WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В разделе 1.3. исследуется теоретическая проблематика, связанная с нонсенсом. Нонсенс рассматривается сквозь призму теории рода и жанра, поскольку в отечественном литературоведении попыток определения места нонсенса в системе литературоведческих категорий не предпринималось, а в западной традиции четкое определение нонсенса в этой парадигме отсутствует, что объясняется путаницей понятий «род» и «жанр», которые мало различаются и часто смешиваются в современном англо-американском литературоведении. В работе рассматриваются категории рода и жанра, а также вводится понятие «сверхжанрового единства» или «метажанра» (Р.С.Спивак, Н.Л.Лейдерман, Е.Бурлина, Ю.Подлубнова). Нонсенс определяется как сверхжанровое единство, вбирающее в себя как родовые, так и жанровые черты и включающее более «частные» преобразованные и обновленные жанры (nursery rhymes, лимерик, баллада нонсенса, сказка и др.). Выделяются основные признаки нонсенса как сверхжанрового единства (его внеродовая направленность, функционирование в культуре в целом, то есть выход за рамки литературного пространства, особенности структурно-семантической природы), а также его родовая черта («Topsyturvydom» «перевернутость-вверхтормашками»), которая пропитывает все аспекты «жанрового содержания» отдельных жанров, входящих в состав нонсенса как сверхжанрового единства, и устойчивая содержательность (разрушение причинно-следственных связей).

Помимо родового смысла объединяющей характеристикой нонсенса является эстетический «нонсенсический» (термин И.О.Радченко) пафос, также придающий своеобразие жанровому содержанию его отдельных произведений.

Свойственный нонсенсу родовой смысл обусловливает своеобразие существенных особенностей его художественной структуры: субъектной организации, сюжета, времени и пространства.

Во второй главе – «Стихотворный абсурд Эдварда Лира» - осуществляется непосредственный практический анализ стихотворного абсурда Э.Лира, а именно его лимериков и баллад, направленный на практическое подтверждение положения о том, что нонсенс как сверхжанровое единство влияет на входящие в него жанры и видоизменяет их.

В разделе 2.1. описывается жизнь и творчество Э.Лира в целом.

Выделяются три группы его произведений: 1) произведения, которые не являются произведениями нонсенса (например, некоторые алфавиты); 2) прямая пародия (посредством которой дискредитируется то, что пародируется);

3) литературный референциальный нонсенс (то, что Ю.Н.Тынянов называет «пародичностью», когда при очевидной направленности на оригинал, отсутствует направленность против него). Именно к этой третьей группе и относятся лимерики и баллады Лира.

Первые лимерики Э.Лира собраны и опубликованы в сборнике “A Book of Nonsense” («Книга нонсенса», 1846 г., всего 109 лимериков), который явился революционным по ряду причин: 1) Лир игнорирует дидактическую традицию детской литературы того времени; 2) юмор книги нацелен исключительно на детей, а не на взрослых (что было характерно для описываемого периода); 3) книга проиллюстрирована самим автором вразрез с доминирующей тенденцией создания реалистичных картин (Лир идет по пути абстракции и упрощения рисунка).

Раздел 2.2. посвящен изучению лимерика как особого жанра стихотворного абсурда.

В качестве введения в проблему приводится история возникновения жанра лимерика и термина «лимерик» (раздел 2.2.1.). Истоки лимериков прослеживаются в ранних английских балладах и лирике. Известно стихотворение, датирующееся ХIII веком, которое напоминает лимерик как по форме, так и по содержанию. В работе показывается эволюция формы и содержания лимерика, склонность авторов к использованию трехсложного размера и к предпочтению формы aabba, которая в дальнейшем и закрепилась за лимериком.

В разделе 2.2.2. исследуется лимерик Э.Лира. Рассматривается принцип построения текста лимерика, при этом отдельное внимание уделяется форме и ее наполняемости содержанием.

Традиционно, согласно существующим определениям, лимерики состоят из пяти строк анапестом, в которых первая строка рифмуется со второй и пятой, а третья - с четвертой, общая схема рифмовки выглядит так: aa bb a. Первая, вторая и пятая строки трехстопные, третья и четвертая – усеченные, двустопные. Наглядно представить форму лимерика можно в следующем виде:

Таблица Форма лимерика Форма лимерика Пример лимерика ( = слабый слог;

- = сильный слог;

А, В = рифмы) - - - ( А ) There was an Old Man of Marseilles, - - - ( А ) Whose daughters wore bottle-green veils:

- - ( В ) They caught several fish, - - ( В ) Which they put in a dish, - - - ( А ) And sent to their Pa at Marseilles.

Мы провели метрический анализ двух книг лимериков Лира, который показал, что в определениях лимерика (как в английских, так и в русских) не учитываются возможные вариации в анакрузе и клаузуле, то есть возможное использование амфибрахия вместо анапеста (объясняется это тем, что в английской метрике термин «амфибрахий» не употребителен: различают дактили (начинающиеся с ударения) и анапесты (с одним или двумя неударными перед ударением). Проведенный анализ показал, что схематически метрическая форма лимерика Э.Лира в полной мере с учетом вариаций как в анакрузе, так и в клаузуле может быть представлена в следующем виде:

- - - () ( А ) () - - - () ( А ) () - - () ( В ) () - - () ( В ) () - - - () ( А ) Таким образом, лимерик Э.Лира характеризуется тем, что в его первой строке нет вариаций анакрузы, отсутствует дактилическая клаузула в третьей и четвертой строках двустопного анапеста. Кроме того, анализ анакрузы свидетельствует о равноправии анапеста и амфибрахия и подтверждают высказанную В.М.Жирмунским мысль о неразличении анапеста и амфибрахия в английской метрике. Таким образом, в определение лимерика Э.Лира с точки зрения размера должна быть внесена оговорка: размером лимерика является недактилический трехсложный.

Содержание лимерика также формализовано. Каждая из строк несет определенную повествовательную функцию. Первая строка представляет героя (или героиню), нередко заканчиваясь каким-либо географическим названием (топонимом) или именем героя, с которыми потом рифмуются вторая и пятая строки: “There was an old lady of Rye”, “There was a young fellow named Tait”.

Вторая характеризует его или ее обычно через описание некой привычки;

третья и четвертая – чаще всего являются описательными, часто это реплика диалога; наконец, пятая – закрывает повествование или еще раз характеризует героя, согласно тому, что про него было рассказано. В таблице 2 представлены варианты наполняемости формы 212 лимериков Э.Лира содержанием:

Таблица Сопоставительная таблица вариантов наполнения формы содержанием Строка Критерий «Книга «Еще больше нонсенса» нонсенса» (количество (количество раз, %) раз, %) Первая строка “There was” 109 (100%) 103 (100%) (семантический принцип) Топоним 84 (77%) 84 (82%) Название места 7 (6%) 6 (6%) Часть тела 7 (6%) 1 (1%) Цвет одежды - 7 (7%) Одежда или предмет 5 (5%) Первая строка Придаточное 3 (3%) 5 (4%) (грамматический предложение признак) Прямая речь героя 3 (3%) Последняя строка Повторение первой 41 (38%) 47 (46%) строки с оценочным прилагательным Простое завершение 38 (34%) 34 (33%) повествования Реакция (окружающих на 30 (28%) 22 (21%) героя или героя на окружающих) Из-за такой строгой организации лимерик Лира представляет собой «закрытую структуру» (С.Стюарт), которая предлагает, с одной стороны, достаточно большое количество вариантов, но с другой - пользуется стабильными лексическими блоками.

Отдельно в работе рассматривается проблема рифмы, поскольку рифмовка в лимерике является жанрообразующей и рифма используется в качестве одного из сильных упорядочивающих форму средств.

С метрической точки зрения по характеру стиховых окончаний лимерики Лира строятся на мужских, женских и дактилических рифмах. Длинные строки лимериков могут строиться как на мужских, так и на женских и дактилических рифмах. Короткие строки лимериков встречаются в двух вариантах – с мужскими и женскими рифмами.

Лимерики Лира характеризуются наличием трудных для рифмовки топонимов. Вслед за Е.Клюевым, мы делим лимерики на две группы: в первую относятся лимерики, рифма которых обусловлена трудным топонимом, лежащим в основе композиции, а во вторую – лимерики, в которых задействованы английские или привычные для англичан топонимы (либо те, в которых топонимы не используются вовсе). Анализируя вторую группу лимериков, Е.Клюев говорит о следующей тенденции: рифмующееся слово стремится к воспроизведению того слова, с которым оно рифмуется. Чтобы это доказать, автор обращает внимание на то, что все рифмы являются точными, глубокими и богатыми. Наш анализ показывает, что все без исключения рифмы лимериков двух сборников Лира действительно являются точными (perfect rhyme или rime suffisante в английской терминологии), но богатыми из них (при условии, что тавтологические рифмы не рассматриваются) можно назвать лишь 10 примеров из «Книги Нонсенса» и 5 примеров из сборника «Еще больше нонсенса». Глубоких же рифм почти нет (нами найден лишь 1 пример в «Книге нонсенса»). В целом, однако, тенденция отмечена автором верно: рифма в лимерике Лира стремится к слову, которое бы рифмовалось с самим собой (тавтологическая рифма, которая используется в «Книге нонсенса» в 96% случаев, при этом она характерна лишь для тройной рифмы, когда тавтологической является рифма первой и пятой строк (97 примеров) или второй и пятой строк (6 примеров); в сборнике «Еще больше нонсенса» тавтологическая рифма встречается во всех 100% случаев – 99 раз в первой и пятой строках и 3 раза во второй и пятой строках).

Для того, чтобы максимально приблизиться к точности рифмы в тех случаях, когда ресурсы языка не позволяют этого сделать, рифма изобретается, для чего вводится орфографический принцип (замена традиционного английского написания слова по аналогии со словом первой строки): There was an Old Person of Sparta, / Who had twenty-five sons and one “darter”.

Таким образом, структурно рифма в лимерике оказывается нагруженной больше, чем в обычной стихотворной речи, где она и так выполняет структурообразующие функции. В целом, лимерик характеризуется гиперструктурированностью.

Раздел 2.2.2.3. посвящен связи текста и рисунка в лимериках Э.Лира – одному из признаков нонсенса как «сверхжанрового единства», отражающему функционирование нонсенса в культуре в целом. Лимерики Э.Лира отличаются от всех прочих лимериков в плане подачи материала: они являются как литературными, так и визуальными, поскольку каждый лимерик сопровождается иллюстрацией. Лимерики Лира доказывают, что рисунки могут не только дополнять текст, но и концептуально влиять на него. В работе вводится термин «рисунок-лимерик» (“picture-limerick”), более точно отражающий взаимоотношения текста и рисунка в лимериках. Рисункилимерики Э.Лира подразделяются на три вида по их отношению к тексту: 1) те, в которых иллюстративная информация точно передает текст лимерика; 2) те, в которых информация добавляется к тексту, либо раскрывая шутку, либо привнося дополнительные детали, которые делают лимерик богаче, либо воздействуя на читателя эмоционально, поскольку в них часто дополнительно изображаются эмоции протагониста или реакция общества на него, которые не раскрываются в тексте (всего 14 примеров в «Книге нонсенса» и 30 в «Еще больше нонсенса»); 3) те, в которых рисунок прямо или косвенно противоречит тексту лимерика (19 примеров в первой книге и 14 во второй). Таким образом, рисунки лимериков часто намечают его дальнейшее развитие и расширяют границы его возможного прочтения.

Вопрос корреляции между лировскими текстами и его рисунками тесно связан с так называемыми «ловушками» нонсенса. Ловушки нонсенса - это те места, прочтение которых ребенком и взрослым по авторскому замыслу должно различаться (нонсенс Э.Лира адресован в первую очередь детям, а не взрослым), поскольку взрослый испорчен тем, что У.Блейк называл «опытом».

Помимо самих рисунков к таким ловушкам относятся прилагательное в последней строке лимерика, а также «невинное» использование Лиром слов с сексуальным подтекстом. Что касается рисунков, то комический эффект лимериков строится на несоответствии текста и рисунка лимерика, а дети, как правило, оказываются более восприимчивы к нему. В качестве прилагательного последней строки нередко используется слово-нонсенс или просто длинное слово, употребленное неправильно с точки зрения смысла, тем самым создается лакуна значения. Встретив подобное слово, взрослый пытается соединить несоединимые значения известных ему слов, тогда как ребенку нравится нонсенс лишь из-за его музыкальности и непонятности. Примером третьей «ловушки» нонсенса – «невинного» использования Лиром слов с сексуальным подтекстом - может послужить слово promiscuous (неразборчивый в связях), при употреблении которого любой взрослый времен Лира подумал бы о его сексуальной коннотации. Использованием подобных слов Лир пытается шокировать взрослого, чтобы показать этой ложной реакцией степень его испорченности.

Раздел 2.2.2.6. отражает степень исследованности лимериков Э.Лира в зарубежном литературоведении. На сегодняшний день выделяется две литературоведческих «школы», изучающих нонсенс: к первой можно отнести приверженцев школы «чистого нонсенса», согласно которым нонсенс создается ради нонсенса и не несет глубокого смысла. В противовес этой теории в середине ХХ века родилась школа «смысла», приверженцы которой используют различные подходы для интерпретации текстов Лира (Э.Сьюэлл, Ж.-Ж.Лесеркль, Е.Клюев, К.Райхерт, Т.Дилворт, В.Ноакс, Э.Миллер, К.Снайдер). Из разных теорий школы «смысла» особо можно выделить так называемую традиционную романтическую, которая раскрывает тему взаимоотношений человека и общества, и сексуальную, объединяющую фрейдистскую и культурно-символическую интерпретации (лимерики и баллады рассматриваются как средство, через которое Лир выражал свое одиночество; они также служили маской, скрывающей его бессознательное).

Эти трактовки творчества Лира, безусловно, имеют право на существование, каждая из них отличается своей оригинальностью и предлагает читателю посмотреть на творчество Лира новыми глазами.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»