WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Одним из наиболее полных и разносторонних лингвистических исследований поэтического творчества Цветаевой на сегодняшний день является книга Л. В. Зубовой «Поэзия Марины Цветаевой:

Лингвистический аспект», посвященная анализу некоторых лингвистических особенностей ее идиостиля. Важным и характерным явлением в языке Цветаевой, поэзия и проза которой отличаются сжатостью, смысловой наполненностью и энергией слова, является синкретизм словесного знака.

Е. Н. Рядчикова и С. А. Ахмадеева в статьях о различных видах языкового апплицирования говорят о сложности и неоходимости лингвистического анализа наследия М Цветаевой. Слово в цветаевском тексте «живет» в неразрывном смысловом единстве с другими словами, «обрастая» новыми смыслами, обусловленными поэтическим мировосприятием автора. Эти смыслы проявляются не только в ближайшем словесном окружении, но и в контексте всего произведения – и шире – всего творчества Цветаевой, поскольку слово «концентрирует в себе личностные ценности, становится символом мировосприятия автора», привнося в высказывание имплицитные личностные смыслы, расширяющие его семантические рамки. Особенно пристальное внимание исследователей-лингвистов привлекают семантика и синтаксис поэтических произведений Цветаевой, представляющие смысловое целое.

В основе всего стиля Цветаевой лежат личные переживания, ассоциации, отражающиеся в ряду других приемов, в метафоризации, аппликации языковых единиц и, соответственно, их смыслов. Автор все языковые средства направляет на преображение окружающего ее мира, на воссоздание его «по своему образу и подобию».

Во втором параграфе мы рассмотрели различные подходы к изучению явления языкового апплицирования.

В ХХ веке филологические науки все большее внимание стали уделять рассмотрению эстетической функции языковых единиц в тексте, тогда как прежде акцент ставился на анализ их структурных свойств. На сегодняшний день явление языкового апплицирования (наложения языковых единиц) получило широкую распространенность как в художественных текстах, так и в публицистике, в средствах массовой информации, разнообразие его проявления и функционирования привлекает внимание исследователей. Толчком к этому послужило изучение и осмысление целого пласта литературного наследия ХХ века, где широко используются все виды игры со словом, его грамматическими характеристиками и семантическим наполнением, цитирование, обращение к классическим художественным произведениям и их переосмысление. И в то же время в конце ХХ – начале ХХI веков огромное влияние на массового читателя оказывают средства массовой информации, в которых также существует огромное количество вариаций семантической трансформации слов и выражений с помощью приема наложения тех или иных языковых единиц.

Функции апплицирования в художественной литературе и в публицистике неодинаковы. Информационные источники стремятся привлечь внимание читателей броскими заголовками и остроумным переосмыслением информации. Рассчитывая на массового читателя, они используют смысловые элементы, хорошо знакомые каждому: пословицы, поговорки, крылатые выражения. Тогда как в поэтическом тексте наложение не столь явное, восприятие и понимание аппликативных конструкций требует от читателя определенного уровня подготовленности, общей эрудированности, общекультурной компетентности и, конечно, определенной чуткости к языку.

Неоднозначность слова в поэтическом тексте – одна из основных его характеристик, об этом говорит в своей работе «Двойная семантика поэтического слова» В. Б. Смиренской. Он приводит ряд примеров, где анализирует конкретные проявления двойной семантики в поэтическом тексте.

Различные исследователи рассматривают его частные проявления:

1) языковой синкретизм;

2) лингвистическая неоднозначность;

3) аппликация;

4) синтаксическая аппликация;

5) аппликативная метафора;

6) семантическая аппликация.

Помимо рассмотренных выше типов языкового апплицирования, эта неоднозначность реализуется в таких стилистических фигурах, как парономазия и зевгма.

В третьем параграфе мы обращаемся к единственному на сегодняшний день автору, наиболее полно и подробно исследовавшему явление семантической аппликации, – Е. К. Шадунц. Она предлагает определение понятия семантической аппликации, раскрывает ее сущность, приводит предпосылки, ведущие к образованию в тексте данного явления.

Кроме того, исследуя семантическую аппликацию на материале языка средств массовой информации, Е. К. Шадунц определила ряд функций семантической аппликации, в том числе и специфических, связанных непосредственно с особенностями СМИ, проиллюстрировав их примерами.

Е. К. Шадунц определяет сущность семантической аппликации в том, что два устойчивых сочетания, накладываясь друг на друга или другие элементы лингвистического и экстралингвистического контекста, создают семантические аппликативы, при этом их смысл не тождествен сумме смыслов компонентов.

Таким образом, в первой главе мы рассматриваем существующий в филологической науке подход к изучению аппликативных конструкций, что помогает нам во второй главе предложить собственное определение семантической аппликации и выделить ряд еще не изученных характерных особенностей этого явления в поэтическом творчестве М. Цветаевой.

Глава II. Типология семантической аппликации на материале поэтических текстов М. Цветаевой (структура, семантика, функции).

Во второй главе мы провели анализ использования приема семантической аппликации на материале поэтических текстов М.

Цветаевой.

Опираясь на определение семантической аппликации, данное в работе Е. К. Шадунц, мы предлагаем следующее определение семантической аппликации, в соответствии со спецификой проявления семантической аппликации в поэтическом тексте. В поэтическом тексте семантическая аппликация может реализовываться не только в рамках предложения или сложного синтаксического целого, но и в границах всего текста. Кроме того, отличаются функции, выполняемые данным приемом в публицистическом и поэтическом дискурсах. Вместо прагматической функции (в публицистике), семантическая аппликация в поэзии имеет эстетическую.

Семантическая аппликация – это прием наложения языковых единиц, то есть обозначение одного денотата более чем одной языковой единицей, порождающее явление семантического преобразования.

В структуре семантической аппликации можно выделить два основных компонента, порождающих данное явление. Назовем их условно «апплицируемая единица» и «апплицирующая единица».

Нами проанализированы структурные и стилистико-синтаксические особенности изучаемого явления на материале лирических поэм М.

Цветаевой. В ходе анализа структуры семантической аппликации нами выделены два основных структурных компонента аппликативной конструкции: апплицируемая и апплицирующая единицы.

Апплицируемая единица – это та языковая единица, семантика которой претерпевает изменения в результате апплицирования.

Апплицирующая единица – это та языковая единица, использование которой вызывает преобразования в семантике апплицируемой единицы.

Приведена классификация конструкций с семантической аппликацией по апплицирующей единице. Это конструкции, апплицирующей единицей в которых является:

1) cлово;

2) словосочетание или сочетание слов;

3) предложение;

4) текст.

Отдельного внимания заслуживают примеры частичной знаменализации служебных частей речи. Под понятием частичной знаменализации мы имеем в виду усиление собственного значения служебных частей речи с помощью стилистических приемов и тем самым семантическое приближение их к знаменательным частям речи «Гамма приступов / От подвала – до / Крыши – грохают! <...>/ Гамма запахов / От подвала – до / Крыши – стряпают! / Ре – ми – фа – соль – си» «Поэма Лестницы» М. И. Цветаевой. Предложно-падежное сочетание стоит на границе строк, в результате чего актуализируется комплекс значений лексемы «до»: значение предлога в сочетании с существительным, собственное, усиленное значение предлога, значение «до» как ноты. В процессе частичной знаменализации служебные слова не только наполняются конкретным содержанием, но, прежде всего, усиливают собственное значение. Следует оговорить сразу, что мы ни в коем случае не утверждаем, что в приведенных примерах служебные части речи полностью приравниваются к знаменательным, значительно усиливается восприятие их как самостоятельных, отдельных, несущих свою собственную нагрузку.

Характерными для Цветаевой приемами знаменализации служебных частей речи являются:

1) анжабеман, 2) пунктуационное выделение (чаще всего с помощью тире), 3) в отдельных случаях графическое выделение (курсив).

Семантическая аппликация строится на самых разнообразных стилистико-синтаксических конструкциях. В ходе анализа языкового материала мы выявили самые распространенные стилистикосинтаксические явления, послужившие опорой для создания аппликативных конструкций в поэтических текстах М. Цветаевой:

1) синтаксический параллелизм;

2) последовательная связь между синтаксическими единицами;

3) вставные конструкции для наполнения предшествующих лексем новым смыслом;

4) зевгматические конструкции;

5) бессоюзные сложные предложения с двоеточием, в которых вторая часть разъясняет значение первой.

Любое проявление языкового апплицирования сопровождается семантическими преобразованиями, а для семантической аппликации изменения в области семантики – основной признак.

Л. В. Зубова в книге «Поэзия Марины Цветаевой: лингвистический аспект» подчеркивает синкретичную природу языка и обязательным результатом синкретизма в поэтическом тексте называет языковой сдвиг, то есть изменения не только семантики, но и грамматических характеристик.

Опираясь на явление языкового сдвига, рассмотренное в исследовании Л. В. Зубовой, мы предлагаем для обозначения семантических преобразований, происходящих в результате семантической аппликации, название «семантический сдвиг».

Семантический сдвиг – это такое изменение в восприятии семантики языковой единицы, которое возникает в результате наложения различных значений или оттенков значения одного на другое.

Разработана классификация конструкций с семантической аппликацией по типу семантических отношений, лежащих в основании семантического сдвига. По данной классификации конструкции делятся на три группы, внутри которых также можно выделить определенные подгруппы:

1) конструкции с синтаксической аппликацией, основанной на многозначности:

- с повторяющимися лексемами или словосочетаниями, различающимися по смыслу, - с лексемой, приобретающей в контексте окказиональное значение, - на прямое значение лексемы накладывается переносное;

2) основанные на омонимии;

3) основанные на семантической двуплановости фразеологизмов:

- с наложением фразеологических единиц, - на слово в прямом значении накладывается значение фразеологической единицы, - значение фразеологической единицы раскрывается с помощью дополнительных средств.

Анализ языкового материала с позиции семантики показал, что явление семантического сдвига не является однородным. Мы рассмотрели явление семантического сдвига, являющегося результатом семантической аппликации, с позиции качества изменений, происходящих в значении апплицируемой единицы, и количественной характеристики.

Анализ качества семантических изменений показал, что возможны два варианта: изменение семантики на уровне оценочном, коннотативном и полное переосмысление семантики апплицируемой единицы в ходе синтаксической аппликации. Эти две разновидности семантического сдвига мы назвали «коннотативный сдвиг» и «денотативный сдвиг» в соответствии с компонентами структуры значения языковой единицы, подвергнутыми семантическому сдвигу.

Коннотативный сдвиг – это такой сдвиг в семантике языковой единицы, в ходе которого меняется ее коннотативное значение (изменяется оценочная характеристика). «Бухты, яхты, гешефты, кофты – / Лишь одной не ввели страховки: / От имущества, только – сей:/ Огнь, страхующий от вещей» «Поэма Лестницы» М. И. Цветаевой.

Употребление оксюморонного сочетания «страховка от имущества» невозможного в обыденной речи, меняет коннотативное значение:

«имущество» приобретает негативную окраску, а у глагола «страховать» усиливается значение защиты, предохранения от чего-либо.

Денотативный сдвиг – это такой сдвиг в семантике языковой единицы, в ходе которого меняется ее денотативное значение (меняется смысл единицы на понятийном уровне). «Теснюсь, леплюсь, / Мощусь» «Поэма Конца» М. И. Цветаевой. В контексте лексема «моститься» перекликается с образом моста и обретает новое, окказиональное значение:

«становиться мостом к возлюбленному».

Анализ количественной характеристики семантического сдвига, степени его проявления показал, что здесь также можно выделить два типа: наращение семантики и трансформация.

Наращение – это такой семантический сдвиг, в результате которого апплицируемая единица сохраняет свое первичное значение, прибавляя к нему новые семантические оттенки. «Дачи пустующие! Как мать / Старую – так же чту их. / Это ведь действие – пустовать: / Полое не пустует» «Поэма Конца» М. И. Цветаевой. Поверх привычного значения глагола «пустовать» автор накладывает смысл активного действия, подчеркивая не то, что субъект действия пассивен в момент речи, а то, что эта пассивность пришла на смену прежнему активному состоянию.

Трансформация – это такой семантический сдвиг, в результате которого в корне меняется семантика апплицируемой единицы, не сохраняя первоначального смысла. «Жизнь – это место, где жить нельзя:/ Ев-рейский квартал» «Поэма Конца» М. И. Цветаевой. В результате синтаксической аппликации, в основе которой лежит оксюморонное сложноподчиненное предложение, существительное «жизнь» определяется через отрицание действия «жить», и его значение полностью трансформируется.

Значение семантической аппликации обусловлено, прежде всего, тем, что языковые единицы в художественной речи выполняют не только информационную функцию, а в поэтическом тексте актуализируются все возможные аспекты значений языковых единиц вследствие значимости фонетической, семантической, лексической, образной составляющих поэтического текста. В поэтических произведениях все компоненты содержательной структуры слова, включая акустическую, артикуляционную стороны, играют активную роль. Слово воспринимается не как носитель конкретной односторонней информации, а через призму всех элементов его значения, через тесный и неразрывный контекст, через фоновые и энциклопедические знания читателя.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»