане (1993), Хабаровске (1995, 1997).

Научные сообщения по теме диссертационного исследования делались на философском факультете Уральского государственного университета им. А.М. Горького, на семинаре докторантов кафедры философии и культурологии Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук при Уральском государственном университете им. А.М. Горького, на кафедре философии и политологии Челябинского государственного агроинженерного университета. На основе материалов диссертации разработан и читается в течение десяти лет студентам Челябинского государственного агроинженерного университета спецкурс «Теоретические и прикладные проблемы общения». Диссертация обсуждалась на кафедре философии и культурологии Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук при Уральском государственном университете им.

А.М.Горького и была рекомендована к защите.

Объем и структура исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения, снабжена списком литературы, включающим 416 наименований. Общий объем 328 страниц машинописного текста в компьютерной верстке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность проблемы, характеризуется степень ее разработанности, определяются цели и задачи исследования, его методологические установки, определяется его новизна и научно-практическая ценность.

Глава 1 «Специфика компенсаторных процессов» посвящена выявлению специфики компенсаторных процессов вообще и социальной компенсации в особенности. Компенсаторное общение рассматривается как частный случай компенсаторных процессов, имеющих широкое распространение на различных уровнях бытия. Поэтому компенсаторное общение целесообразно анализировать «из глубины», позволяющей сформулировать основные методологические предпосылки для его исследования.

§ 1. «Компенсаторные процессы в природе и обществе». Понятие «компенсация» широко используется во многих отраслях научного знания. Трудно отыскать научную дисциплину, которая обходилась бы без этого термина, явно имеющего междисциплинарное значение. Даже там, где он непосредственно не используется, через иные понятия проглядывают процессы компенсации. Наиболее прозрачно они обнаруживают себя при анализе процессов живой природы, в сложных динамических саморегулирующихся системах.

Необозрима феноменология компенсаторных механизмов психики и поведения, даже видимая ее часть еще недостаточно изучена, хотя компенсаторные процессы в их значении для личности и общества издавна привлекали внимание зарубежных и отечественных обществоведов и психологов. В.М. Бехтерев и А.Дж. Тойнби сформулировали закон компенсации, который, в силу различия профиля их научных изысканий, фиксирует существенную связь различных явлений, но в основе обеих трактовок лежит общий принцип.

Психологическая компенсация наиболее аутентична социальной, между ними есть непосредственная взаимообусловленность и взаимопроникновение. Однако как бы ни были отдалены компенсаторные механизмы в неживой природе от двух последних, они все же являются их основой и в снятом виде в них содержатся. Поэтому нетрудно обнаружить сходные параметры в измерении компенсации, свойственные, по-видимому, всем уровням организации действительности: полная и неполная, срочная и долговременная, обратимая и необратимая, статическая и динамическая компенсации. Однако названные параметры не позволяют выявить искомую специфику компенсаторных процессов. Ее выявление возможно лишь на основе обращения к фундаментальным философским концепциям и идеям. Среди них главное значение имеют: теория отражения, теория самоорганизации, идеи системности и целостности. В соответствии с ними мы постигаем то предельно общее, что заключено в механизмах компенсации, а именно: способность различного рода систем сохранять определенное равновесие, восстанавливать его с помощью особых механизмов, постоянно возобновлять нарушаемую внешними воздействиями и внутренними изменениями устойчивость, целостность, способность оставаться тождественными себе. Компенсация, соответственно, понимается как процесс восполнения, возмещения, уравновешивания чего-либо, но при этом она не может быть полностью объяснена принципом гомеостаза. Руководствуясь методом антиномического монодуализма (С.Л.Франк), можно полагать, что компенсаторные процессы, взятые в широком плане, не могут быть сведены ни к гомеостазису, ни к гетеростазису.

Они и то, и другое и ни то, ни другое. Но на признании этого наше исследование не может остановиться. Поиск строго определенных «да» или «нет» приводит к выводу о том, что компенсация обычно осуществляется в одном из трех типов (метаформ): сверхкомпенсации, прямой компенсации (собственно компенсации) и декомпенсации (угасающей компенсации). Следуя предложенному Д.В. Пивоваровым способу прочтения гегелевской теории рефлексии, можно утверждать, что, во-первых, компенсаторные механизмы формируются в границах взаимодействующих объектов; во-вторых, образовавшиеся компенсаторные механизмы оказывают обратное воздействие на все системы, в рамках которых они сложились. При достаточно объемных и энергичных взаимодействиях может существенно изменяться направление развития этих явлений. Прямая компенсация при определенных условиях может быть преобразована в сверхкомпенсацию либо в декомпенсацию, ибо здесь возможно осуществление «развития через отражение».

Прямая компенсация трактуется нами как одна из метаформ компенсации: внутренняя активность динамической системы, направленная на уравновешивание происходящих в ней изменений и приводящая к новому состоянию динамического равновесия, при сохранении целостности системы на прежнем уровне организации и упорядоченности.

В социальной сфере (в сфере общения) прямая компенсация проявляет себя как реальная компенсация, носит адаптивный (по типу гомеостазиса) характер, не выводя личность за пределы привычного (освоенного) коммуникативного мира, не способствуя ее личностному росту.

Наиболее предпочтительной выступает сверхкомпенсация – одна из метаформ компенсации; внутренняя активность динамической системы, направленная на уравновешивание происходящих в ней изменений и приводящая к новому состоянию динамического равновесия, сопровождающемуся возрастанием уровня упорядоченности, сложности и организации в динамической системе. В социальной сфере сверхкомпенсация связана с неадаптивными формами активности (гетеростазис), осуществляется при опоре преимущественно на вторичную, дополнительную компенсацию (в ее творческих, поисковых формах), «на свое иное». В сфере общения оно (сверкомпенсаторное общение) способствует личностному росту и радикальному преобразованию ее в целом на основе диалогического взаимоутверждения.

Декомпенсация рассматривается как одна из метаформ компенсации, как внутренняя активность динамической системы, направленная на уравновешивание происходящих в ней изменений, разбалансирующих ее, и приводящая к новому состоянию динамического равновесия на более элементарном уровне упорядоченности, сложности и организации. Декомпенсация, рассмотренная в социальной сфере, как правило, выступает как иллюзорная (мнимая) компенсация. Как средство компенсаторного общения она в конечном счете ведет к разрушению социального субъекта и деформации сферы общения, в которую он включен.

Компенсаторные процессы, происходящие в различных сферах общественной жизни, основываются в своем осуществлении на социальном компенсаторном фонде общества. Социальный компенсаторный фонд включает в себя накопленный обществом опыт поддержания гомеостазиса (в случае стремления к прямой компенсации) и опыт достижения гетеростазиса социальной системы или отдельных ее подсистем (например, сфера общения) с помощью разнообразных социальных компенсаторных механизмов. Всякий конкретно взятый социум располагает определенным компенсаторным фондом, который позволяет, с одной стороны, достигнуть равновесия общественной системе, с другой - личности обрести достижимый в данных условиях уровень целостности.

Произведенный в данном параграфе диссертации анализ социальных компенсаторных механизмов, функционирующих в сферах материального производства и распределения, вплетенных в деятельность социальных институтов и неформальных структур; рассмотрение с точки зрения компенсаторных процессов в них или посредством их происходящих таких социальных явлений, как праздник, некоторых ритуалов и иррациональных верований, мифотворчества, приводит нас к выводу о важности различения реального и иллюзорного в социальной компенсации.

§ 2. «Реальное и иллюзорное в социальной компенсации». Компенсаторные процессы как в живой, так и в неживой природе всегда объективно реальны и не включают в себя ничего из того, что можно было бы назвать иллюзорным. Если компенсаторные механизмы уже не способны, например, поддерживать гомеостазис системы, это ведет через декомпенсацию к ее разрушению. А декомпенсация - такой же объективно реальный процесс, как и компенсация. Иное дело - социальная компенсация. Здесь иллюзорная компенсация соседствует с реальной.

Реальное, если исходить из этимологии этого слова, истолковывается нами как действительное (таково одно из значений позднелатинского слова realis), иллюзорное (от лат. illusorius) – как призрачное, обманчивое, кажущееся. Но дело, разумеется, не ограничивается этимологией. Анализируя соотношение реального и иллюзорного в сфере социальной компенсации, мы опираемся на труды классиков марксизма, в которых тема иллюзорного продуктивно включена в исследуемые ими социальные процессы. Адекватной трактовке поставленной в данном параграфе задачи способствуют работы и современных исследователей. В частности, важное эвристическое значение для нас в указанном контексте приобретают синтетическая концепция идеального и концепция интранатурального как продукта иррационального компонента человеческой деятельности (Д.В.Пивоваров). У основоположников марксизма, например, нередко встречаются суждения об иллюзорных формах и результатах общественной практики. Что же такое иллюзорные результаты, как не материальное воплощение иллюзорных целей, иллюзорное, вышедшее за пределы сознания, но не прервавшее пуповины, соединяющей его с ним Ибо безотносительно к социальному субъекту эти результаты вполне реальны, как и любые результаты человеческой деятельности. Иллюзорное в социальной практике связано с неадекватным отражением социальной действительности. Из неадекватного, искаженного отражения и формируются впоследствии иллюзорные цели. «Это превращение в свою противоположность, это достижение в конечном счете такого пункта, который полярно противоположен исходному, составляет естественно неизбежную судьбу всех исторических движений, участники которых имеют смутное представление о причинах и условиях их существования и поэтому ставят перед ними чисто иллюзорные цели»1 (курсив наш. - В.Г.). Интериоризация предметного полюса иллюзорного, формирование новых иллюзорных целей и их дальнейшая экстериоризация множат объем иллюзорного в сознании и действительности.

Что же касается иллюзорных форм, имеющих место в социальной действительности, то, анализируя политическую и экономическую сферы, К. Маркс отмечал, что «…всякая борьба между демократией, аристократией и монархией, борьба за избирательное право и т.д. и т.д.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»