WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Предметом данного типа методологической рефлексии становятся принципы конституирования концептуальной системы5. И в то же время подобные принципы трактуются в логике отражения «заданного порядка вещей». Они должны быть выражением сути вещей, что в контексте развития эпистемологической проблематики проявляется в виде ориентации на открытие универсальных основоположений познания.

Подобный универсализм в условиях стремления к преодолению догматизма делает актуальной «проблему обоснования», которая исторически предшествует проблеме концептуализации субъектом познания теоретико-методологических оснований исследования. Причем последняя проявляется уже на этапе доминирования метатеоретического В данном случае речь идет не о догматической философии как одном из направлений развития теоретической мысли, а о стиле мышления, который, как отмечает С. С. Аверенцев, характерен для античной и средневековой философии в целом.

К примеру, Р. Декарт, будучи одним из основоположников предметно-теоретического типа методологической рефлексии, уже может позволить себе в «Трактате о свете» формировать модель мироустройства на основе методологически (а не онтологически) трактуемых принципов, то есть осуществлять мыслительный эксперимент, опосредованный идеальной конструкцией, которая осознанно разрабатывается в качестве теоретико-методологической модели – искусственного объекта. Ничего подобного теоретическое познание прежних эпох не знало.

типа методологической рефлексии (в современном познании), предметом которой становятся не конкретные основоположения, а образуемые ими системы координат.

Проблема концептуализации теоретико-методологических оснований исследования проявляется на фоне смены доминирующего типа методологической рефлексии и, следовательно, изменения характера осознания исследователем (исследовательским сообществом) себя в качестве субъекта познания. На этапе доминирования предметнотеоретического типа методологической рефлексии процесс концептуализации оснований познания ограничивается фиксацией предельных онто-гносеологических предпосылок, поскольку воспроизводимое в данном контексте познавательное отношение основывается на константе неизменного субъекта познания и детерминистски интерпретируемого (механистически трактуемого) объекта исследования. Однако по мере развития познавательного процесса постепенно формируется понимание того обстоятельства, что субъект познания исторически развивается точно так же, как и большинство изучаемых человеком объектов. А значит и система координат, в пределах которой мысль исследователя обретает свое содержание, тоже не является константой, т.е. предельные основания познания оказываются «предельными» уже не в онто-гносеологическом плане, а в отношении той или иной теоретико-методологической перспективы.

Проблема историчности разума была поставлена в философии в связи с развитием идей И. Канта. До тех пор разум рассматривался как нечто внеисторическое, тождественное себе. Даже И. Кант, показавший, что не структура познаваемой субстанции, а структура познающего субъекта определяет характер познания и предмет знания, тем не менее сохранил незыблемым представление о внеисторическом характере разума. И только в ХIХ веке этот тезис был поставлен под сомнение, с одной стороны, французским позитивизмом, а с другой – послекантовским немецким идеализмом. Правда, как Конт, так и Гегель рассматривали историчность разума ретроспективно, утверждая, что достигнутые ими «вершины» знаменуют наивысшее состояние разума, в котором он пришел к созданию истинной науки. «Во второй половине XIX века, а особенно на рубеже XIX – XX вв. принцип историзма разума продолжал развиваться и углубляться: прежде всего в рамках марксистского материализма, а затем – у неогельянцев и в исторической школе и параллельно в неокантианстве и философии жизни». Общим у этих школ «был отказ от гегелевского убеждения в возможности достигнуть абсолютного знания и признание исторической относительности всех форм человеческого разума»6. Развитие этой тенденции приводит к тому, что в конце 50-х – начале 60-х гг. ХХ в.

проблема историчности разума становится одной из основных тем исследования в эпистемологии и философии науки. В. С. Швырев отмечает в этой связи: «Современное «неклассическое» сознание вынуждено признать существование… многообразия различных независимых, не сводимых к какому-то общему знаменателю единого «рацио», претендующих на свою собственную рациональность парадигм»7. «… современная рациональность – это, прежде всего, восприятие тех рамочных условий проблемной ситуации, в которых мы существуем… современная рациональность с этой точки зрения рефлексивна. Она… фиксирует возможность самого рационального подхода»8.

Здесь проявляется не характерный для Нового времени тип методологической рефлексии субъекта познания и, шире, культура теоретического мышления. Субъект, осуществляющий концептуализацию оснований познания на уровне постановки вопроса о возможности рационального подхода как такового, уже не ограничивается в процессе исследования операционным и предметно-теоретическим типом методологической рефлексии. Подобная постановка вопроса связана уже не с принципами построения конкретной концептуальной системы, а с проблематикой сопоставления различных систем отсчета. В данном случае в фокусе теоретико-познавательных изысканий появляется новое когнитивное образование, каковым является теоретико-методологическая система координат.

В § 2 «Особенности отображения субъектной составляющей теоретического познания на современном этапе развития методологической культуры мышления» пристальное внимание уделено тому обстоятельству, что развитие теоретического познания в условиях доминирования метатеоретического типа методологической рефлексии предполагает повышение роли субъектной составляющей познавательного процесса. Субъектность теоретического познания проявляется на уровне индивида, локального исследовательского сообщества (научный коллектив), более крупных сообществ и человека как такового. «По нашему мнению, признание общества в качестве субъекта познания сохраняет правомерность при строгом проведении принципа единства общего, особенного и единичного. Абсолютизация любого элемента системы «субъект» приводит к ошибкам», – пишут в Гайденко П. П. Научная рациональность и философский разум. – М., 2003. – С. 12.

Швырев В. С. Судьбы рациональности в современной философии // Субъект, познание, деятельность. – М., 2002. – С. 187.

Швырев В. С. Берега рациональности / беседа с В. С. Швыревым // Вопросы философии. – 2004. – № 2. – С. 123.

одной из совместных работ К. Н. Любутин и Д. В. Пивоваров9. А это означает, что обращение в каждом конкретном случае к той или иной форме конституирования субъектности познавательного процесса требует учета того обстоятельства, что это только форма проявления (локальная проекция) комплексной, многоуровневой системы, которая фиксируется в гносеологическом дискурсе в качестве «субъекта познания».

Субъектность теоретического познания проявляется как формирующее начало в ходе освоения человеком окружающего мира, постижения им себя и того, что его окружает. Субъект формирует знание об окружающем мире и при этом определенным образом осознает себя в подобном процессе. Характер осознания им себя меняется по мере развития культуры теоретического мышления. Важным шагом в процессе эволюции субъекта познания становится постижение того обстоятельства, что процесс познания, а также знание, в котором кристаллизуются его результаты, обретает содержание в пределах теоретико-методологической системы координат. Данное «открытие», связанное, главным образом, с именем И. Канта и заключающееся в признании доминантности человеческого сознания в качестве конститутивного фактора развития познавательного процесса, формирует область фокусирования эпистемологической проблематики, связанную с изучением «природы» подобной системы координат. Является ли она проекцией человеческого сознания или служит объективным условием познавательного процесса, субстанционально заданным на уровне мироустройства как такового А возможно существуют и еще какие-то решения названного вопроса Движение в данной логике развития эпистемологической проблематики приводит к осознанию принципиально важного факта: субъект познания способен формировать пространство движения собственной мысли, формировать систему координат познавательного процесса.

Теоретико-методологическая система координат – это категориальный остов, структура взаимосогласованных категорий и принципов, проявляющая собой концептуальный, смысловой горизонт познавательного процесса. Работая с подобной системой координат, исследователь (исследовательское сообщество), с одной стороны, осуществляет концептуализацию своих оснований, и в этом выражается процесс осознания им себя в качестве субъекта познания, процесс конституирования соответствующей исследовательской позиции, а с другой – эксплицирует результаты подобной концептуализации в структуре теоретических построений и тем самым переводит свое осознание в плоскость «объективного знания», выражает собственную позицию в виде определенных критериев, которые кодифицируются в качестве таковых и за счет этого проявляются в структуре научной Любутин К. Н. Диалектика субъекта и объекта / К. Н. Любутин, Д. В. Пивоваров. – Екатеринбург, 1993. – С. 119.

(философской) коммуникации. В этом плане процесс концептуализации теоретико-методологических оснований исследования завершается экспликацией соответствующих категорий и принципов. А поскольку в структуре «объективного знания» проявляется не процесс, но результат концептуализации оснований, подобный процесс нередко отождествляют с (ограничивают) экспликацией категорий и принципов.

И если рассматривать познание в логике «роста объективного знания», как это, к примеру, делает К. Поппер, то подобное отождествление вполне объяснимо. Однако познание – это не только формирование знания об объекте исследования, но и «движение» сознания самого исследователя, связанное с его способностью к упорядочиванию собственных представлений в виде определенным образом структурированной концептуальной целостности, которая обретает содержание в пределах некоторой теоретико-методологической системы координат.

Процесс концептуализации оснований познания приобретает ту или иную направленность в зависимости от типа методологической рефлексии. А тип методологической рефлексии, определяющий особенности теоретического познания, в свою очередь, предполагает адекватный уровень развития субъекта познания, проявляющийся в том числе в характере осознания им себя в качестве такового. Современный этап развития познавательного процесса – это этап, в пределах которого субъект познания в лице отдельных исследователей и соответствующих профессиональных сообществ начинает осознавать себя в качестве субъекта формирования теоретико-методологических систем координат, в рамках которых критерии научности, рациональности, адекватности исследовательской деятельности (и опосредованных ею результатов познания) становятся содержанием методологической рефлексии, обретают методологический смысл. Вытекающие из этого обстоятельства следствия рассмотрены в следующем параграфе.

В § 3 «Многосоставность теоретико-методологического пространства теоретического познания» акцент сделан на вопросах изменения в современной философии и науке представлений об особенностях и механизмах конституирования познавательной деятельности (в связи с преобразованием методологической культуры мышления). Автора интересовало, что происходит, когда познание начинают трактовать как процесс взаимодействия субъектов, формирующих движение собственной мысли, осуществляющих собственные исследования с опорой на различные теоретикометодологические системы отсчета. В данном случае внимание сфокусировано на формировании идеала рациональности, который предполагает восприятие многосоставности теоретико-методологического пространства философских и научных исследований в качестве условия развития познавательного процесса.

Современная эпистемология и философия науки приходит к пониманию того обстоятельства, что исследовательское сообщество является субъектом формирования системы координат познавательного процесса10. Естественным следствием этого становится идентификация теоретико-методологического пространства научных и философских исследований в качестве многосоставного (интегрирующего в себе множество концептуальных систем отсчета) когнитивного образования. В этом случае вопросы развития познавательного процесса, взаимодействия субъектов познания приобретают новое содержание. Речь заходит о взаимодействии разных концептуальных систем в пределах единой, хотя и неоднородной, системы координат теоретического познания. При этом конститутивные принципы познавательного процесса не подвергаются в данном случае кардинальному изменению. Ведь теоретикометодологическое пространство философии и науки и прежде было неоднородным. Меняется понимание особенностей и механизмов конституирования познавательной деятельности, что является условием обогащения, оптимизации познавательного процесса (в связи с современным его пониманием). Хотя стоит признать, что в перспективе изменение представлений о природе познания, его характерных особенностях, конечно, содержит в себе потенциал трансформации всей многоуровневой инфраструктуры познавательной деятельности, поскольку интериоризация подобных теоретико-методологических представлений современным исследователем (исследовательским сообществом) преобразует осознание им себя в качестве субъекта познания. В данном случае задействуются механизмы формирования идеала рациональности. Появление отдельных субъектов познания, осознающих себя в качестве субъектов формирования теоретикометодологической системы координат, а также появление результатов исследования, комплементарных подобному осознанию, ведет сначала к формированию соответствующей эпистемологической проблематики, затем разработке адекватного методологического инструментария и концептуального аппарата. Далее это ведет к формированию устойчивой практики конструирования, работы с теоретико-методологической системой координат как особым когнитивным образованием, что, в свою очередь, способствует возникновению познавательной ситуации, в которой качественное преобразование методологической культуры исследования становится необходимым условием самосохранения науки и философии.

Более того, данное понимание постепенно становится достоянием методологического сознания современной философии и науки.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»