WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Buckland, Breiwick, 2002). На основании этих учетов американскими учеными было рассчитано, что за 30-летний период (с 1968 по 1998 г.) среднегодовой прирост калифорнийскочукотской популяции составил 2,52 % (Rugh et al., 1999). В то же время наблюдения, проведенные в сезоны 2000/2001 и 2001/2002 гг., дали существенно меньшую оценку численности популяции, равную соответственно 18,2 и 16,8 тыс., чему исследователи пока не могут найти однозначного объяснения (Rugh et al., 2005).

Как следует из приведенных выше данных, на настоящее время отсутствует единая точка зрения о современной численности калифорнийско-чукотской популяции. По мнению многих специалистов, к середине 1980-х гг. она не только восстановилась (Swartz, 1986; Le Boeuf et al., 2002; COSEWIC, 2004), но, видимо, и превысила свой предпромысловый (до 1846 г.) уровень (Reilly, 1992; IWC, 1998; Le Boeuf et al., 2002).

Таким образом, принятые меры охраны привели к восстановлению калифорнийскочукотской популяции, и поэтому есть все основания для того, чтобы поставить вопрос о ее исключении из Красной книги РФ.

8.2. Корейско-охотская популяция Учетных данных о первоначальной численности корейско-охотской популяции серого кита также нет. Но, используя исторические материалы китобойного промысла у Корейского полуострова и берегов Японии, Райс и Вулмен (Rice, Wolman, 1971) высказали предположение, что к началу ХХ столетия она насчитывала 1,0–1,5 тыс. животных. Позже многие исследователи, так или иначе затрагивая этот вопрос, повторяли указанную цифру.

Исходя из статистики добычи основной причиной резкого сокращения численности корейско-охотской популяции серого кита многие исследователи считали изначально небольшое число животных в ней и их перепромысел на путях миграции и местах зимовки в конце XIX и первой половине XX столетия. Однако следует добавить, что сокращение численности корейско-охотской популяции серого кита произошло, видимо, не только по этой причине. Возможно, из-за масштабного развития прибрежного рыболовства у берегов Китая и Японии практически не осталось мест для размножения животных, поэтому данное обстоятельство может являться главным фактором, сдерживающим восстановление корейскоохотской популяции серого кита.

Ранее высказывалось мнение, что корейско-охотская популяция серого кита состояла из двух стад. Материалы промысла, а также случаи встреч живых и выброшенных на берег животных (с 1910 по 1966 г.) дали основание некоторым специалистам говорить о том, что места зимовки и размножения одного из них находились у берегов Китая и Кореи, а другого – у берегов Японии, во внутреннем море Сато (Andrews, 1914; Rice, Wolman, 1981;

Omura, 1984). Исходя из этого можно было предположить, что серые киты, нагуливающиеся у берегов Сахалина, являются представителями так называемого «корейского стада», а животные, встречаемые у восточного побережья Камчатки, – «японского стада».

Во время вертолетных учетов, проведенных с 1984 по 1998 г., число серых китов, регистрируемых у северо-восточного Сахалина (Пильтунский район), варьировало в пределах 9–24, и только один раз, в сентябре 1989 г., здесь было подсчитано 34 животных (Blokhin et al., 1985; Владимиров, 1994; Блохин, 1996; Weller et al., 2002). Какой-либо динамики в изменении учетного числа китов в этом районе Охотского моря прослежено не было, поэтому данные многолетних вертолетных учетов не позволяют говорить об увеличении численности серого кита в Пильтунском районе с 1984 по 1998 г. В то же время по мнению В.Л. Владимирова (1994), есть все основания утверждать, что происходит постепенное увеличение численности и расширение летнего ареала серых китов корейско-охотской популяции. Более убедительными и доказательными выглядят результаты фото-IG исследований, проведенных российско-американской группой ученых, которой было установлено, что данная популяция с 1994 по 2005 г. ежегодно увеличивалась в среднем на 3 % (Cooke et al., 2006).

Первая оценка численности серого кита корейско-охотской популяции была дана А.А. Берзиным и В.Л. Владимировым (1989). На основании вертолетных учетов, проведенных в Пильтунском районе в 1984–1988 гг., ими было высказано мнение о том, что популяция насчитывает около 200 голов. Позже В.Л. Владимиров (1994) несколько пересмотрел эту оценку и назвал цифру 250.

В 1995 г. во время наблюдений за серыми китами с берега в районе устья зал.

Пильтун, на акватории протяженностью вдоль берега около 20 км нами было насчитано кита. Эти результаты дали основание высказать предположение, что в корейско-охотской популяции серого кита на этот момент насчитывалось около 100 животных (Блохин, 1996).

Наблюдения за серыми китами с судна, осуществленные у северо-восточного побережья Сахалина в августе 1997 г., когда за один световой день (1 августа) было зарегистрировано 50 животных, позволили более реально подойти к оценке их численности в данном регионе. Было сделано предположение, что в это время в Пильтунском районе находилось не более 70–80 серых китов, а общая численность корейско-охотской популяции на тот период в целом не превышала 100 животных (Блохин, Бурдин, 2001). К такому же заключению, но только на основании авиаучетных работ, проведенных в 1999 г. у северо-восточного побережья Сахалина с вертолета Ми-8, пришел Е.И. Соболевский (2000), который, к сожалению, не приводит данных прямого подсчета животных.

Рассматривая приведенные выше данные, следует обратить внимание на тот факт, что получены они по результатам исследования серых китов, приходящих на лето к берегам северо-восточного побережья Сахалина, в Пильтунский район, поэтому есть основание считать, что относились они не ко всей корейско-охотской популяции, а только к животным так называемого «корейского стада».

В свою очередь, после обнаружения в 2001 г. новой акватории распределения (Морской район) серого кита у берегов Сахалина можно считать, что приведенные выше цифры авиа- и судового учетов отражали численность не всего «корейского стада», а только той его части, которая находилась на момент исследования в прибрежном Пильтунском районе.

Серые киты постоянно перемещаются между Пильтунским и Морским районами, и, следовательно, из ранее проведенных учетов только фото-ID работами могли исследоваться все животные, приходящие на лето к северо-восточным берегам Сахалина. Поэтому мы считаем, что наиболее доказательные данные о современной численности серого кита корейскоохотской популяции (хотя и подтверждающие ранее высказанные предположения) получены российско-американской группой ученых, проводивших фотографирование животных в Пильтунском районе. По их расчетам, ее размер в 2000 г. составлял не менее 100 (Бурдин и др., 2002; Weller et al., 2002), а в 2005 г. – около 122 (113–131) особей (Cooke et al., 2006).

При этом, по мнению Вэллера с соавторами (Weller et al., 2002), приведенная ранее цифра общей численности популяции (200–250 голов) не имеет под собой каких-либо аргументированных доказательств. Следует отметить, что это высказывание относилось и к нашим оценкам.

К сожалению, никто специально не проводил работ по оценке численности серого кита у берегов восточной Камчатки и Курильских островов, поэтому большой интерес представляют данные о наблюдении 55 этих китов у берегов восточной Камчатки в июле 1983 г.

(Votrogov, Bogoslovskaya, 1986).

В последние годы встречи небольшого числа серых китов в водах Курильских островов и у восточного побережья Камчатки стали регулярными (см. главу 3). Однако имеющиеся на сегодняшний день данные свидетельствуют, что численность их незначительна.

Так, по результатам наблюдений с берега и лодки, в 2006 г. у берегов восточной Камчатки находилось 20–25 серых китов, некоторые ранее были отмечены у берегов Сахалина (Vertyankin et al., 2007). Следовательно, можно предположить, что эти животные могли быть учтены при оценке численности корейско-охотской популяции серого кита, сделанной российско-американской группой ученых по результатам фото-ID исследований.

ВЫВОДЫ Проведенные исследования позволили дополнить и получить новые данные по некоторым сторонам биологии серого кита дальневосточных морей и сделать следующие выводы.

1. У берегов Дальнего Востока выявлено пять основных районов нагула серого кита калифорнийско-чукотской популяции, где он находится на протяжении около 7 мес, с первой декады мая по декабрь.

2. В период восстановления численности калифорнийско-чукотской популяции (г.) у берегов Дальнего Востока нагуливалось не менее 5,5 тыс. особей серого кита.

3. Южная часть Чукотского моря для серого кита является наиболее богатым по запасам корма районом, и в августе здесь нагуливается около половины китов этого вида, приходящих на лето в российские воды.

4. У серого кита корейско-охотской популяции имеются два относительно обособленных друг от друга небольших постоянных района нагула в Охотском море, расположенных у северо-восточного побережья Сахалина (Пильтунский и Морской), где они присутствуют с мая по декабрь.

5. В состав пищи серого кита у юго-восточного побережья Чукотского полуострова входит не менее 150 видов бентоса и нектобентоса, но основную роль в его питании играют 6 видов амфипод.

6. В пищевой рацион серого кита корейско-охотской популяции у северо-восточного Сахалина входят амфиподы, изоподы, полихеты и кумовые раки.

7. Выявлено наличие достоверных различий по некоторым пропорциям тела между китами калифорнийско-чукотской и корейско-охотской популяций.

8. Масштабы современного промысла серого кита калифорнийско-чукотской популяции не оказывают отрицательного влияния на состояние ее численности. По нашему мнению, без ущерба для популяции ежегодная добыча может быть увеличена до 500 особей.

9. В связи с достижением калифорнийско-чукотской популяцией своего максимального уровня численности целесообразно исключить ее из Красной книги РФ.

В заключение можно констатировать, что судьбы двух тихоокеанских популяций серого кита различны: калифорнийско-чукотская популяция находится в настоящее время в благополучном состоянии и может быть объектом умеренного промысла на строго научной основе, а корейско-охотская – остается на критически низком уровне численности и нуждается в охране и регулярном мониторинге.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Статья, опубликованная в ведущем рецензируемом журнале:

1. Блохин С. А., Бурдин А. М. Распределение, численность и некоторые черты поведения серого кита Eschrichtius robustus азиатской популяции у северо-восточного побережья Сахалина // Биология моря. 2001. Т. 27, № 1. С. 15–20.

Разделы, опубликованные в коллективных монографиях:

2. Блохин С.А. Состояние популяций серых китов (Eschrichtius robustus) // Морские млекопитающие. Сер. Биологические ресурсы гидросферы и их использование. М.: Наука, 1984. С. 223–233.

3. Blokhin S.A. Investigations of Gray Whales taken in the Chukchi coastal waters, USSR // The Gray Whale Eschrichtius robustus / M.L. Jones, S.L. Swarts and S. Leatherwood (eds.). Academic Press, Inc., Orlando, Florida, 1984c. P. 487–509.

Статьи, опубликованные в зарубежных, отечественных периодических изданиях и региональных сборниках:

4. Блохин С.А. Данные наблюдений за серыми китами с наблюдательных пунктов, расположенных на побережье Чукотского полуострова // Научно-исследовательские работы по морским млекопитающим северной части Тихого океана в 1984–1985 гг. М.: ВНИРО, 1986. С. 28–35.

5. Блохин С.А. Наблюдения за распределением, численностью и поведением серых китов (Eschrichtius robustus) у берегов Чукотки в сентябре 1983 г. // Научноисследовательские работы по морским млекопитающим северной части Тихого океана в 1984–1985 гг. М.: ВНИРО, 1986. С. 36–40.

6. Блохин С.А. Результаты рейса НПС «Тунгус» по учёту китообразных в прибрежных водах дальневосточных морей в июне–октябре 1986 г. // Научно-исследовательские работы по морским млекопитающим северной части Тихого океана в 1986–1987 гг. М.: ВНИРО, 1988. С. 24–37.

7. Блохин С.А. Результаты исследования серых китов (Eschrichtius robustus) калифорнийско-чукотской популяции в 1980–1988 гг. // Изв. ТИНРО. 1990. Т. 112. С. 61–73.

8. Блохин С.А. Распределение, численность и поведение серых китов (Eschrichtius robustus) американской и азиатской популяций в районах их летнего распределения у берегов Дальнего Востока // Изв. ТИНРО. 1996. Т. 121. С. 36–53.

9. Блохин С.А. Результаты исследования серых китов калифорнийско-чукотской популяции, добытых в 1994 г. // Изв. ТИНРО. 1996. Т. 121. С. 54–61.

10. Блохин С.А. О промысле серых китов калифорнийско-чукотской популяции у берегов Чукотского полуострова // Изв. ТИНРО. 1999. Т. 126. С. 438–441.

11. Блохин С.А. История и современное состояние промысла серого кита (Eschrichtius robustus) калифорнийско-чукотской популяции // Человек в прибрежной зоне:

опыт веков: Материалы междисциплинар. конф. Петропавловск-Камчатский, 2001. С. 78–91.

12. Блохин С.А. Современное состояние запасов серых китов азиатской популяции в Охотском море // Морские млекопитающие / Ред. А.А. Аристов, В.М. Белькович, В.А. Земский и др. М., 2002. С. 79–83.

13. Блохин С.А., Бурдин А.М. Результаты исследований серых китов корейскоохотского стада у берегов северо-восточного Сахалина в 1998 г. // Результаты исследований морских млекопитающих Дальнего Востока в 1991–2000 гг. М.: ВНИРО, 2001. С. 58–65.

14. Блохин С.А., Иващенко Ю.В., Бурдин А.М. Численность, распределение серых китов (Eschrichtius robustus) у северо-восточного побережья Сахалина // Изв. ТИНРО. 1999. Т.

126. С. 424–33.

15. Блохин С.А., Павлючков В.А Питание серых китов калифорнийско-чукотской популяции в водах Чукотского полуострова в 1980 г. // Научно-исследовательские работы по морским млекопитающим северной части Тихого океана в 1980–1981 гг. М., 1981. С. 88–98.

16. Блохин С.А., Павлючков В.А. Питание серых китов в летне-осенний период в прибрежных водах Чукотского полуострова // Изв. ТИНРО. 1996. Т. 121. С. 26–35.

17. Блохин С.А. Павлючков В.А. Питание серого кита серого кита калифорнийскочукотской популяции в Мечигменском заливе // Изв. ТИНРО. 1999. Т. 126. С. 442–446.

18. Blokhin S.A. On the status of the gray whale stokes in coastal waters of the Chukotka Peninsula // Rep. Int. Whal. Commn. 1979. № 29. P. 335–336.

19. Blokhin S.A. Investigation of gray whales taken off Chukotka in 1980 // Rep. Int. Whal.

Commn. 1982. № 32. P. 375–380.

20. Blokhin S.A. Investigation of gray whales taken off Chukotka in 1982 // Rep. Int. Whal.

Commn. 1984. № 34. P. 553–555.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»