WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     ||
|

Особое внимание в этом разделе уделяется картине А. Г. Венецианова «Причащение умирающей» (1839, ГТГ) – произведению последнего этапа творчества художника. Оно рассматривается как в контексте новых веяний в русской культуре, так и среди других произведений мастера и его учеников 1830-х годов. Стремление к естественной земной простоте пришло в противоречие с действительностью и закономерно приобрело новое качество, которое с очевидностью проявилось в картине «Причащение умирающей». При отсутствии действия в работе создается ощущение динамизма за счет дифференциации пространства, подчеркнутой не только расположением фигур, но и ритмическим взаимоотношением темных и светлых частей композиции. Ключевой, как и в реальном обряде, является фигура священника, образ которого выражает сознание важности вместе с тем и будничности происходящего.

Этому подчиняется и трактовка каждого из персонажей, включая неестественно бледную умирающую, помещенную в выделенный светом символический центр картины. В конечном итоге, ощущение острого драматизма достигается скорее композиционными средствами, чем внешними «эффектами», которые не были редкостью в это время даже для учеников Венецианова, особенно тех, кто стал на путь подражания К. Брюллову.

Таким образом, «Причащение умирающей» является известным художественным обобщением представлений о значимости завершающего этапа крестьянского жизненного цикла. Эта картина, написанная в период, трудный для Венецианова на переломе культурных эпох в жизни России, воплощает также искания нового этапа в творчестве художника.

В «Заключении» представлены общие выводы по теме диссертации.

Рассмотрение процесса становления крестьянской темы в русском изобразительном искусстве XVIII – первой половины ХIХ века в связи с естественной регламентацией жизни крестьянина позволило выявить ряд сюжетных предпочтений на разных этапах развития бытового жанра в России. Так, «дневной цикл» в XVIII столетии наиболее ярко представлен крестьянской трапезой, тогда как в ХIХ на передний план выходит его трудовая составляющая.

Иконографическая и, соответственно, композиционная близость «крестьянских обедов» не исключала вариативности трактовки сюжета в зависимости от индивидуального темперамента и характера подхода отдельных мастеров. Например, трапеза в изображении М. Шибанова исполнена внутренней значительности, почти обрядовой торжественности. При этом размещение фигур за столом демонстрирует точное следование русским традициям. В обедающих крестьянах Ерменева нет заразительной веселости «Пирушки» Вишнякова, нет и эпического достоинства, как у Шибанова. Атмосфера тяжелого молчания словно замыкает изображенный фрагмент действительности в себе, и крестьянский быт предстает обособленным и статичным.

Немецкий мастер И.Я. Меттенлейтер предельно точен и аккуратен в передаче среды, нравов, обычаев русских крестьян. Вместе с тем он не забывает и о «ссылках» на классическое наследие.

Разнообразие проявлений тематики «трудового дня» русского крестьянина неизменно сопровождается в рассматриваемое время общей атмосферой безмятежного сельского бытия.

Центральной фигурой среди мастеров, воспевающих бытийственное спокойствие, был, конечно, А.Г. Венецианов. Воссоздавая обобщенный образ повседневной жизни, он не стремится к буквальному перенесению на холст типов, костюмов и эпизодов сельского быта. Живописца интересует, прежде всего, человек.

Однако он старается изобразить своего героя в соответствующей ему обстановке.

Отсюда проистекает интерес к пейзажу, интерьеру, натюрморту, которые не отделимы от образа крестьянина. Такого рода синкретизм обусловлен спецификой избранного живописцем объекта. Как отмечалось, русский крестьянин не мыслит себя без работы, и, обращаясь к крестьянской теме, Венецианов закономерно приходит к необходимости изображать «натуру» с привычными, присущими ей атрибутами, в естественной среде. Этим объясняется и преобладание женских образов. Во-первых, Венецианов стремился передать народное отношение к труду как непременно слитому с нравственной чистотой и красотой, во-вторых, физическое, внешнее совершенство женщины позволило художнику наиболее полно и глубоко отразить то, что, по сути, является основным содержанием всех его работ, – гармонию человека и мира.

В русском искусстве 1820–1840-х годов, благодаря усилиям Венецианова и его учеников, сложилось множество формул-мотивов повседневных дел: крестьянка с серпом, она же с коромыслом на плече; мальчик, удящий рыбу и т.д.

Очень показательно, что именно Венециановым выбраны в качестве важнейших сюжетов три главные вехи крестьянского трудового года – пахота, сенокос, жатва. И неслучайно они были реализованы в самый ответственный период его творчества. Еще раньше он обращался к осенней теме «Гумно». Любопытно, что оставшийся не представленным зимний сезон был «воспет» его учеником Н. Крыловым.

Рассмотрение произведений на тему «Народные праздники» в рамках годового цикла, а также работ, посвященных жизненному циклу крестьянина позволяет сделать вывод о том, что художники XVIII – первой половины ХIХ в. чаще изображали не столько официальную, сколько вторую, полуязыческую сторону крестьянских праздников. И даже в воссоздании картины сельскохозяйственных работ подчеркивались детали, связанные с народной обрядностью.

Между тем в отображении жизненного цикла русского крестьянина – рождение, свадьба, похороны – художники не раз обращались к теме духовного рождения – крещению (Ж.-Б. Лепренс, Дж. А. Аткинсон, И. Ф. Тупылев).

Темы младенчества, детства, отрочества наиболее полно представлены в работах А. Г. Венецианова и художников его школы. Причем произведения, изображающие крестьянку с ребенком, не только совершенно особым образом воплотили разные стороны отношения крестьян к детям, но и воссоздали символический образ благодатной природы.

Своя традиция сложилась в изображении русского свадебного обряда – сложного, многодневного театрализованного действа, в котором венчание занимает особое место и служит своего рода границей, этапом, разделяющим довенчальные обряды и послевенчальную часть. Центральное место в ряду воплощений данной темы (И.А. Акимовым, Е.М. Корнеевым и др.) занимает картина М. Шибанова «Празднество свадебного договора», несущая в себе адекватный образ строго ритуализированного веселья.

Обращение к миру образов вечера человеческой жизни предопределило особое внимание к картине позднего периода А.Г. Венецианова «Причащение умирающей» (1839). В ней, помимо новых выразительных средств в области композиции и несущего свою символику освещения, ощутимо стремление создать пластический эквивалент собственно обрядовой стороне.

Автор диссертации приходит к выводу, что в русской живописи ХVIII – первой половины ХIХ века становится очевидной известная полнота и разнообразие отражения крестьянского бытийного цикла, а его невостребованные сюжеты и мотивы впоследствии шаг за шагом станут достоянием искусства более позднего времени.

По теме диссертации опубликованы следующие работы автора:

1. Мир русской деревни в творчестве А.Г. Венецианова // Материалы VI международной конференции молодых ученых гуманитарных факультетов МГУ имени М.В.Ломоносова. М., 2004. С.137–141.

2. Крестьянская тема в русском изобразительном искусстве XVIII века // Материалы VIII международной конференции молодых ученых гуманитарных факультетов МГУ имени М.В.Ломоносова. М., 2006. С.133–134.

3. Крестьянская тема в русском изобразительном искусстве XVIII – первой половины XIX века // Вестник Московского государственного университета культуры и искусства. 2007. № 6. С. 203–205.

Pages:     ||
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.