WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В подразделе 2.2.2.6.1. рассматривается романтическая интерпретация лимериков Э.Лира, в рамках которой доминирующее место в нонсенсах Лира занимают взаимоотношения общества и отдельной личности. От лимерика к лимерику отношения между обществом и личностью различаются. Чаще всего они антагонистичны, но существуют и исключения (хотя такая гармония редка). Общество маркировано в тексте в виде местоимения “they”. Оно выражает общественное мнение, которое вмешивается в свободу отдельной личности. Нельзя слишком упрощать данный образ. Многие критики подходят к характеристике “they” лишь с той точки зрения, что данная группа создает односторонний конфликт. Однако отношения между “they” и эксцентриком содержат несколько граней (Ина Рей Харк): 1) “they” могут быть враждебны и подавлять эксцентрика; 2) “they” могут быть враждебны, но эксцентрик подавляет их; 3) “they” могут быть враждебны, но эксцентрик сам виноват в том, что вызывает их гнев; 4) “they” могут выражать нейтральный интерес, который эксцентрик, тем не менее, отвергает; 5) манера, в которой эксцентрик выражает свою индивидуальность, вполне удовлетворяет «их», и “they” выражают свое одобрение; 6) эксцентрик находится в затруднительном положении, “they” пытаются помочь ему или, наоборот, он пытается помочь им.

Сам образ эксцентрика также не так прост, как кажется на первый взгляд. Он не всегда невинен, довольно часто он может быть и эгоистом, поведение которого целенаправленно антисоциально. Парадокс Лира заключается в том, что в его лимериках присутствует напряжение, двойственность, которая сочетает в себе несочетаемое. Лимерик строится на предсказуемых структурах, но как только читатель выводит для себя определенную схему, она тут же нарушается автором. Лимерики предполагают проекцию читателем героя на себя. С одной стороны, читатель обладает чувством собственного «я», а с другой – он член общества. Такая двойственная идентификации читателя с персонажем приводит к противоречивой интерпретации читателем лимерика в эмоциональном плане.

В зависимости от того, кто является источником агрессии, а также от того, происходит ли отражение этой агрессии (ответная агрессия), симпатии читателя изменяются или раскалываются внутри одного лимерика. Тенденция индентификации своего «я» с обществом усиливается тогда, когда рисунки изображают членов общества в виде отдельных объектов. Рисунок-лимерик может помочь читателю определиться с выбором между обществом и личностью, а может предоставить решать эту дилемму ему самому. Возможно также и то, что читатель/зритель почувствует симпатию и к протагонисту и к обществу одновременно.

Вторая книга нонсенса – «Еще больше нонсенса» - немного отличается от первой. Лир развивает в ней ту же тему человека и общества, однако, в некоторых лимериках она сужается до рассмотрения отношений между ребенком и взрослым в целом или отношений внутри семьи. При этом авторитетность взрослого временно прекращает свое существование. Такие временно прерванные иерархические отношения между взрослым и ребенком напоминают состояние веселья, которое, как отмечает М.Бахтин, было ритуализировано в средневековом карнавале.

Опираясь на концепцию М.Бахтина, мы выделяем в лимериках несколько элементов карнавализованности жанра: во-первых, это то, что русский ученый называл материально-телесным началом жизни – образы тела, еды, питья.

Одной из излюбленных тем лимериков является поглощение пищи. Лимерики дают множество примеров обжорства, случайного каннибализма, чудесного излечения путем приема той или иной пищи или смерти во время приема пищи (всего по 18 примеров в каждой книге). Другой темой лимериков Лира является тема гиперболизированного внешнего вида (9 и 8 примеров в каждой книге), создающая гротескный образ эксцентрика. Во-вторых, особую роль в лимериках играет возраст героев, который отличается крайностью: это либо молодые люди, либо, как правило, старики (по 87 лимериков с пожилым эксцентриком в каждой книге, то есть 80% в первом сборнике и 85% во втором). И в том, и в другом случае подчеркивается пороговость – это люди, либо находящиеся между детством и взрослой жизнью, либо между жизнью и смертью. Особой отличительной чертой карнавализации лимериков Лира является сочетание смеха, насилия и смерти. Тема эта продолжает раскрывать игровое начало лимериков. Из 212 стихотворений данная тема встречается раз в «Книге нонсенса» и 16 раз в «Еще больше нонсенса» (при этом 2 раза насилие выражается имплицитно либо непосредственно в тексте лимерика, либо посредством рисунка). Частое обращение к насилию и смерти в лимериках Лира объясняется тем, что мир его нонсенса – это площадка для игры. Он отделяет себя от реального мира, поэтому и может позволить себе насилие, одновременно исключая его из настоящего мира – того, в который читатель попадает после окончания игры. Наконец, еще одним карнавальным символом лимериков Лира является пространство: верх или низ, лестница, порог, то есть по терминологии М.М.Бахтина, действие в лимериках совершается в «точках кризисов». Часто повторяемыми местами, где разворачивается действие лимериков, являются дерево или вершина горы (14 лимериков) и порог (то есть дверь или окно, либо граница, перекресток) (10 лимериков).

Лимерики предлагают разные модели взаимоотношений между взрослыми и детьми и раскрывают, прежде всего, отношения внутри семьи.

Таким образом, лимерики приглашают читателя в мир ролевых игр, которые обращаются к самым основным областям социализации – еда, одежда, манера поведения – а также к тем проблемам, которые присущи семейным отношениям, например, к проблеме подчинения и власти, в которой мы выделяем две подтемы: тему терпимости (чаще взрослого к детям) и тему дидактизма. В целом, вторая книга Э.Лира характеризуется меньшей агрессией и насилием. “They” чаще одобряют поведение эксцентрика, что говорит о том, что Лир становится более терпимым к обществу.

Многие исследователи творчества Э.Лира идут по совершенно другому пути, рассматривая его творчество сквозь призму его личности. Такие интерпретации заслуживают отдельного внимания и выделяются нами в подразделе 2.2.2.6.2. Приверженцы данных интерпретаций лимериков Лира склонны находить в его творчестве элементы фаллического символизма и объяснять их наличие отдельными фактами его биографии. В работе мы оговариваем, что подобные интерпретации являются спорными, однако мы не можем обойти их стороной, поскольку на сегодняшний день данная тема прорабатывается целым рядом исследователей, при этом предметом подобного изучения являются не только лимерики Лира, но и его баллады, то есть большая часть творчества.

Исследователи, занимающиеся сексуальной интерпретацией творчества Э.Лира (К.Снайдер, Т.Дилворт), среди всех его лимериков отдельно выделяют так называемые «лимерики-носы» (“nose-limericks”; в двух сборниках его лимериков нами выделено 12 лимериков-носов в первой книге и 18 во второй).

Одержимость Лира носом, воплотившуюся в его творчестве, исследователи объясняют по-разному: комплексом Лира по поводу собственного носа (Дж.

Ричардсон, С.Нок); чувством вины за мастурбацию, которое он пронес сквозь всю свою жизнь, частично сублимируя его в своем творчестве (К.Снайдер).

Еще один исследователь творчества Лира Т.Дилворт указывает, что долгое время одним из распространенных суждений являлось то, что размер носа мужчины соответствует размеру его полового органа, таким образом, нос является фаллическим символом. При этом он подчеркивает, что в литературе подобное утверждение уже обыгрывалось и до Лира, а сам Лир мог знать об этом, прочитав, например, «Тристрама Шенди» Стерна (т.3, глава 31). Взяв за основу данное убеждение, исследователь полагает, что в лимериках-носах протагонист имплицитно выставляет напоказ свой половой орган.

В разделе 2.2.3. мы обращаемся к вопросу классификации долировских и послелировских лимериков. В разделе отмечается, что Э.Лир популяризовал жанр лимерика. После него появилось большое количество разных лимериков, что свидетельствует о том, что жанр развивался и изменялся. В работе мы приводим классификацию И.О.Радченко, который выделяет три группы лимериков в диахронии: 1) классические (лимерики Э.Лира); 2) неоклассические (лимерики, появившиеся после 1872 года, то есть после выхода последней книги Э.Лира, и писавшиеся до 1970-ых годов); 3) современные. Опираясь на теорию И.О.Радченко, мы рассматриваем неоклассических лимериков. Соглашаясь с утверждением автора об изменении семантико-синтаксической структуры лимерика после Лира, мы делаем и собственный вывод о том, что уже в данный период из лимериков уходит нонсенс, повествование в них становится более логичным. Что касается современных лимериков, то главным их отличием от классических является полный уход от родового смысла нонсенса, который в современных лимериках по большей части отсутствует, а комический эффект в них достигается за счет различных стилистических приемов. Мы также расширяем классификацию И.О.Радченко, выделяя группу доклассических лимериков, куда входят лимерики из двух сборников, существовавших до Лира («Анекдоты и приключения пятнадцати джентльменов» (“Anecdotes and Adventures of Fifteen Gentlemen”, 1822) и «История шестнадцати чудесных старушек» (“The History of Sixteen Wonderful Old Women”, 1820). Анализ доклассических лимериков показывает, что оригинальность лимериков Лира заключается в изменении развития сюжета, который идет не от причины к следствию, как это было принято в доклассических лимериках, а от причины к противоречию, оставляя лакуну значения для того, чтобы читатель мог интерпретировать лимерик так, как ему захочется, в чем и заключается нонсенс лимерика Лира и что доказывает влияние нонсенса как сверхжанрового единства на жанр лимерика.

Помимо доработки классификации И.О.Радченко в диахронии, мы приводим классификацию лимериков по содержанию в синхронии И.Пэррота:

1) непристойный лимерик (“indecent” limerick); 2) литературный «чистый» лимерик (“clean” limerick), подвидом которого является «интеллектуальный» лимерик (“intellectual” limerick). Кроме этого, мы классифицируем лимерики и по форме, выделяя: 1) классический лимерик Э.Лира; 2) нерифмованный лимерик; 3) лимерик с удлиненной последней строкой; 4) двойной лимерик; 5) протяженный лимерик; 6) поэмы-лимерики; 7) лимерайку (“limeraiku”); 8) перевернутый лимерик; 9) лимик (“limick”).

Поскольку родовой смысл нонсенса уходит из послелировских лимериков, отдельный раздел 2.2.4. посвящается стилистике лимериков.

Рассматриваются различные стилистические приемы, иногда использовавшиеся самим Лиром, а в дальнейшем многими другими авторами: 1) гипербола; 2) литота; 3) сравнение; 4) игра слов; 5) авторские неологизмы. Современные лимерики характеризуются намного бльшим количеством различных стилистических приемов на разных уровнях: фонетическом (аллитерация), морфемном (орфографический принцип, принцип сокращения слов, шарады), лексическом (обыгрывание омофонов и омонимов). Выделяется также использование графических стилистических средств.

Отдельный раздел 2.3. посвящен анализу баллад Э.Лира, поскольку лимерики и баллады составляют единую линию его творчества. Нонсенс в балладах и лимериках реализуется примерно одинаково: баллады Лира, так же, как и лимерики, отличаются гиперструктурированностью текста (Е.Клюев), основными признаками которой являются: 1) многочастность даже относительно небольших стихотворных композиций; 2) рефрен; 3) тавтологическая рифма; 5) параллелизм, как синтаксический, так и лексический. Гиперструктурированность баллад Лира, так же как и его лимериков, является ориентиром в мире нонсенса: столкнувшись дважды с элементом гиперструктурированности текста (например, с повтором или тавтологической рифмой), читатель будет ожидать его и в третий раз, таким образом, утрированная структурированность компенсирует абсурдное содержание нонсенса.

Баллады Лира интерпретируются исследователями в том же ключе, что и его лимерики: одни придерживаются мнения о том, что в балладах продолжает раскрываться тема взаимоотношений человека и общества (Ф.М.Робинсон, М.Хейман, Т.Байром), в то время, как другие рассматривают их сквозь призму особенностей авторской биографии (Э.Миллер, К.Снайдер,).

В балладах раскрывается та же тема взаимоотношений отдельной личности и общества, что и в лимериках, но в несколько измененном виде. Если в лимериках перед читателем представал эксцентрик в его оппозиции к обществу, то в балладах главными героями являются необычные пары. Герои находятся в постоянном движении. Лейтмотивом баллад Лира являются их странствия, их бегство от общества, которое навязывает им определенный образ жизни, в попытке обрести индивидуальность, и не всегда это бегство успешно. Частично это можно объяснить тем, что нонсенс избегает давать прямые ответы, он лишь намекает на существующие проблемы, оставляя читателю свободу интерпретировать прочитанное в том или ином ключе, что было доказано на примере лимериков и показано вновь на примере баллад.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»